aif.ru counter
499

«Народ загнали в клетки»: омский долгожитель о юбилее города и конкуренции

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. "АиФ в Омске" 22/06/2016
Василий Овчинников попал в Омск после службы в Германии.
Василий Овчинников попал в Омск после службы в Германии. © / Александра Горбунова / АиФ

Каждый из них встретил это известие по-своему, с их слов мы знаем, как страна жила в те дни.  О начале войны корреспонденту «АиФ в Омске» рассказал долгожитель, фронтовик Василий Овчинников.

Информация была открыта

«Мне было 16 лет, когда началась война, - вспоминает Василий Михайлович. - Я в это время работал в Туркменистане на заводе. Вышел на рынок в обеденный перерыв, и тут по радио объявляют: «Война»! Это было неожиданно, но почему-то в тот момент совершенно не страшно. Тогда казалось, что война не может быть долгой. Я вернулся в цех, сообщил своему напарнику о нападении Германии, и мы с юношеской горячностью тут же решили, что нужно идти на фронт! Однако в военкомате наш пыл остудили, сказали, что мы слишком молоды, и отправили обратно. На фронт я попал только спустя год».

Марина Прожога, корреспондент «АиФ в Омске»: сегодня историю, что называется, пытаются переписать. Говорят о том, что информацию о начале войны долго скрывали… Как вы относитесь к таким заявлениям?

Василий Овчинников: Неправда всё это! Информация вся открыто поступала - каждый день сообщали по радио о потерях, о боях. Сталин же со своей стороны делал всё возможное, чтобы оттянуть момент начала войны, и это дало нам возможность укрепиться, вооружиться! А насчёт того, что историю пытаются с ног на голову перевернуть, так это у нас мастаки. Сначала ругали революцию, советский строй, а теперь вдруг решили, что не так уж и плохи были те времена. Но вот смотрите: в 1937 году умер мой отец, мама осталась одна с четырьмя детьми, я был старшим. И как бы ни ругали сейчас колхоз, но только благодаря ему, трудясь на сельхозработах, мать сумела в одиночку вырастить всех нас четверых и вывести, как говорится, в люди. Никто не спился, не сел в тюрьму, не умер от голода. А внучка моя сейчас воспитывает правнучку, и они с мужем не могут обеспечить ей достойное существование.

Василий Михайлович пошёл на фронт через год после объявления войны.
Василий Михайлович пошёл на фронт через год после объявления войны. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

- Сейчас времена другие, на дворе капитализм!

- Нас всех пытаются убедить, что мы живём в век счастливого капитализма. А ещё модно слово «конкуренция» употреблять. Мол, на рынке должна быть конкуренция, среди рабочих – конкурентоспособность, это даст толчок к развитию экономики. Но это в корне неверно. Конкуренция ведёт к уничтожению всего что находится рядом.

- В советские времена тоже были соревнования социалистические. Пятилетки всякие… Это ведь тоже конкуренция?

- Тут вы в корне неправы: конкуренция побуждает к уничтожению конкурента, то есть к достижению собственной выгоды. А суть соревнований – это подняться до уровня соревнующегося.  Я считаю, что модель социализма Советского Союза  являлась социально справедливым общественным жизнеустройством. Потому что в то время общественный интерес господствовал над частным, и доход, созданный гражданами государства, физическим и умственным трудом, распределялся по принципу разумного неравенства, как говорил Философ Платон.  Да, жизнь – это борьба, но она должна в социальном государстве происходить не по правилам конкуренции, а по соревновательному принципу. Необходимо добиться лучшей жизни для 90% населения страны, а не для 10% себя, любимых, как это происходит в наши дни. Увы, не разумность и логика, а чудеса господствуют в России…  

Курам на смех!

- У вас очень богатая биография: объехали полстраны, были за границей, а как в Омск попали?

- В Омск приехал после службы в Германии, в звании капитана заступил на службу, связанную с обучением курсантов, – в танковое училище, которое находилось тогда в центре Омска, в здании у горсада, на месте которого теперь Концертный зал. И я помню, что в характеристике к месту, куда меня отправляли на службу, было написано: «Город с хорошими климатическими условиями». Так и оказалось. Я полюбил этот город и ритм жизни в нём, и погоду омскую, и климат… И остался здесь жить. С 1962-го по 1966 год был замполитом строительной части здесь же, в Омске, потом меня перебросили в Алтайский край, недалеко от Барнаула, откуда в 1967 году демобилизовался и вернулся в Омск. На пенсию ушел с должности старшего инженера по Гражданской обороне в Омском управлении Главнефтеснаба. В год 60-летия Победы Советского Союза в Великой Отечественной войне приказом Министра обороны мне было присвоено звание подполковника.

По мнению Василия Михайловича, город потерял самобытность.
По мнению Василия Михайловича, город потерял самобытность. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

- В Омске вы живёте уже почти полвека. На ваших глазах город строился, разрастался, а в последние несколько лет его облик вообще сильно изменился - мы готовимся к 300-летнему юбилею. Как считаете, достойно вступаем в трёхсотлетие?

- Город изменился в худшую строну!  Давайте возьмём проспект Маркса - раньше там посередине до самого моста всё было засажено цветами. Красота неимоверная! Куда всё подевалось? Или взять улицу Ленина – раньше гулял и видел кругом все русское, а сейчас? Идёшь и думаешь: «Где ты находишься?». Город потерял самобытность, индивидуальность, вот о чём я. Да, в какой-то степени воодушевляет тот факт, что взялись за реставрацию «Омской крепости», но этого мало! Вся беда в том, что очень много объектов нахватали, надавали обещаний, а вышло курам на смех. Взять хотя бы тот же метрополитен! Всё попусту, а столько средств вбухали! Или вот выгляните из моего окна: стоит девятиэтажка – руку протяни! Ну, разве такое раньше было? Здесь раньше был парк,  дети гуляли, воздухом дышали. Но приехали бизнесмены, и началась стройка.

Город испортили подготовкой к юбилею.

- Но в городе жилья не хватает, нужно где-то строить и дома… Где людям жить?

- Ну, уж если Россия-матушка земли искать будет, то безбожники мы! Имея такие пространства незаселённые, тыкать рядом дома на расстоянии вытянутой руки – это бесхозяйственно, во-первых! А во-вторых – это унижение для людей.  Человек русский привык к просторам, а что сделали? Понастроили клеток-домов на каждом  шагу, и живут люди в стеснении и унынии. Есть в Омске земли, где можно строить, просто так проще -  строить рядом с жильём. Коммуникации почти даром, а значит, можно денежки в карман положить. Это всё от жадности. Посмотрите на Амурский поселок, там частный сектор ветхий, так вы там и стройте! Но это же людям нужно жильё дать, а значит, в карман ничего не перепадёт.

- Но городской бюджет не резиновый, денег не хватает, сейчас ещё и кризис экономический на дворе.

- Так откуда деньги в бюджете будут, если производства своего нет? Какие теплицы в городе овощные были! Весь город снабжали свежими огурцами! И всё за бесценок можно было купить! А сейчас? Ну, правда, в последнее время вроде бы начинают просыпаться бизнесмены, возрождают тепличное хозяйство понемногу.

ДОСЬЕ
Василий Овчинников родился в 1924 году. Окончил семилетнюю школу в селе Балейка Оренбургской области, где родился его отец. В 1939 году поступил в школу мастеров социалистического труда в Ашхабаде, получил диплом по специальности «слесарь-паровозник». 22 августа 1942 года был призван на фронт, служил в Фергане, в 8-м учебном стрелковом полку. Воевать особо не довелось, но участвовал в операциях по захвату диверсантов. После Победы, с 1951 по 1958 год, служил в ГДР. Был свидетелем многих исторических событий, в том числе возведения Берлинской стены. Уверен, что именно ввод советских войск в Германию предотвратил третью мировую войну.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество