aif.ru counter
54

Трагедия: Отчего офицеры плачут

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ в Омске 27/04/2011

Хотя ещё семь месяцев назад он был едва ли не самым счастливым человеком на земле: любимая дочка Сашенька вот-вот должна была подарить ему внучку.

Наркоз общий

- Беременность протекала отлично, - рассказывает Сергей, - Саша стояла на учёте в Полтавской ЦРБ, поскольку они с мужем жили там, но получилось так, что Володе пришлось уехать по делам в Новосибирскую область, и она решила, что рожать будет  дома, в Любино, рядом с мамой, ей так спокойней.

- Если бы мы только знали, что так будет… - слёзы ручьём текут по лицу Галины Соколовой. - В роддом дочку положили заранее. 11 дней врачи просто наблюдали за ней. 28 сентября 2010 года у Саши начались схватки. С работы я побежала в роддом. Дверь почему-то была открыта. В коридор выскочила акушерка и попросила меня не волноваться, мол, с ребёнком всё в порядке, но со мной хочет поговорить врач.

Дальше события развивались, как в кошмарном кино. Галине сообщили, что во время родов возникла необходимость в кесаревом сечении, Саше сделали общий наркоз. Во время интубации доктор несколько раз неправильно ввёл трубку, вследствие чего возник острый отёк гортани. Как скажут потом врачи в ОКБ, Саша не получала достаточного количества кислорода примерно в течение 20 минут. Результат - отёк головного мозга, реанимация, кома, полная неизвестность.

Вот уже семь месяцев Саша Богданова находится в областной клинической больнице. За это время её «хоронили» уже несколько раз.

Врачи даже намекали Соколовым, что пора бы забрать дочку домой - нечего кровать занимать, но боевой российский офицер не намерен сдаваться.

Кто следующий?

- Сашка у нас сильная, - говорит Сергей, - вместе с ней в больнице постоянно находится муж Володя. Он делает ей массаж, переворачивает, постоянно разговаривает, даёт слушать музыку. Любит он Сашу, и этим всё сказано. Мы справимся. Вот только как сделать так, чтобы на её месте больше никто не оказался? Сергей Середенко, врач, который делал анестезию моей дочке, сначала «наследил» в Марьяновском районе, где теперь третий год плачет над своим сыном семья Кайзер (год назад мы писали о Паше Кайзере, который впал в кому после операции по поводу аппендицита. - Ред.). Потом перебрался к нам. Кто знает, в какую больницу его занесёт потом? Хотя, судя по всему, ему и в Любино неплохо - работает по сей день.

Общаться с нами доктор не захотел. Безмолвствует и Сергей Скачков, главный врач Любинской ЦРБ. Да и что могут сказать эти люди, если в решении лечебно-контрольной комиссии министерства здравоохранения Омской области чёрным по белому написано: «перед операцией надо было убедиться в правильности расположения эндотрахеальной трубки», «в ходе анестезиологического пособия не обеспечен адекватный уровень мониторинга» и так далее.

- Я так хочу, чтобы моя Саша вернулась домой, - говорит безутешная мать, - я каждый день «разговариваю» с ней по телефону, зову её, рассказываю о том, как подрастает малышка. Но самое трудное у меня ещё впереди. Скоро Алиночка подрастёт и спросит: «А где моя мама?» И что я должна буду ей сказать?..

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество