aif.ru counter
760

Непривыкающий к беде. 5 октября - День сотрудников уголовного розыска

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ в Омске 05/10/2016
Внеочередное звание подполковник получил за раскрытие серии убийств.
Внеочередное звание подполковник получил за раскрытие серии убийств. © / Александра Горбунова / АиФ

Одни называют их элитой, другие брезгливо морщатся: «уголовка». Сами они свою работу любят и крайне редко уходят в другие подразделения.

Тем не менее многие из начальников полицейских подразделений начинали свой трудовой путь именно в уголовном розыске – том самом, «опера» которого выполняют самую сложную работу: ищут преступников и по крупицам собирают доказательства их преступлений. И находят, и доказывают. Даже спустя много лет.

Один из них - гость нашей редакции Ильдар Шугаепов, замначальника отдела по борьбе с преступлениями против личности управления уголовного розыска УМВД России по Омской области.

Сочинение в школьной тетради

Ольга Коробова, omsk.aif.ru: Ильдар, вы не из семьи правоохранителей, почему же выбрали такую профессию? И почему именно уголовный розыск?

Ильдар Шугаепов: Моя мама, которая всю жизнь проработала учителем русского языка и литературы, не так давно привезла мне тетрадь за 7 класс, где мы писали сочинение на тему выбора профессии. Я о нём, честно говоря, подзабыл, но уже тогда написал, что хочу стать сотрудником милиции, чтобы ловить плохих людей и защищать добрых и хороших. Это на самом деле была детская мечта, и она исполнилась, когда я в 1995 году приехал из Амурской области поступать в Омскую высшую школу милиции (тогда она так называлась). Окончив её уже женатым человеком, я на год вернулся домой, но затем перевёлся к супруге сюда, в Омск, так и стал омичом. Первым местом моей работы был уголовный розыск, и в Омске я хотел только в это подразделение - получилось. Сначала, как положено, трудился «на земле», затем, спустя почти три года, мне предложили перейти в управление.

- Вы считаетесь элитой, сюда простому сотруднику не попасть…

- Сразу после вуза – да, практически невозможно, даже если отлично учился. Чтобы работать у нас, надо сначала приобрети практический опыт, ведь мы помогаем своим коллегам из аналогичных районных, городских подразделений организовать работу по раскрытию самых тяжких, так называемых резонансных преступлений…

- … которые, фактически, являются самыми кровавыми: убийства, изнасилования, то и другое одновременно, преступления, в которых гибнут дети…

- Да, это так.

- Не возникает ли на этой почве привыкания к виду крови, горю, ведь всем сочувствовать невозможно? Психологи называют это синдромом профессионального выгорания.

- Невозможно привыкнуть к трагедии, беде, особенно когда это касается детей. Я много видел, как и мои коллеги, но когда преступление произошло с ребёнком, это сильно затрагивает. Не выгорание, нет, возникает ещё большее профессиональное рвение, чтобы как можно быстрее найти и изобличить преступника.

- А нет желания, когда находите такого подонка, самим с ним расправиться?

- Есть такое понятие – неотвратимость наказания. Человек, который совершил преступление, должен быть найден и предан суду, чтобы родственники поняли, увидели, что неотвратимость наказания – не пустой звук, а действенная мера. Поэтому мы не судим, а ищем. И преступника, и доказательства его вины, чтобы он не смог увернуться, уйти от ответственности.

Найти Дашу Некрасову

- Раз уж заговорили о детях: в последнее время в Омске очень много было тех самых резонансных преступлений именно с детьми. Вспомним Колю Кукина и Полину Назарову из Черлака, Юлю Петренко из Называевска… Эти преступления были раскрыты не сразу, прошло довольно много времени. Как удалось всё-таки это сделать?

- Сколько бы времени ни прошло, наши сотрудники не бросают работу. Это преступления прошлых лет, которыми мы постоянно занимаемся. Это ежедневный трудоёмкий процесс, который заключается в кропотливой скрупулёзной отработке множества людей. Не забывайте, всё это работа не только наших оперуполномоченных, ведь мы действуем в связке – это и следователь СКР, и эксперты, и полицейские на территории, где произошло преступление, и наши соседи из других областей и даже сопредельных стран. К примеру, всплыло аналогичное преступление в соседнем регионе, нам об этом сразу же сообщают, мы обязательно отрабатываем этого человека.

- Для чего?

- У каждого преступника свой почерк. Человек, который воровал через форточку, не пойдёт вскрывать дверь, у него отработанный способ. Свой почерк есть у насильника, убийцы. Поэтому если где-то совершено аналогичное преступление, мы обязаны проверить его на причастность к нашим.

- Реально такие преступления раскрывать через несколько лет?

- Реально, и они раскрываются. На месте преступления всегда остаются следы, они хранятся, технологии экспертиз усовершенствуются, и всё можно будет доказать.

- В связи с этим не могу не спросить про Дашу Некрасову. Прошло уже восемь лет, неужели девочку всё ещё ищут?

- Я не знал, что вы меня об этом спросите.  (Поднимает и показывает журналисту лежащую на столе толстую пачку листов, всю оклеенную стикерами с надписями, на первом листе написано: Некрасова Д.) Вот видите – рабочий материал за месяц, лежит у меня на столе. Мы работаем и верим, что преступление будет раскрыто.

-  Мне кажется, в последнее время слишком много стало преступлений против детей, особенно касающихся их половой неприкосновенности.

-  Они и раньше выявлялись, но сейчас люди перестали молчать. Изменил ситуацию так называемый закон против педофилов, принятый в 2012 году. Если раньше это были преступления средней тяжести, то теперь они относятся к категории тяжких и особо тяжких. Педофил никогда не выйдет на свободу досрочно, за ним и после освобождения сохраняется наблюдение – всё это очень важно. И люди стали более внимательными, звонят, пусть даже анонимно, мы всё равно каждый такой сигнал проверяем.


И ЧЕРЕЗ ГОДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЕ МОЖНО РАСКРЫТЬ


- Почему дети становятся жертвами таких подонков?

- Не все дети в силу возраста понимают, с кем общаются в соцсетях, на какие сайты заходят, поэтому нередко попадаются в сети к педофилам – самый обычный «Родительский контроль» на компьютере убережёт от таких ситуаций. Вообще родители должны жить жизнью своего ребёнка, знать, в каких группах и с кем общается, где гуляет… А то нередко - пропал ребёнок, а родители даже телефонных номеров ближайших друзей не знают, не говоря уж о компаниях. Маленьким детям нужно постоянно повторять самое элементарное: не заходите в подъезд, а уж тем более в лифт с незнакомыми, не открывайте дверь, даже если вам говорят, что там пожарный или полицейский. Надо перезвонить родителям и уточнить, что делать. Только знание этих правил убережёт вашего ребёнка.

Жеглов+Шарапов

- Вы уже больше 15 лет в уголовном розыске. Что бы вы назвали в вашей работе самым плохим и самым хорошим?

- Плохое – это когда видишь беду, горе, преступление, связанное с детьми. Принимаешь все возможные и невозможные меры и не получаешь результата, не можешь установить, понять, задержать этого злодея. Переживаешь, что этот негодяй где-то ходит.

А хорошее в нашей работе то, что уголовный розыск - это семья, у гражданских такого ни разу не видел. Сколько раз приезжали в командировку в другой город, даже не списываясь и не созваниваясь, приходили к своим в уголовный розыск, просили о помощи, и всегда люди всё бросают и помогают. Беда на нашей территории, не на их, но они безотказны. Ну и мы, конечно, так же поступаем, если к нам обращаются.

-  Ваша работа нередко бывает круглосуточной, без всяких выходных. Удаётся ли уделить внимание семье, хотя бы в кино сходить? И не ворчит ли жена?

- Я супруге ещё в студенческие годы говорил: «Знала, за кого выходишь, теперь терпи». Она настоящая жена офицера, надёжный тыл. Если выдаются выходные, всегда провожу их с семьёй. Ну и отпуск, конечно, безраздельно посвящаю им. Кино? Иногда получается, конечно, но редко.

- Дома сериалы про полицейских смотрите?

- На сериалы времени нет, а вот фильмы стараюсь пересматривать, особенно детективы. Когда вижу правдоподобный, всегда жене говорю: «У этой группы был хороший консультант».

- Какой у вас любимый фильм?

-   «Место встречи изменить нельзя».

- А герой? Жеглов или Шарапов?

- Я же говорил, преступления раскрывает не один человек, а целая группа. Поэтому и Жеглова от Шарапова отделить невозможно, они – команда, как и у нас.

ДОСЬЕ
Ильдар Шугаепов, 1978 г. р. Имеет высшее юридическое образование, заместитель начальника отдела по организации раскрытия резонансных преступлений против личности управления уголовного розыска УМВД России по Омской области. Внеочередное звание подполковника полиции присвоено за раскрытие резонансной серии убийств. Женат, сыну 17 лет, дочери 3 года.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах