Примерное время чтения: 9 минут
226

«Селфи на фоне картин - это обидно». О чём молчат музейные смотрители?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ в Омске № 5 01/02/2023
Некоторые так и норовят прикоснуться к экспонатам.
Некоторые так и норовят прикоснуться к экспонатам. / Альбина Ниязова / АиФ

Некоторые воспринимают музейных смотрителей как надзирателей в карцере: грозные бабушки, скрипя старыми полами, по пятам следуют за посетителями. Ходят и приглядываются к людям - вдруг кто потянется шаловливыми руками к экспонатам. Но на самом деле это всего лишь изжитые стереотипы. Сегодня музейные смотрители - хранители залов с произведениями искусства. Они - создатели чарующей атмосферы в залах живописи. 

Не бабушки на стульчиках

Официально сектор смотрителей в омском Музее изобразительных искусств им. М.А. Врубеля сформировался в 2019 году, когда в городе открылся Центр «Эрмитаж-Сибирь». До этого музейных смотрителей относили к отделу службы безопасности. На сегодняшний день коллектив сектора смотрителей составляет 50 человек.

Для чего набирать такой большой штат работников? По словам заведующей сектором смотрителей Татьяны Голощаповой, главная задача музейных смотрителей - следить за сохранностью экспозиций. Это означает, что вечером смотрителю необходимо сдать зал в таком же состоянии, каким он был с утра, следить за освещением и другими нюансами. А опасностей кругом полно: любопытные посетители, не знающие правила поведения; дети, бегающие под ногами посетителей…

«Самая большая трудность - работа с посетителями. Люди приходят разные, бывают неадекватные. Однажды пришёл человек, который стоял у одной картины несколько часов. И становится непонятно, действительно ли человек наслаждается экспонатом или у него какой-то злой умысел. Но мы со всеми должны быть доброжелательны и корректны», - рассказала руководитель сектора.

Самая большая трудность - работа с посетителями.
Самая большая трудность - работа с посетителями. Фото: АиФ/ Альбина Ниязова

Сегодня музейный смотритель - это не просто пенсионерка, притаившаяся на стуле в уголке зала. Сотрудницы омского музея активно осваивают цифровые технологии, например, сканеры электронных билетов.

Искусство окрыляет

«До музея я долгое время работала в организации оператора связи нефтепроводной отрасли. Работа техническая, в коллективе одни мужчины, - поделилась смотритель Марина Иванова. - Когда я сюда попала (в музей), моё творческое начало вылилось в поэзию. Я и до этого баловалась сочинением стихов, а тут насочиняла целую кучу. Один из них посвятила коллегам: «…Пусть триптих Врубеля манит, светя плафонами! // И розы нежные горят Любви ионами! // Вы приходите к нам в Музей, Здесь Вам понравится! // И все смотрители для Вас уж постараются...».

Омичка увлеклась поэзией.
Омичка увлеклась поэзией. Фото: АиФ/ Альбина Ниязова

Марина Иванова даже не подозревала, что с выходом на пенсию перед ней откроются новые горизонты. На вакансию музейного смотрителя ей указала дочь: «Мама, ты не хочешь поработать в музее?». В музее, подумала я. А почему бы и нет!». Омичка отослала резюме, после чего её пригласили на собеседование. Думала, что опять попадёт в отдел снабжения, но оказалась в окружении произведений искусства.

Рабочий день музейного смотрителя начинается в 9.45 - за 15 минут до открытия музея. За это время работники обходят залы, делают пометки в журналах, расписываются за свою зону ответственности. Во время работы музея оставлять залы без присмотра нельзя - кто-то всегда должен присматривать за молчаливыми экспонатами. Если потребуется сбегать на обед или чашечку чая вечером - коллеги могут подменить на несколько минут.

Некоторые могут разглядывать детали часами.
Некоторые могут разглядывать детали часами. Фото: АиФ/ Альбина Ниязова

«Посетители меня не раздражают, потому что я люблю людей. Мой любимый посетитель ходит не спеша по залам, внимательно разглядывает картины, наступает на поскрипывающие половицы - это вызывает у меня мурашки», - сказала смотритель.

Айвазовский в фоновом режиме

«В музей я попала по рекомендации знакомой, которая работает здесь. Она меня спросила: «Чем занимаешься?». На пенсии я ничем не занималась, поэтому решила сходить на собеседование - вдруг получится. Я оставила анкету, но мне сказали, что в музее вакансий нет, поэтому до Нового года придётся подождать. Через некоторое время мне перезвонили и предложили выйти на работу. Я вышла. До этого я более 40 лет проработала в торговле», - вспоминает смотритель Людмила Миллер.

Омичка долгое время работала в сфере торговли.
Людмила долгое время работала в сфере торговли. Фото: АиФ/ Альбина Ниязова

Омичка поведала, что за время её работы в музее не произошло ни одного курьёзного случая с посетителями. Чаще всего в музей приходят люди осознанные, погружённые в искусство. Если и бывают какие-то замечания, то основная масса гостей относится с пониманием. Отдельная категория - молодёжь с телефонами.

«Многие молодые люди даже не читают информацию об авторе и его работе. Они только делают селфи, а потом уходят. Бывает очень обидно. Для них картины - красивый фон для фотографий», - объяснила Людмила Миллер.

Во время экскурсий тяжело уследить сразу за десятками посетителей, но у смотрителей, что называется, глаз уже намётан. В толпе они пытаются определить потенциальных нарушителей порядка. Зачастую неудобства вызывают дети, безнадзорно гуляющие по залам: «Родители не пытаются привлечь их внимание, каждый бродит сам по себе».

Айвазовский стал излюбленным фоном для селфи.
Айвазовский стал излюбленным фоном для селфи. Фото: АиФ/ Альбина Ниязова

Музейные смотрители однозначно заявляют: они не могут заменить экскурсоводов.

«Посетители могут обратиться за консультацией, но я всегда отвечаю, что я не настолько компетентна, чтобы знать все нюансы. Для этого нужно специальное образование и уровень подготовки, чего у меня нет», - отметила пенсионерка.

«ЯжМатерям» не рады

Эльвира Шангараева попала во «Врубелевский» корпус совершенно случайно: сестра увидела открытую вакансию, заставила женщину собрать документы и сходить на собеседование. В музее я работаю с 2019 года со дня открытия Центра «Эрмитаж-Сибирь». Так всё и закрутилось.

«Раньше я работала на ремонтном заводе в Нефтяниках, затем диспетчером большого предприятия, где ремонтировали заводские установки, - рассказывает Эльвира Шангараева. - Я часто бывала в музеях, когда возила своих детей в Питер, Казань, в Омске тоже бывала. В мои школьные годы ходила в краеведческий музей, здание которого сейчас принадлежит музею Врубеля».

Омичке особенно нравится, когда на выставки приходят целыми семьями: держащиеся за руки родители с детьми греют душу, а если ещё искренне интересуются живописью - радует вдвойне. Неприятности доставляют матери, которые позволяют своим чадам трогать руками экспонаты и кричать на весь зал. Но смотрители верят, что искусство способно перевоспитать любого, даже взрослого человека.

Музей формирует крепкую команду.
Музей формирует крепкую команду. Фото: АиФ/ Альбина Ниязова

«Работа в музее научила меня дисциплине. Я соблюдаю дресс-код, распорядок дня. Мы же пенсионеры, расслабились на пенсии. А здесь ответственность, коллективный труд, взаимопомощь - много всего интересного. Находясь в зале и послушав не раз наших экскурсоводов, учусь видеть в небольшой картине большой мир художников прошлого», - пояснила смотритель.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах