aif.ru counter
34

Как из омских осуждённых делают актёров

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ в Омске 11/05/2011

Александр Шлыков, осуждённый ИК № 6, часто повторяет эту фразу. И две установки из неё он уже выполнил в точности. Шлыков «попал» два раза: 35 лет назад в театр, шесть лет назад - в колонию.

Он - бывший актёр омской драмы, режиссёр по образованию, автор постановок во многих ДК Омска и даже в других городах России. Ныне - осуждённый. Когда он оказался в колонии - в 2005 году - сразу загорелся идеей создать здесь самодеятельный театр. Пусть маленький, пусть с труппой из актёров-мужчин в серой робе. Задуманное осуществилось только в октябре прошлого года. Актёров у Шлыкова всего пять человек. Но спектакли этого своеобразного коллектива удивляют даже сотрудников УФСИН. Они говорят: «Полное ощущение настоящего театра!».

«Хочу играть!»

- Многие думают, что театр - это просто, - говорит Александр Шлыков. - Достаточно вызубрить текст и выйти на сцену. Но ведь сцена предполагает профессиональную подготовку актёров, профессиональное отношение к тому, что ты делаешь.

Несложно догадаться, что в условиях полного отсутствия декораций, света, звука и прочих составляющих театральной «кухни» делать профессиональные постановки сложно. В коллектив довольно часто обращаются другие осуждённые, хотят попробовать свои силы в актёрском искусстве. Приходят и говорят: «Хочу играть!». Тогда Александр Владимирович… вручает им учебник для абитуриентов, готовящий к поступлению в театральный вуз. Книжку через некоторое время осуждённые возвращают примерно с такими словами: «Лучше пойду английский учить, там как-то проще…».

- Спрашиваете, сложно ли научить человека актёрскому мастерству? - продолжает Шлыков. - На самом деле просто. Ты как режиссёр должен понять характер человека и через него построить образ героя. Главное - чувствовать актёра и литературный материал, с которым работаешь.

О гениальности

В основном в театре при колонии литературный материал - это Шукшин. Во-первых, его рассказы легче преобразовывать в диалоги. У зрителя в голове сразу возникает необходимый образ. Во-вторых, к этому писателю у режиссёра Шлыкова особое отношение. Когда его, 16-летнего, ввели в спектакль драмтеатра, на сцене как раз ставили Шукшина. Это был 1976 год.

Потом с актёрской карьерой у Шлыкова не сложилось, виной тому - дефект речи. Но с театром завязывать не стал - получил режиссёрское образование. Однако оно, по его мнению, практически ничего не даёт.

- Нельзя стать режиссёром по книгам, - объясняет Шлыков. - Необходимо определённое жизненное восприятие, благодаря которому ты смотришь на мир. В Омске дефицит хороших режиссёров. Да и актёры сейчас пытаются самостоятельно что-нибудь поставить. Бывает, сыграют хорошую роль, так сразу хотят забраться на ступеньку выше и стать режиссёром. Но если ты гениальный актёр, это не значит, что ты сможешь стать гениальным режиссёром. Если честно, мне бы ещё хотелось в своей жизни и самому вспомнить актёрский опыт. Но я не могу взять роль в спектакле, который ставлю. Восприятие своей игры будет субъективным.

Показать человека

Многие актёры, с которыми в конце 1970-х годов начинал работать Александр Шлыков, - либо звёзды омских театральных подмостков, либо давно уже уехали в Москву. Работают в столичных театрах, на телевидении, иногда снимаются в кино. Хотя многие из них в конце 70-х годов прошлого века клятвенно заверяли, что никогда не пойдут в кинематограф. Ничего зазорного в этом нет. Просто существует актёрское мнение о том, что ошибки, сделанные на съёмках фильма, выпущенного в прокат, уже не исправишь. В отличие от сцены. Режиссёр вздыхает и с сожалением добавляет, что в советском театре работать было интересней. Там не было красочных декораций, но в каждом спектакле нужно было показывать, прежде всего, человека.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество