aif.ru counter
132

Создай город своими руками. Почему не нужно бояться Достоевского и Колчака

Любочка - достопримечательность Омска.
Любочка - достопримечательность Омска. © / Николай Кривич / АиФ

В рамках образовательной программы проекта «Город своими руками» в Сибирь позвали архитекторов, антропологов, дизайнеров, представителей медиасообщества.

Одним из них стал главный редактор очень успешного портала Воронежа под названием Downtown Алексей Болох. Он рассказал корреспонденту «АиФ», почему воронежцы больше не хотят уезжать из родных мест и как можно убедить омичей последовать их примеру.

У мам спросить забыли

Наталья Корнеева, «АиФ в Омске»: Алексей, часто ли принимаете участие в подобных проектах? И о чём говорите?

Алкесей Болох знает, как городу дать новую жизнь.
Алкесей Болох знает, как городу дать новую жизнь. Фото: АиФ/ Мария Рыбка

Алексей Болох: Сейчас часто, потому что стало больше проектов, которые так или иначе связаны с урбанистикой, городской средой, медиа. Где-то запускают фестивали, придумывают Дни города. Недавно был в Мончегорске Мурманской области, Красноярске. Говорю о том, что людям нужно рассказывать, как создаётся уют в городах, что они не всегда являются только потребителями кем-то созданных благ, а сами вполне способны сделать мир вокруг лучше.

- Проект называется «Город своими руками», что предполагает максимально широкий круг участников, в том числе обычных жителей. Разве не должны решать проблему будущего городов специалисты?

- А что вас смущает? Естественно, город строят специалисты, это их задача, а вот ответственность за него несём мы. Вы же не можете выкопать озеро, вы просто не знаете, как это правильно сделать, но ваша ответственность в том, что вы хотите видеть, как это должно выглядеть. Для этого существуют публичные слушания и общественные советы. Задача журналистов - быть посредником между властью и горожанами, ретранслировать пожелания горожан, а людям, что называется, переводить с их «птичьего» на наш нормальный язык все эти законы и термины.

- В мэрии жалуются, что, сколько бы в Омске ни было построено велодорожек, ни один велосипедист по ним не поедет - люди будут по ним ходить или гулять с детьми. Опять же возникнут претензии к власти - почему не следите. Как же власти быть?

- Вот тут надо посмотреть,  почему люди заходят на вело­дорожки. Власть, как мы можем часто замечать, что-нибудь сделает, а потом выясняется, что это горожанам не нужно. Почему бы властям сначала не спросить у мам с колясками? Может быть, для них или пешеходов нет тропинок, которые проложили бы соответственно привычным ежедневным маршрутам, а вело­дорожки им соответствуют. Подумали об одном круге людей, а о другом забыли.

- Есть ли у вас ощущение, что власти начинают заниматься проблемой, когда накапливается определённый уровень критической массы?

- А это хороший вариант, кстати, когда инициатива идёт снизу. Мы, люди русские, любим терпеть, а страдание - это наше всё. И поэтому мы долго молчим, а критическая масса позволяет инициативе снизу взять и подняться наверх. Но сейчас появляется инициатива и сверху, я имею в виду государственную программу «Формирование городской комфортной среды». В Воронеже была отремонтирована Советская площадь, которая сейчас стала самым популярным местом. Её отреставрировали не потому, что горожане потребовали, а потому, что появилась госпрограмма и города стали приводить в порядок. Нужно, чтобы горожанам было где отдыхать, чтобы они могли там оставаться и развивать регионы. Комфорт должен быть не только в работе,  зарплате, но ещё и в отдыхе.

Звёзды вы сами

- Из Омска уезжают люди, их недовольство городом связывают в том числе с состоянием городской среды - неудобно, некомфортно и т. д.

- Мне кажется, это самая главная причина, почему люди покидают города. В Воронеже такая ситуация была: старые законсервированные музеи и театры со старыми постановками. Появлялись какие-то проекты, но такие маленькие и нерегулярные, что действительно было правильным собрать вещи и уехать в Москву.

Сейчас удалось переломить ситуацию. Наш онлайн-журнал запускался для того, чтобы отыскать причины, по которым надо оставаться в городе.

Я патриот своего города,  невероятно его люблю, уезжать никогда не хотел. Мы не знали, о чём писать, потому что в городе ничего не происходило. Тогда мы решили писать о своих друзьях и знакомых, которые хоть что-то мало-мальски пытаются делать. Кто-то, может быть, организовал маленькую домашнюю вечеринку, кто-то создал выставку своих фото­графий где-нибудь на заборе.

Так мы стали рассказывать о городских героях, которых в принципе до этого не было. И что вы думаете, они начинали понимать: они создают что-то нужное горожанам! У них появлялись силы для того, чтобы сделать ещё раз что-то подобное. А другие смотрели и говорили себе: «О, а почему вот эти могут, а я нет?» Параллельно мы проводили свои мероприятия, повторяли то, что видели в других городах. Такие необычные форматы стали привлекать всё больше людей. Например, мы делали гаражные распродажи, праздник еды, дизайнерские маркеты. И оказалось, что это пользуется спросом, наши мероприятия собирали гигантские толпы.

В Омске на стены домов украшают гарффити-картинами.
В Омске стены домов украшают гарффити-картинами. Фото: АиФ/ Николай Кривич

- Наверное, вы использовали принцип «пойдут на звезду»?

- Нет. Важна была классная идея и наш личный энтузиазм. Ни на одном из этих мероприятий не было звёзд. У нас были интересные форматы, которых до этого в городе не существовало. Мы позвали воронежцев распродавать свои старые вещи, что-нибудь симпатичное из других эпох, устроили барахолку.

Потом был ресторанный день - это такая международная традиция, когда любой горожанин мог показать, что он умеет готовить. Несли какие-то пироги, пирожки, салаты, лимонады.

Мы собирали таких людей в парках, договаривались с торговыми центрами, и никогда не было звёзд. Звёздами становились сами горожане. И мы тогда говорили себе: «Ого, откуда вы все взялись, где вы все прятались!» Тогда слово «хипстер» стало определяющим. Казалось, в Воронеже их нет, но они просто сидят дома, потому что тогда в город выходить было опасно, могли и за улыбку накостылять, да и интересного было мало.

На сцене - ансамбль татарской песни.
На сцене - ансамбль татарской песни. Фото: АиФ/ Светлана Казанцева

- В Омске национальные сообщества весьма успешно проводят свои мероприятия и приглашают горожан.

- Это ваш плюс! В Воронеже они тоже есть, но закрыты. Мы начинали с молодёжи. Когда тебе 30 - много забот, а студенты как раз то сообщество, ресурс которого надо использовать. Когда придумываешь им роли, они могут почувствовать себя горожанами, а не просто студентами, которые приезжают/уезжают. И конечно, важна комфортная среда, мероприятий на каждый день не придумаешь, а вот посидеть не на лавке у подъезда, а там, где и вид красивый, и безопасно, им хочется. В этом отношении в Омске особенно хорош Камергерский пере­улок.

Поиск индивидуальности

- Российские города похожи: исторический центр и зоны промышленной и жилой застройки. Нужен поиск индивидуальности или его необходимо создать?

- Пробовать всё делать: и искать, и создавать. История даёт горожанам почувствовать своё место, стать частью общего, но это не отменяет новых форматов. Это как в бизнесе: ты создаёшь новый продукт, запускаешь его либо пересматриваешь старый, переупаковываешь его. Ну и, конечно, тестируешь: зайдёт или не зайдёт.

- Нужно ли создавать бренды? Как правило, с поиска индивидуальности и начинаются городские проекты…

- У Воронежа нет бренда. Называют регион и столицей Черноземья, и колыбелью российского флота, но это такие базовые вещи, которые точно так же, как у вас, просто на слуху - так исторически сложилось. Это некая идентификация: если вы откроете у себя что-то невероятно уникальное - это даст вам плюс, к вам поедут туристы. Бренд, если он есть или его создавать, должен быть очевидным и очень понятным, поиски его я бы назвал вечными.

- Все знают, что в Омске сидел Достоевский. Мне кажется, это сомнительный бренд…

- Почему вы это называете сомнительным? То, что было в истории, оно было, и этого не изменить. Это нужно оставлять, не прятать. Это как родник, который засыпают, но он бьёт.

- Ещё один наш бренд - Колчак. Одни говорят, что нужно ставить памятник, это особый период в жизни России, трагический. Тем не менее другие считают, что палачу не место в Омске…

- Это уж точно ни капельки не напугает всю остальную Россию. Если бы Колчак до сих пор жил здесь и было бы опасно ехать в Омск - другое дело. Это то, что было, и вы не сможете изменить историю.

Досье
Алексей Болох родился в 1987 году в Воронеже. Главный редактор и управляющий партнёр интернет-журнала Downtown.ru. Продюсер городских мероприятий. Тренер образовательных программ.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах