Примерное время чтения: 10 минут
398

Первый омский новомученик. Отважный поступок во время Поповского мятежа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. АиФ в Омске № 28 13/07/2022 Сюжет 200-летие Омского региона - повод рассказать о нём землякам

События с 15 по 22 февраля 1918 года в Омске вошли в историю под названием «поповский мятеж» и прозвучали на всю Россию. Недельным противостоянием и массовыми беспорядками обернулась попытка местных советских властей реализовать «Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви».

Что предшествовало тому, что церковь в Сибири стала активным субъектом Гражданской войны, избравшим для себя сторону антибольшевистского лагеря, как сложилась судьба главы Омской и Павлодарской епархии епископа Сильвестра и почему был убит послушник и эконом архиерейского дома Николай Цикура, причисленный позднее к лику святых Русской Православной Церковью (РПЦ) – об этом и многом другом omsk.aif.ru рассказал д. и. н., профессор Алексей Сушко, проводящий свои исследования при поддержке Российского научного фонда. 

Церковные гонения

За февральскими событиями 1918 года в г. Омске прочно утвердились такие определения как «поповское восстание» или «поповский мятеж». Однако оцениваются эти события с разных точек зрения.

«В отечественной историографии сложилось три точки зрения на февральские события в Омске 1918 года, - рассказывает Алексей Сушко. - Первая — это организованное выступление антисоветских сил. Вторая — это отчасти организованное, а отчасти стихийное выступление верующих в защиту Церкви, которое было использовано антибольшевистскими подпольными группами, испытывавшими власть на прочность. Третья — это стихийный протест верующих против гонений власти на Церковь. На мой взгляд, источники свидетельствуют о справедливости второй точки зрения».

Омские беспорядки были своего рода ответом верующих на гонения на церковь. Местным совдепом было объявлено о конфискации здания консистории, дома архиерея и всех епархиальных капиталов, что не могло не вызвать возмущение. В «Томском церковно-общественном вестнике» протоиерей Василий Юрьев напишет: «С 15 февраля Омск живёт в очень тревожной атмосфере. По поводу отделения церкви от государства большевики предъявили требования к местному епископу, чтобы все управление консистории вместе со зданием, делами, инвентарём и имуществом он передал в их распоряжение. Точно так же потребовали, чтобы он очистил свои покои для размещения в них заведуемых большевиками учреждений».

Конечно, всё это воспринималось представителями Церкви как прямое посягательство на их имущество и ограничение церковной деятельности. 17 февраля 1918 года в Омске прошёл грандиозный по масштабам крестный ход, организованный духовенством и Союзом православных христиан. Участие в нём приняло около 10 тысяч человек. На большевиков крестный ход произвёл огромное впечатление: в итоге они даже не решились его разгонять, а просто собирались подождать, пока настрой православных спадёт естественным образом, и уже после этого расправиться с руководителями движения, в особенности с епископом Сильвестром.

Епископ Сильвестр (Ольшевский).
Епископ Сильвестр (Ольшевский). Фото: Commons.wikimedia.org

По мнению историка Алексея Сушко, события Поповского бунта следует датировать с 15 по 22 февраля 1918 года, шире, чем это привыкли делать ранее историки. Начались они с волнений, о чём было написано в томской газете, а закончились погребением их жертвы Николая Цикуры, которого отпели и похоронили именно 22 февраля. К этому времени уже был освобождён архиерей Сильвестр с подпиской о том, что он больше не будет «будировать массы».

Тревожные дни

Описания событий «поповского мятежа» сохранились и в дневниках простых омичей, они как нельзя лучше свидетельствуют, что церковный набат был подобен искре, воспламенявшей атмосферу в Омске, а городские жители продемонстрировали свою готовность защищать святыни.

Так, Татьяна Машинская писала: «Из Тобольска прибыл карательный отряд, в городе, по слухам, готовится «Варфоломеевская ночь». В воздухе нависло напряжённое ожидание какой- то мрачной развязки. Тревога нарастает с каждым днём, с каждым часом. Ждать прихода бандитов, увешанных гранатами и пулемётными лентами, не хватает нервов».

Ярким примером являются и записи омича М. А. Столповского о событиях февраля: «Как-то встали утром и нам сообщили, что ночью был слышен звон бывшего соборного колокола. Вскоре заговорили — арестован архиерей, убит келейник. Часов около 10 утра мне пришлось идти через соборный сад (сад Пионеров). Когда я вошёл в сад, мне навстречу быстро шёл мужчина из простолюдин, в пиджаке нараспашку, очень возбуждённый, красный и громко говорил: «Они за церковь взялись… Стреляйте… Умру за веру Христову». Около собора была толпа, преимущественно женщины. По саду и около церкви ходили воины… Раздавались выстрелы… Оказалось, из Екатеринбурга (Свердлова) прибыл отряд Запкуса. Один вид воинов этого отряда приводил в ужас: в больших папахах, полушубках, за поясом револьверы, гранаты и на боку сабли в металлических ножнах…».

1917 год. Омск в дни Февральской революции.
1917 год. Омск в дни Февральской революции. Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

О спокойствии можно было позабыть, на улицах Омска царила атмосфера «коллективного невроза».

Голос набата

Апогеем событий станет ночь с 18 на 19 февраля, когда в архиерейские покои начнут ломиться красногвардейцы, заявляя, что они имеют ордер на арест владыки Сильвестра (Ольшевского). Задержать их хотя бы на время и поднять верующих на защиту архиерея и церквей удалось послушнику, келейнику и эконому архиерейского дома Николаю Цикуре. Набат на соборной колокольне он устроил, опасаясь грабёжного нападения, так как красногвардейцев по ошибке принял за грабителей.

Николай Цикура станет главной жертвой февральских событий, позднее, в 2000 году,его причислятк лику святых Русской Православной Церковью: он станет первым омским новомучеником. До последнего времени сведения о нём были совсем отрывочными, но историку Алексею Сушко в своём исследовании удалось показать отважность поступка эконома. Основой для этого послужили сообщения в периодической печати, мемуары и актовая запись о смерти и отпевании Цикуры, хранящаяся в Историческом архиве Омской области.

Рожден Николай был в Кобелякском уезде Полтавской губерниии погиб в 30-летнем возрасте. Немало вопросов вызывает убийство Цикуры, которое произошло в 3 часа утра 19 февраля при не выясненных до конца обстоятельствах. Одни говорят, что эконом защищал во время ареста архиерея и по этой причине был застрелен, другие считают, что убийство Цикуры было диким и произошло без какой-либо видимой причины: главарь вооруженного отряда, чрезвычайный комендант Омска по борьбе с контрреволюцией В. И. Шебалдин выстрелил из револьвера и разрывной пулей убил стоявшего в стороне эконома.

Большевики всё же опасались продолжения беспорядков в связи с погребением своей жертвы, однако оно не стало резонансным событием в жизни православного Омска.

Версия о совершённом убийстве при попытке защитить Сильвестра подтверждается в воспоминаниях председателя омского совета и участника описываемых событий со стороны большевиков В. М. Косарева. Он писал следующее об убийстве: «был арестован архимандрит и убит его казначей, не хотевший пропускать патруль к архимандриту».

Косвенные подтверждения имеет и вторая версия о якобы беспричинном убийстве. Бухгалтер из Омска М. А. Столповский вспоминал об экономе архиерейского дома следующее: «Келейника я знал. Он каждый месяц приходил в управу платить деньги за электроэнергию, отпускаемую в архиерейский дом со станции при городском театре, это был тихий, смирный послушник <...> конечно, он не мог оказать какого-нибудь сопротивления».

Свидетельство о смерти Сильвестра (Ольшевского).
Свидетельство о смерти Сильвестра (Ольшевского). Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

Однако без сомнений церковный набат, начатый экономом архиерейского дома, дал толчок народным волнениям в Омске, а также защитил епископа Сильвестра и других арестованных священников от возможной расправы. Ещё одним важным итогом можно назвать отсрочку на целый месяц реализации в городе «Декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви».

Жизнью смиренной и послушной

Во время событий «поповского мятежа» омичи не разглядели в смерти эконома Николая Цикуры мученического подвига. Тело невинно убитого человека пролежало на полу целые сутки.

Через день после убийства, 21 февраля, из-под ареста освободили епископа Сильвестра и других арестованных омских священников.

«Властями было дано разрешение на погребение Николая Цикуры, с предупреждением, что в случае допущения толпой каких-либо эксцессов, нарушающих общественную тишину и порядок, виновные будут привлечены к ответственности по всей строгости осадного положения. Это свидетельствовало о том, что большевики всё же опасались продолжения беспорядков в связи с погребением своей жертвы, однако оно не стало резонансным событием в жизни православного Омска», - отмечает историк Алексей Сушко.

Николай Цикура был отпет городским благочинным протоиереем Михаилом Орловым, вторым после архиерея человекомв омской церковной иерархии. Отпевание проводилось тихо и скромно в церкви Казачьего кладбища — самого крупного городского некрополя тех лет, где были упокоены тысячи омичей и беженцев.

Сегодня именами главных героев «поповского мятежа», оказавшихся по разные стороны противостояния, в Омске названы улицы.

Добавим, что восприятие Николая Цикуры в качестве мученика началось фактически сразу после трагической кончины, но вот только произошло это не в Омске, а в Москве.

«В столице участники Поместного собора Православной Российской Церкви стали поминать Николая Цикуру в числе жертв террора большевистской власти, принявших, по мнению соборян, мученическую кончину. Поначалу он был упомянут анонимно. Канонизация Николая Цикуры в 2000 году продолжила церковную традицию его почитания в качестве святого новомученика, заложенную в 1918 году на Поместном соборе Православной Российской Церкви», - пояснил доктор исторический наук Алексей Владимирович.

Сегодня именами главных героев «поповского мятежа», оказавшихся по разные стороны противостояния, в Омске названы улицы:есть улицы в честь большевиков В. М. Косарева и В. И. Шебалдина, имеется улица и в честь их идейного противника архиепископа Сильвестра. Но не увековеченным осталось имя первой жертвы их борьбы, архиерейского келейника и эконома Николая Цикуры, который ценой своей жизни защитил правящего архиерея и церковное имущество.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах