aif.ru counter
01.03.2019 13:23
Ольга Коробова
222

Творческая профессия. 100 лет экспертно-криминалистической службе полиции

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 09. Аиф в Омске 27/02/2019

Большинство из нас о работе эксперта судит по фильмам: приехал такой профи с чемоданчиком, взял какие-то следы и уже через пару часов готов сообщить следователю, кто преступник.

Так ли оно на самом деле? Может ли эксперт быть универсалом или у них тоже существует специализация? Об этом и многом другом в преддверии профессионального праздника нам рассказал старший эксперт 2-го отдела ЭКЦ УМВД России по Омской области Вячеслав Выдрицкий.

Несостоявшийся художник

Ольга Коробова, АиФ в ОмскеВячеслав Юрьевич, как вы попали в эксперты?

 Вячеслав Выдрицкий: По первому образованию я художник-оформитель, окончил училище, ушёл в армию. После неё вернулся в родное Большеречье, мне предложили пойти в милицию, я согласился. Работал в ИВС (изолятор временного содержания. - Ред.), патрульно-постовой службе, но всегда интересовался работой эксперта. Он на тот момент у нас в районе был один, звали его Владимир Тимофеевич Степанов. У меня дедушка увлекался фотографией, поэтому я ходил к эксперту, помогал ему дактилокарты составлять, систематизировать, мне было интересно. Коллеги регулярно спрашивали, зачем я это делаю, ведь перспектив стать экспертом у меня нет. Однако судьба распорядилась иначе: в какой-то момент отдел остался без эксперта - меня вызвал начальник, вручил ключи и сказал: «Приступай». Было это в 1995 году.
- И что, вы стали выезжать на места преступлений?
- Я начал самостоятельно учиться, читал литературу, затем пошёл в школу милиции. Ну и, конечно, сразу работал экспертом.
- Эксперт специализируется на какой-то одной теме или может быть специалистом во многих областях?
- У нас существует система допусков к проведению экспертиз. Мой первый был, что логично, классический - по дактилоскопии, второй - по холодному оружию. Затем получил трасологию, баллистику. Пока работал в районе, также получил допуск на исследование самогона домашней выработки и наркотиков растительного происхождения - для села это было в то время актуально.
- А как в Омске оказались?
- Дети росли, мы решили, что надо в город перебираться. С 2004 года работал в ОП-1, а в 2011-м меня пригласили сюда, в управление. Хотя у меня семь допусков, здесь по большей части я занимаюсь баллистическими экспертизами. В случае необходимости, конечно, привлекают и к другим исследованиям. 

Семь допусков 

- Что входит в эти семь допусков? Какие экспертизы?
- Как я уже говорил, это дактилоскопия, холодное оружие, трасология, баллистика, портретная экспертиза, ТКЭД (технико-криминалистическая экспертиза документов) и почерковедческая экспертиза.
- Сюда обращаются с самыми сложными случаями, как я понимаю. И вам хватает одного взгляда, чтобы решить задачу?
- У нас, конечно, оборудование помощнее, чем в районах, а по баллистике сейчас в основном идут экспертизы по незаконной охоте, и понятно, что эти случаи не в областном центре происходят. Но сказать, что одного взгляда хватает, - слукавить. Бывает, за полчаса выводы сделаешь, а  иногда неделю бьёшься, чтобы доказать.
- А можно конкретный пример привести?
- Был случай, когда оружие изъяли по прошествии определённого времени, и преступники над ним «поработали», стараясь замести следы: подпилили кое-какие части. При выстреле из него на первый взгляд казалось, что это другое оружие, совсем не то, чьи следы остались на месте преступления. Но мы его разобрали и увидели, что преступники пытались скрыть следовую информацию, это намеренные изменения. Были и другие характеристики, по которым нам удалось доказать: это именно то оружие, что участвовало в преступлении. Таким образом помогли его раскрытию. 

Эксперимент с восточной внешностью

- Иные виды экспертиз востребованы? Например, почерковедческая или портретная? Не являются ли они пережитками прошлого века? Люди ведь совсем, наверное, уже ручкой не пишут…
- Вы знаете, по-прежнему самый сложный для идентификации почерк - учительский, он каллиграфический, эталонный. А вот отклонения от норм прописи являются индивидуальными особенностями человека. Но на самом деле сейчас люди мало пишут, в основном печатают, поэтому у них почерк меняется. Хотя оба вида этих экспертиз по-прежнему нужны в нашем деле.
Не так давно был случай, когда человек азиатской внешности потерял паспорт, а другой такого же обличья по нему получил большой кредит. На фото в паспорте у человека была родинка, наш фигурант её себе пририсовал. Мы доказали, что на фото в паспорте и на снимке, сделанном в банке перед получением кредита, разные люди.
- Сколько времени нужно, чтобы стать профессионалом в своём виде экспертиз?
- Я больше 20 лет здесь тружусь, но до сих пор учусь. У нас нет стандартных объектов исследования, они всегда разные, этим наша работа и интересна. Преступность ведь тоже, к сожалению, совершенствуется. По тем же документам, например: если раньше просто бумагу подчищали или цифры заклеивали, теперь файлы подменивают.
Кстати, именно по документам был не так давно интерес­ный случай: привезли нам три мешка из-под мусора, заполненные измельчённой бумагой. Экспертам надо было все эти кусочки соединить, чтобы получить внятный читаемый текст. Справились, хотя недели две ушло. (Улыбается.) У нас из этих трёх мешков получилась весьма увесистая стопка (показывает высоту над столом примерно в 30 см).


В 2014 году в 16-м военном городке на чердаке нашли прекрасно сохранившееся оружие времен Первой мировой войны: три карабина и одна винтовка Мосина, изготовленная в США


- Можете вспомнить самый интересный в своей профессиональной карьере случай, где бы с помощью экспертизы было раскрыто преступление?
- В октябре 2014 года я пришёл на работу, а мне начальник сообщает: «Через полчаса вылетаете на север». Иртыш ещё не замёрз, одна из деревень оказалась отрезанной от большой земли, а в доме было обнаружено тело убитой бабушки. Понятно, что круг поиска преступников был ограничен этим населённым пунктом, но он был бы дольше, если бы не пачка сигарет, которая осталась в доме. Пачек было две, одна - с акцизной маркой. Я попросил коллег узнать в магазине, не приобретал ли кто сигареты блоком, и продавец назвала такого покупателя. Поехали к нему домой, нашли остатки из этого блока; а так как номера акцизных марок идут подряд, стало сразу ясно, что найденная на месте преступления пачка из этого блока. Хотя эта семья не входила в круг возможных подозреваемых, именно таким образом вышли на преступника - это оказался сын хозяина сигарет. Так уже к вечеру преступление оказалось раскрытым. Мы бы всё равно его раскрыли, конечно, по следам рук и другим, но это было бы дольше. По сути, если правильно провести осмотр, всегда будешь знать, где искать следы преступника.

Фото: Пресс-служба УМВД России по Омской области

- А разве эксперт - не подчинённое следователю лицо? Я всегда была уверена, что ему оперативники говорят, где и какие следы искать.

Досье
Вячеслав Выдрицкий. Майор полиции, 28 лет работает в системе МВД, 23 года в экспертной службе. Старший эксперт 2-го отдела экспертно-криминалистического центра УМВД России по Омской области. Женат, три дочери. Почетный донор Российской Федерации.
- Эксперт при выезде на место преступления - полноправный член следственно-оперативной группы. На месте надо моделировать ситуацию, представить, что здесь могло произойти. То есть сначала собираешь информацию у свидетелей, потерпевших, где что стояло, что пропало, чтобы понимать, как действовал преступник, и в соответствии с этим искать следы.
Можно взять множество следов, но для следствия они не представят никакой ценности, а можно два, которых хватит для раскрытия преступления.
- Так как вы эксперт по баллистике, наверняка вам попадались какие-то раритетные образцы оружия. Было такое?
- Конечно, и не раз, у нас и «самоделки» разного рода изымают, и просто коллекционные вещи. В декабре 2014 года при разборе старых казарм в 16-м военном городке на чердаке нашли прекрасно сохранившееся оружие времён Первой мировой войны: три карабина и одна винтовка Мосина, изготовленная в США! Она пролежала 100 лет, но была в отличном состоянии, с пристёгнутым штыком и патронами. Мы произвели выстрел: всё работает. Это огромная ценность для коллекционеров, в мире такого оружия очень мало осталось. Винтовку должны были передать в наш краеведческий музей.
- Чаще всего у полицейских работа занимает большую часть жизни. Остаётся ли у вас время на что-то ещё?
- У меня три дочери, все творческие, по стопам отца по­шли - младшая думает на дизайн поступать. Летом после работы - дача, это моя отдушина.
Сложно назвать это увлечением, но часть моего образа жизни - донорство. В первый раз произошло случайно: сотрудник попал в ДТП, бросили клич, что нужна кровь. Затем пошёл сознательно, понимая, что моя кровь может спасти чью-то жизнь. Далее предложили сдавать не кровь, а плазму, её можно брать раз в неделю, а кровь только раз в два месяца. Вот так в 2010 году я стал почётным донором РФ.
- Это звание дают после какого-то количества кровосдач?
- 60 раз сдача плазмы или 40 - крови; видимо, у меня такое количество есть, не считал. (Улыбается.) Я и сейчас сдаю ещё, приглашают в областную детскую больницу. Отказать не могу.

Построение гарнизона омской полиции | Фотогалерея

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество