102

«Россия начиналась не с меча». Омичи вспоминают отцов-фронтовиков

Сюжет Проект «Победители» к 70-летию победы
Когда закончилась война, Василию Диденко было 19 лет.
Когда закончилась война, Василию Диденко было 19 лет. Из семейного архива

В редакцию еженедельника «Аргументы и Факты в Омске» пришло письмо из Полтавки от Елены Васильевны Гречук.

9 Мая всегда был особенным праздником для нашей семьи, особенно для отца, участника Великой Отечественной войны Василия Алексеевича Диденко. Очень ждал и надеялся он встретить 70-летний юбилей Победы. Но его не стало чуть больше года назад.

Он ушел на войну в 1943 году, в 17 неполных лет, не закончив школу. Кудрявый, черноволосый мальчишка, сидящий в избе на лавке, болтающий ногами, которые не доставали до пола, – таким запомнили его сестры, когда отец уходил на фронт. Проучившись в 19-м учебном танковом полку в Нижнем Тагиле, он в звании сержанта был отправлен на фронт. Сражался отец в составе 3-й Ударной Армии 1-ого Белорусского фронта под командованием Г.К.Жукова. Отец участвовал в освобождении Украины, Белоруссии, Прибалтики, Польши, Висло-Одерской операции и штурме Берлина.

Василий Диденко надеялся встретить 70-летний юбилей Победы. Фото: Из семейного архива

В боях за Варшаву его танк был подбит, командира тяжело ранило. Первое, что стал делать отец, спасать его из горящей машины. Едва они выбрались, танк взорвался. И таких эпизодов, когда жизнь висела на волоске, у него было немало, как и у других бойцов. Но особенно часто отец вспоминал бои за Берлин. Было уже очевидно, что Победа совсем близко. До чего же не хотелось погибнуть в последнем сражении. Жукова, командовавшего штурмом Берлина, отец всегда называл не иначе, как Маршалом Победы. Когда мы подарили ему книгу воспоминаний полководца, он был очень рад и тут же с интересом стал ее читать. Он часто нам говорил, что этого легендарного человека он видел воочию на передовой.

По воспоминаниям отца, уличные бои в пределах города – тяжелое испытание для танкиста. Тут нужно умело маневрировать машиной, хорошо знать район, где идет бой. Как он рассказывал, стрельба не прекращалась даже ночью. Гул стоял такой, что услышать друг друга да еще в танке было практически невозможно. Сквозь дым, гарь и копоть ничего не было видно, поэтому один из членов экипажа двигался впереди танка и указывал дорогу.

По рассказам отца, экипаж танка был дружным. За годы войны кто только с ним не воевал: латыш, грузин, казах, татарин, узбек… Каждый из них, когда закончилась война, приглашал друг друга в гости, либо пожить, либо поработать. Отец был самым молодым членом экипажа и к нему относились по-особому, по-отечески. Ему чаще других доставались трофейные шоколадки, а не сигареты. Поэтому отец никогда и не курил.

«Знаешь, что самое страшное на войне? – как-то спросил он меня. – Это терять боевых товарищей, особенно когда прошел с ними почти всю войну». Во время штурма Берлина их Т-34 был несколько раз подбит и на его руках умер заряжающий, с которым он воевал не один месяц.

За годы войны за храбрость и мужество наш отец награжден Орденом Отечественной войны II степени, двумя Орденами Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией», «За безупречную службу в Вооруженных Силах СССР».

В послевоенное время отец проходил службу в Германии, Румынии, Венгрии. В общей сложности он прослужил в армии 15 лет. Уже в мирное время к боевым наградам прибавились медали «За доблестный труд», «Ветеран труда».

Василий Диденко в компании боевых товарищей. Фото: Из семейного архива

Если оглянуться лет так на 50 назад, то я и моя сестра можем с уверенностью сказать, что у нас, благодаря отцу и маме Екатерине Андреевне, было счастливое детство. Мы успешно окончили школу, получили высшее образование.

Прослужив за границей 13 лет, посмотрев на жизнь в других странах, ему хотелось, чтобы и мы увидели мир. Поэтому он был инициатором всех наших поездок по стране и за рубежом. Особенно он ждал меня из Германии в 1987 году. Ведь я ехала в Берлин, где он когда-то воевал, а туда отправлялась в качестве туриста. Потом, рассматривая мои фотографии, он был удивлен восстановленному Берлину. В 1945 году в столице Германии практически не осталось целых зданий, голодные дети подходили к танку и просили еду.

Отец не имел привычки сидеть без дела. Будучи на пенсии, он, благодаря З.Ф.Лихогруду, увлекся пчеловодством, изучил все тонкости этой науки. Еще ему нравилось заниматься огородничеством. Работал он на огороде так же, как и воевал: четко и уверенно и всегда радовался хорошему урожаю. Он приучил к труду не только нас, детей, но и своих внуков Светлану и Виталия, которые всегда были рядом, когда дедушка работал. Внуков он обожал, по-своему баловал, но был строг, когда дело касалось учебы и поведения. Он был убежден, что в воспитании главное ребенка убедить, по-хорошему ему все объяснить, а не браться за ремень и не превращать беседу в банальную ругань.

Вообще отец по натуре был большим оптимистом и всегда верил в самое хорошее. А еще он очень любил читать. Редко когда его можно было увидеть без книги в руках. Однажды он увидел у меня в руках томик Э.Асадова. Когда я ему сказала, что это поэт-фронтовик, он оживился, заинтересовался. Прочитав всю книгу, он попросил меня угадать, какое стихотворение ему особенно понравилось. Зная его отношение к товарищам-однополчанам, к войне, как к самому большому злу на земле, я с уверенностью его назвала и не ошиблась. Оно ему не просто понравилось, оно его потрясло, как говорит молодежь, «зацепило». Это стихотворение называется «Россия начиналась не с меча». Строчками из его любимого стихотворения мне и хотелось бы закончить свой рассказ об отце-фронтовике, прожившем долгую, достойную жизнь.

«Встает заря, светла и горяча.

И будет так вовеки нерушимо.

Россия начиналась не с меча,

И потому она – непобедима!»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах