aif.ru counter
329

Как в цифровую эпоху сохраняют документальное наследие

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. Аиф в Омске №48 27/11/2019
По семейным архивам изучают прошлое страны.
По семейным архивам изучают прошлое страны. © / Александра Горбунова / АиФ

Как семейные архивы помогают изучать историю? Понятно, что документы и фотоальбомы известных людей интересны всем, а частная жизнь отдельного человека - кому это надо? И известно ли, за сколько был выкуплен архив Колчака? Есть ли вероятность, что он окажется в России?
А. Ласовская, Омск

Кому нужна запечатлённая жизнь?

Когда в советскую эпоху к вам приходили в гости малознакомые люди, одним из главных развлечений было рассматривание фотоальбомов. Там обязательно были младенцы, свадьбы, постановочные салонные снимки. Непременно с курорта на фоне экзотической растительности, из турпоездки, детсадовская группа и школьный класс, армейские фото, запечатлённые в кадре студенческая жизнь и рабочие будни, похороны. О каждом снимке по­дробно рассказывали хозяева, знакомя с семьёй: кто, где, кем кому приходится. Похож ли?

Старики передавали альбомы, как реликвию, следующим поколениям. Те растаскивали фото «на память», а что-то выкидывали. Альбомы, когда-то с любовью оформленные, оказывались на свалке.

Эта печальная история закончилась, по крайней мере хочется так думать. Теперь старые фотоснимки и семейные архивы в цене. И оказалось, они интересны не только архивистам. Дизайнеры изучают интерьеры, модельеры - одежду. Вглядываются в лица физио­номисты. Сами по себе старые фото­альбомы уже раритет, за которым гоняются аукционисты. Музейщики готовы оторвать их с руками.

Интересно и нам самим - как звали собаку на руках твоего деда, который на снимке мальчиком вглядывается в глазок фото­объектива. Вот дом бабушки, где ты бывал в детстве, и в воспоминаниях есть запахи и звуки той поры, когда ты был счастлив. А седой старик с бакенбардами на пол-лица и в мундире - это твой прапрапрапрадед. В его эпоху фото­графия считалась редкостью. Но на него странным образом похож твой сын. Фамильное сходство очевидно и через поколения.

Кто купил архив Колчака?

О внуке верховного правителя России адмирала Колчака говорили, что он вылитый дед. В марте 2019-го Александр Ростиславович ушёл из жизни, и сразу стали выяснять, куда денут семейный архив. Документы попали на аукцион, на продажу был выставлен 391 лот.


В исторической науке сегодня мы наблюдаем антропологический поворот. Источником информации становятся семейные архивы.


21 ноября в Париже состоялись торги, сумма составила свыше 3 млн евро. Большинство лотов было выкуплено с многократным превышением ожидавшейся цены. Так, фотография, на которой Колчак снят за рабочим столом в царской офицерской форме, была продана за 12 тыс. евро, а заявленный лот был оценён в 600-700 евро! Паспорт лейтенанта флота Колчака, который был выдан ему в 1900 году, был выставлен за 1 тыс. евро, а в результате его выкупили за 82 тыс. евро. Была продана уникальная рукопис­ная декларация правительства адмирала, составленная­ им ­самим в Омске 23 февраля 1919 года. В результате торгов пятистраничный текст был оценён в 89 тыс. евро.

Кто же купил документальное наследие верховного правителя? На частные средства архив был выкуплен для Дома русского зарубежья им. Солженицына и Росархива.

Чей подстаканник нашли архивисты?

В Омске состоялась III Всероссийская научно-практическая конференция «Гражданская война на востоке России: взгляд сквозь документальное наследие», посвящённая 100-летию восстановления советской власти в Сибири. 

Как отмечают эксперты, в исторической науке сегодня наблюдается антропологический поворот. Популярность среди учёных обретают исследования, где масштабная история преподносится сквозь призму жизни отдельно взятого человека. Потому так интересуют сегодня историков семейные архивы. Кстати, это не только фотоальбомы и документы, но и предметы.

По одному из таких предметов Центру изучения истории Гражданской войны удалось найти наследников дома, в котором располагалась личная резиденция Колчака. Сотрудник центра Дмитрий Петин в одном из сетевых блогов (в комментариях к посту писательницы Евгении Перовой) увидел фотографию подстаканника. Судя по надписи на предмете, он был подарен в 1916 году Капитоном Батюшкиным его супруге Елизавете Георгиевне на 25-летний юбилей совместной жизни.

Выяснилось, что снимок сделан и выложен в Сеть нынешней владелицей подстаканника Галиной Коршунковой, жительницей города Железногорска Курской области. Она хранила у себя остатки семейного архива Батюшкиных, в семье младшего сына которых воспитывалась в детстве. Особо ценной стала фото­графия главы семейства.

«Важно отметить, что ранее ни один портрет Капитона Батюшкина не был известен, - рассказал главный архивист Исторического архива Омской области, к. и. н. Максим Стельмак. - В фонды в качестве дара были переданы документы, фотографии и предметы бытового обихода, принадлежащие семье. Благодаря этому была оформлена выставка «Дом Батюшкиных и окрестности». 

Также, что особенно важно для локальной истории, все собранные источники, повест­вующие о прошлом семьи, легендарной для города на Иртыше, стали основой для готовящейся иллюстрированной монографии с рабочим названием «История омского рода Батюшкиных». Издание книги запланировано на 2020 год.

Кстати
К какой бы культуре мы ни обратились, в ней обязательно найдётся место для памяти в прямом смысле этого слова. Однако в Японии поздно осознали необходимость создания общенационального государственного архива. В Стране восходящего солнца не совсем чёткое разделение понятий - архив, библиотека, музей. До 1634 года там вообще не существовало должности, отвечающей за хранение документов. Первый архив был создан в 1959 году. Наиболее крупный в стране Государственный архив Кокурицу Кобунсёкан был открыт лишь в 1971 году.

Что ждёт в будущем?

«Что касается огромного обилия той информации, которая сейчас находится в виртуальном пространстве и не оседает на привычные нам, скажем так, папирусы, здесь вопросов больше, чем ответов, - говорит начальник архивного управления министерства культуры Омской области Галина Растягаева. - Я не технарь - и не знаю, насколько безграничны все эти виртуальные облачные хранилища. Пока нам вроде бы помогает интернет-поиск. Если нам нужно что-то найти - ткнули и нашли, увидели и тут же забыли об этом. Но всё это быстротечно, и архивисты стали задумываться: может, пора проводить там некоторые экспертизы или отбирать то, что важно, значимо? И точно так же на какие-то отдельные носители, накопители, флешки, серверы всё это сохранять. Думаю, что в ближайшее время мы этим займёмся. 

Мы, архивисты, как статисты, у нас здоровый консерватизм. Ничего нового придумывать не будем, мы не та служба, которая предлагает какие-то ноу-хау. Мы принимаем, и наша задача - сохранить то, что есть. На том носителе, на котором создан объект хранения».

Какой «бум памяти»?

«События революции и Гражданской войны определили вектор развития нашей страны прак­тически на весь ХХ век. Именно этим объ­ясняется неослабевающий интерес к ним даже через 100 лет. Поэтому особую актуальность приобретает расширение источниковой базы изучения этой темы, а поиск новых документов продолжается и по сей день, - говорит профессор кафедры современной отечественной истории и историо­графии ОмГУ им. Достоевского, д. и. н. Валентина Волошина. - Особенно плодотворен этот поиск  в зарубежье, поскольку его документальный пласт нашими исследователями ещё недостаточно изучен. 

Современную ситуацию формирования источниковой базы по истории русской эмиграции можно охарактеризовать как «бум памяти»: происшедший в последнее время антропологический разворот исторического знания, смещение акцента с событийной истории на историю ментальностей. Существенные изменения произошли и в самой  диаспоре. Для молодых потомков эмигрантов, в большинстве  полностью интегрированных в общество страны проживания, проблемы, пережитые предками, утратили актуальность».

К чему менять прошлое?

«Революции 1917 года и Гражданская война сразу после их окончания стали приобретать мифологическое измерение: победители героизировали события и участников, побеждённые искали ошибки руководителей. В 1930-е годы к мифологизации добавилась политизация: в соответствии с партийными установками участники войны были разделены на две категории - герои и негодяи, причём список первых постоянно сокращался в связи с масштабными репрессиями по отношению ко вчерашним героям. 

В фотоальбоме «Новосибирск, 1891–1934» представлены виды города. Альбом сделан вручную, интерес представляют не только фотографии и подписи к ним, но и многочисленные зачёркивания и правки. Они ярко отражают политические перемены, которые происходили в стране во второй половине 1930-х - начале 1950-х годов. Несколько фотографий были помещены под рубрикой «Станция «Эйхе». Это название станция носила до 1938 года. Но в это время руководитель западно­сибирской партийной организации Р. И. Эйхе был арестован и расстрелян - и слово «Эйхе» было заштриховано», - говорит Владислав Кокоулин, д. и. н., профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Новосибирского высшего военного командного училища.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах