9244

«Маме становилось только хуже». Жизнь омского медика внезапно унёс COVID-19

В сети появился список памяти медработников, которые погибли, борясь с коронавирусом. По данным на 4 июля в этот документ занесены имена 526 российских специалистов – врачей, медсестёр, фельдшеров, санитарок.

На 272-ой строчке – Екатерина Александровна Лютикова, 59 лет, лаборант КДЛ, БУЗОО МСЧ. Женщина проработала в медсанчасти 39 лет, пришла сюда сразу после окончания училища. После контакта с инфицированными пациентами она заразилась COVID-19, а через несколько дней умерла.

Слева - фотография для доски памяти в МСЧ №4; справа - Екатерина Александровна во время работы.
Слева - фотография на доске почёта в МСЧ №4; справа - Екатерина Александровна во время работы. Фото: Из личного архива/ Елена Лютикова

Спустя два месяца после трагедии корреспондент «АиФ в Омске» встретился с дочерью лаборанта – Еленой Лютиковой. Она каждый день держала связь с мамой во время болезни, поддерживала и верила в лучшее. Девушка рассказала, как заражаются коронавирусом медработники, какие осложнения вызывает COVID-19 и почему расследование по факту гибели лаборанта продолжается до сих пор.

«Думала, что простыла…»

Екатерина Лютикова всю жизнь посвятила медицине. В БУЗОО МСЧ №4 она впервые пришла в феврале 1981 года. Сначала устроилась медсестрой в терапевтическое отделение, а через четыре года была переведена на должность лаборанта в клинико-диагностическую лабораторию. Екатерина Александровна имеет звание заслуженного донора России, в её доме хранится целая коллекция благодарностей и почётных грамот от минздрава. В 2009 году за многолетний и добросовестный труд занесена на доску почёта в медсанчасти №4. Работа женщины заключалась в заборе крови и проведении исследований на необходимые показатели.

Коронавирус прервал привычную жизнь в медицинском учреждении. По словам сотрудников МСЧ №4, в конце апреля здесь выявили пациентов с COVID-19, отделения начали закрывать на карантин. Однако в реанимации лаборанты по-прежнему самостоятельно осуществляли забор крови.

«4 мая мама брала кровь у пациентов в реанимационном отделении. Средства индивидуальной защиты, которыми были обеспечены сотрудники лаборатории, - это одноразовый халат поверх медицинской одежды, шапочка, одноразовая медицинская маска, прозрачные очки. С 6 мая медики КДЛ перестали осуществлять забор крови самостоятельно, работали только с биоматериалом пациентов, потому что у них был выявлен коронавирус. Это всё мне мама рассказывала», - говорит Елена.

кровь
До заражения лаборант работала с биоматериалом пациентов. Фото: pixabay.com

После 10 мая Екатерина Александровна стала плохо себя чувствовать, появился небольшой кашель, но женщина думала, что простыла. Однако уже через три дня во время дежурства состояние ухудшилось, на следующее утро поднялась температура 38 градусов.

«Она приехала домой, отдохнула после смены, думая, что станет лучше. Мы созвонились в обед, договорились, что она поедет в больницу сделать обследование. В свою МСЧ мама приехала к 15:00, по диагностике МСКТ была определена двусторонняя пневмония лёгких. Её госпитализировали, взяли тест на коронавирус. Ранее плановое исследование показало отрицательный результат, но 16 мая пришёл положительный тест», - вспоминает дочь медработника.

На тот момент в БУЗОО МСЧ №4 уже открыли отделение для коронавирусных больных на базе хирургического отделения, заболевшую Екатерину Лютикову перевели туда.

«На протяжении четырёх дней у мамы не было положительной динамики, но при этом ей не меняли антибиотики. Всё это я знаю от неё, она была тогда ещё в сознании и рассказывала мне, - делится Елена. – Маме становилось только хуже, она тяжело дышала. А 19 мая её перевели в реанимацию, подключили к ИВЛ. Только после этого был созван консилиум врачей, привезли лекарства из другой больницы. Видимо, уже было поздно. У мамы был повышенный уровень глюкозы, мы звонили в больницу и говорили об этом».

13 дней женщина находилась в больнице, 27 мая её не стало.

«…как солдаты на поле боя без оружия»

Пока Екатерина Александровна была в сознании она говорила дочери, что коронавирус выявили и у других сотрудников этой же больницы – младшего персонала и врачей.

«Я считаю, что руководители не просчитали максимальные риски. Работники не были защищены даже необходимым количеством масок, не говоря уже о специализированных костюмах. Медики, как солдаты на поле боя без оружия», - считает омичка.

После смерти лаборанта было организовано расследование. По словам Елены Лютиковой, в документах теперь указывают, что её маме выдавали респиратор и защитный комплект одежды. Пишут, что возможной причиной заражения стало несоблюдение правил личной гигиены.

«Эти документы видела сама, в больнице меня просили их подписать, отметив в графе, что я её дочь, - рассказывает женщина. – Моя мама на протяжении 39-ти лет работала с разными пациентами и ничем не заразилась за время работы. Всегда прежде чем зайти обрабатывала вещи и обувь».

Омичка утверждает, что когда у её матери выявили положительный тест, эпидемиолог вплоть до 21 мая не передавала сведения в Роспотребнадзор.

«Я каждый день, начиная с 18 мая, звонила в ведомство, составляла обращения, предоставляла данные, что я контактная, просила, чтобы не ждали информации от эпидемиолога, а начинали принимать меры. Из поликлиники по месту жительства 17 мая сотрудники взяли у меня анализ и обработали квартиру. Только после звонка 20 мая в приёмную главного врача были отправлены сведения по мне. И только 25 мая я получила постановление на руки».

В конце нашей беседы дочь погибшего лаборанта обратилась ко всем семьям, чьи родственники оказались в самом очаге борьбы с COVID-19.

«Мне хочется сказать, чтобы все мы берегли своих близких, относились серьёзно к тому, что сейчас происходит. В федеральном списке медработников, погибших от коронавируса, есть люди совершенно разного возраста и профессий. Никто не застрахован от этой болезни, и очень страшно, если эта беда приходит в чей-то дом», - предупреждает Елена.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Вопрос-ответ

                     
        Самое интересное в регионах