566

Почему «скорая помощь» не всегда скорая?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. АиФ в Омске 06/03/2013
Фото Максима Кармаева

Омск, 19 февраля – АиФ-Омск. Автомобиль «Скорой помощи», наверняка можно назвать самым долгожданным. Омичам медицинская помощь нужна в любое время суток, причём в экстренном режиме. Ведь нередко речь идёт о минутах.

И поэтому такое негодование вызывают случаи, когда «Скорую» приходится ждать слишком долго. Но мало кто интересуется у самих медиков, почему так происходит, и вообще как им живётся в профессии, где всегда нужно уметь сочетать спешку и здравый расчёт, чтобы не навредить своим пациентам. Нашему корреспонденту удалось поговорить с Максимом Стукановым, главным врачом БУЗОО «Станция скорой медицинской помощи» и узнать, почему неотложка иногда задерживается, и когда уже уровень нашей экстренной медицины станет отвечать запросам омичей.

Доходит до драк

- Максим Михайлович, говорят, что «Скорая» потому и задерживается, что её на улицах неохотно пропускают другие участники движения. Это правда?

- Частично да. Во всяком случае, это один из факторов. Пропускают или не пропускают примерно в соотношении «50 на 50». Если видят, что едет детская реанимация – то пропустят почти всегда. Хотя были у нас в практике разные случаи. Несколько лет назад на перекрёстке бригаду не пропустили, когда машина ехала с сигналом к двухнедельному ребёнку. Мало того, тогда машина попала в аварию, пострадала бригада. А за нашей «скорой» собралась целая колонна, из тех, кто думал удачно пристроится за машиной экстренной службы. И среди них тоже были пострадавшие. Пришлось к ребёнку отправлять другую машину, а нашим врачам и другим пострадавшим оказывать помощь.

- В Омске жильцы новых домов часто ставят шлагбаумы, строят ограждения. Мешает ли это в работе?

- Мешает, а есть и другие проблемы с подъездом к дому больного. Брошенные во дворе машины, даже сугробы, из выпавшего сверх меры снега. А со шлагбаумами вообще беда. Люди думают, что так обезопасят себя. А если к ним едет пожарная машина, или «скорая»? Более того, во дворах «скорую» автомобилисты вообще не пропускают. До драк доходит. Совсем недавно было нападение на бригаду. Водитель джипа требовал, чтобы «скорая» сдала назад и пропустила его. Видно он знал, что не к его родственникам приехала экстренная служба, а на остальное ему было наплевать. Мы сдали его полиции. К сожалению, врачи только так могут решать подобные проблемы. О таких фактах говорят не часто, а надо бы. За рубежом за любые аварии с участием «скорой помощи» всегда отвечает вторая сторона. А у нас у всех равные условия.

- Когда «скорая» едет часами, это же не только пробка виновата? Ночью, например, пробок не бывает, но ждать приходится прилично…

- Своевременность – понятие многофакторное. Естественно, дорожная обстановка играет важную роль. А ещё нужно учитывать количество вызовов. Если, например, за час их количество перекрывает количество бригад, то кому-то придётся попасть в режим ожидания. Но у нас сейчас внедрена автоматизированная система, которая помогает распределять вызовы по утверждённой градации и по степени срочности. Система продуманная и давно работает в России.

- То есть, время ожидания одного пациента зависит от количества времени, которое врач проводит с другим. Здесь есть какие-то нормативы?

- Надо сказать, что я стараюсь сильно не ограничивать своих подчинённых во времени пребывания у больного. Каждый больной – он и первый, и последний. Не нужно думать, что впереди ещё 5-6 человек. Нужно помочь пациенту: врач должен полностью осмотреть, выполнить все процедуры по стандарту, пролечить больного. Хотя новая компьютерная программа, о которой говорилось выше, позволяет мне анализировать сколько минут у меня врач работает на вызове. Если кто-то находится у пациента, скажем, 30 минут, а кто-то 25, то ничего страшного, это зависит от ситуации. А вот если доктор сидит у больного 50 минут, то я, конечно, приму меры.

- И какие есть приоритеты у «электронного» диспетчера?

- Вызов на ДТП, вызов на роды, на инфаркты, инсульты, ножевые ранения, падения с высоты, утопления, повешения. В первую очередь мы поедем туда, где нужна экстреннейшая помощь. И время ожидания едва превышает 10 минут. А другим, менее острым больным приходится ждать. Но надо отметить, что мы «видим» в программе на карте все наши машины и отправляем на вызов ближайшую бригаду.

Как дождаться помощи?

- Человека, попавшего в режим ожидания, бросаете на произвол судьбы, или кто-то старается помочь удалённо?

- Конечно, мы с ним связываемся активно и консультируем. Ну а если он перезванивает в «скорую» сам, то уточняем, стало ли хуже, нужна ли экстренная помощь незамедлительно. И тогда срочность повышается программой автоматически. Также у нас есть должность врача-консультанта в оперативном отделе. И он всегда готов помочь нашим пациентам. Хотя ему часто звонят с вопросами вообще не касающимися «Скорой помощи». Например, о подорожании коммунальных услуг или продуктов. И если даже этот человек с разговорами, что называется «не в тему», на прямой вопрос отвечает, что ему нужна «скорая помощь», то мы обязаны приехать. А бывают случаи, когда пенсионеры вызывают экстренную службу, чтобы проконсультироваться какой препарат из прописанных ему в поликлинике самый лучший, чтобы не платить за несколько упаковок лекарств. А ведь наш специалист не компетентен, особенно после лечащего врача, делать такие замечания. Мы должны снять симптом болевой. А лечить язвенную болезнь в стадии затухания не наша функция. Это всецело прерогатива лечащего врача. Вот и получается, что такой вызов мы отработали зазря. А кто-то в этот момент ждёт помощи.

- Какие есть варианты, помогающие «скорой помощи» курсировать быстрее и приезжать к пациентам как можно раньше?

- Чтобы разгрузить нас и сократить время ожидания человека, мы передаём не экстренные вызовы неотложным отделениям поликлиник. До 10 вызовов в сутки мы передаём врачам ближайшей поликлиники. Заранее предупреждая пациента, что к нему приедет не «скорая», а придёт врач. Наверняка из-за близости участкового больного у врача получится прийти быстрее, чем приедет наша бригада. К тому же лечащий врач сможет и продолжить наблюдение, назначить направления на анализы.

- Пробки сильно усложняют работу?

- Колоссально, особенно это заметно, когда мы везём пациента в стационар, который может быть расположен далеко. «Скорая» может быстро доехать до больного, врач успеет быстро посмотреть его, померить уровень глюкозы, давление, сделать ЭКГ. Потом медик правильно заполнит все документы в рамках оказания помощи по ОМС. А это всё время. А потом водитель будет терять время в пробках, чтобы довезти пациента в стационар. Представьте, ведь иногда приходится везти человека из Чкаловского в БСМП №1. Через весь город, в час-пик. Ну, как тут не встать на улице 70 лет Октября? И при этом ещё дорогу не уступают многие. Причём значительная часть из водителей делают это не специально. Они просто по неопытности не знают, что делать. Такие водители пугаются сирены и принимают нелогичные решения.

А если полиса нет?

- Вы сказали, что оказываете помощь в рамках ОМС, а если у человека нет полиса, то его не спасут?

- Медику на «скорой» должно быть всё равно может предоставить пациент страховой документ или нет. На экстренную помощь это не влияет. Хорошо, что сейчас в регионе принята наилучшая система оплаты нашей работы – подушевое финансирование. Поэтому нашей службе финансируют все вызовы. Хотя мы стараемся предупредить людей, что стоит по возможности приготовить полис и паспорт. Ведь они и в стационаре ему пригодятся.

- Сколько у скорой помощи вызовов в день и сколько раз в сутки выезжает на вызов каждая бригада?

- Сейчас в сутки происходит больше 1200 вызовов. Это много. А о статистике каждой бригады сказать сложнее, ведь «скорые» бывают разных профилей. Линейная бригада общего профиля, при нынешнем потоке ОРЗ, обслуживает в среднем 15-16 вызовов. А если речь идёт о педиатрии, то нагрузка выше. К ребятишкам с температурой «скорую» вызывают чаще. У таких бригад бывает и по 20 вызовов. Для бригады реанимационного профиля (они ездят на вызовы, где человек без сознания, на случай инфаркта с шоком, или на происшествие в общественном месте) больше работы на месте вызова и получается, что у неё вызовов не больше 11. У кардиологии ситуация такая же. А есть у нас неврологическая бригада. У неё нагрузка в 9 вызовов в сутки, но она ездит на такие вызовы, где наша обычная бригада уже не справляется. В этой бригаде сидит специалист по неврологии, он может сделать на месте ЭХО головы. Чтобы увидеть смещения и гематомы. Есть бригады транспортные, они фельдшерские. И вызовов у них в среднем 12 в сутки. Зато у них разъезды по всему городу.

Помогите вынести пациента!

- Пациенты жалуются, что водители «скорой» не помогают выносить пациентов в машину и приходится звать соседей, а их не всегда можно застать дома. Как изменить ситуацию?

- Я считаю, что сложившуюся ситуацию изменить практически нельзя, да и не нужно этого делать. В ситуации, когда человек весит очень много, – нам помогает МЧС. Они помогают эвакуировать больших пациентов из окон, у спецслужб есть такое оборудование. Но это не ежедневная проблема. А вообще, нести человека – это сверхтяжёлая нагрузка. У нас женщин работает больше 50%. И у них есть норма нагрузки. Врач может помочь вынести одного пациента, но после этого ему самому понадобится помощь и больше он уже никуда не поедет. Поэтому привлечение как можно большего количества людей для переноски – это нормально. В идеале выносить человека должны 6 человек. А 6 санитаров в бригаде быть не может, иначе это будет цыганский табор. А водителя мы привлекаем к участию в эвакуации. Но он от машины не должен уходить в подъезд. А уже у машины он обязательно поможет.

- В этом году, говорят, зарплата у персонала «скорой помощи» выросла…

- Зарплата хорошо повысилась. Даже лучше чем я предполагал. Мне ведь нужно людей привлекать, искать основной персонал. Я был на выпускном дне областного колледжа и увидел, что желающих работать на «скорой помощи» очень много. Потому что у нас фельдшер будет получать по 13 тысяч рублей на одну ставку. А это очень прилично в Омске для выпускника средне-специального учебного заведения. Вы спросите о зарплате врачей в других учреждениях и сравните. Да и в «Скорой» на одну ставку мало кто работает. Реально зарплата повысилась на 30%! Подняли оклад, увеличили процентовку за вредность (были символические 6-8%, а стали 36-38%) и ночные (было 80%, а стало 100%).

Полувековые вопросы

- Ваша служба перешла на, так называемое, «одноканальное финансирование». Уже можете сделать выводы о преимуществах такой формы работы с деньгами?

- Я скажу так: одноканальное финансирование позволяет нам решить такие вопросы, которые не решались 50 лет. Это и спец. одежда, и ремонт подстанций (некоторые не ремонтировались по 30 лет, например, Октябрьская подстанция). Вообще у нас кроме одной подстанции, все находятся в приспособленных зданиях. У них даже гаражей нет. Машины стоят на улице и греются электричеством. А сейчас нам правительство пообещало сделать гаражи из лёгких конструкций. Есть подразделения, в которые страшно заходить. По распоряжению губернатора ремонт там будет начат уже в конце зимы – начале весны. Машины закупаются. В итоге получается, что всё идёт в плюс: зарплаты для сотрудников хорошие, станут хорошими и условия работы. А значит, люди будут приходить, станет больше бригад и они смогут быстрее приезжать на вызов. Я смогу держать не 92 бригады, как сейчас, а больше. Нужно стремиться хотя бы к 100 бригадам на такой город как Омск. Столько экипажей у нас раньше и было.

- 92 и 100 разве большая разница?

- Конечно, если это будут не транспортные бригады. Зависит от структуры бригад. Если из этих 8 две будут педиатрическими, а 6 линейных – то это здорово поможет всей системе. Я могу привлечь пару педиатров из института, оплатить им интернатуру и они проработают у меня минимум пять лет. Это не большие деньги по Омским меркам, но зато я теперь смогу заинтересовать человека. А люди, кто может у нас работать физически остаются фактически до старости. У нас в составе есть заслуженный врач Советского союза. Таких специалистов уже нет, наверное, нигде, а у меня работает и приносит большую пользу. Когда будет больше бригад, мы сможем безболезненно восполнять кадры на время их учёбы, на время отпусков и больничных.

- На что ещё хватит выделенных на службу денег?

- Будем проводить ремонт оборудования. Раньше на эти цели денег почти не выделялось. Давали по 400 тысяч, при потребности в 2,5 млн. Сейчас можем потратить 3 млн. То есть отремонтировать, на гарантию поставить и купить запчасти. А при условии того, что к нам приходят новые укомплектованные машины, с уже установленным оборудованием, то запас позволит создать оборотный фонд. Сломался аппарат, бригада привозит его на станцию и берёт другой. А этот пока отремонтируют люди. И такая возможность сейчас появилась.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах