aif.ru counter
894

Сергей Гиль: «Карьеру можно сделать, занимаясь тем, что нравится»

Высшее или среднее профессиональное образование?
Высшее или среднее профессиональное образование? © / Галина Кирюшина / АиФ

– Тема трудоустройства и кадров одна из самых заболтанных, – утверждает Сергей Гиль, доктор педагогических наук, профессор, руководитель национального чемпионата профессии «Карьера в России», – Все говорят о том, что это актуально, очень важно. Но когда встречаются три ключевых игрока на рынке труда: поставщики услуг (учреждения образования), работодатели (потребители кадрового ресурса) и выпускники (в качестве потенциального носителя квалификации) поднимается бессмысленный шум.

«АиФ в Омске» много раз уже поднимал вопрос качества среднего и высшего образования в нашем регионе. И в этот раз нашему корреспонденту удалось поговорить с человеком, который может судить о качестве образовательного процесса со стороны: Сергей Гиль, будучи выпускником омского педагогического университета вот уже 12 лет живёт в Москве, где является значимым экспертом в вопросах профессионального образования.

Без отрыва от экономики

– Сергей Сергеевич, в чём причина непонимания в треугольнике работодатель-выпускник-вуз?

– Работодатели, когда видят квалификацию молодого специалиста, хватаются за голову и задаются риторическими вопросами: «Кто виноват? Кто подготовил человека с такой квалификацией? Что делает система образования?» С другой стороны, вузы интересуются, почему в процессе подготовки кадров работодатель сам не участвует. И уж точно всем интересно, почему так неадекватен в своих запросах выпускник. Я бы сказал, что можно сколько угодно выяснять кто виноват, а можно посмотреть на мировой опыт стран, которые перестали выяснять отношения в этом треугольнике.

– И о чём этот опыт свидетельствует?

– Они делают то, что максимально полезно для человека в рыночной экономике и для самой экономики. Большая иллюзия, что можно дать человеку образование вне зависимости от запросов экономики, а выпускник с этим образованием потом как-то впишется в экономику. Нет, образование либо изначально нацелено на то, что обслуживает жизнь в стране, либо оно работает само по себе.

Наше студенческое братство до сих пор гордится тем, что мы окончили омский педагогический университет. И я, как доктор педнаук, могу сказать, что консультирую последние 10 лет докторов исторических наук в Москве. Потому что на омском истфаке ещё в 1985 году был особый подход к образованию. Тогда, правда, ещё никто не употреблял слово «полиотивный подход», но у нас была любимая преподавательница Наталья Александровна Сергеева, которая говорила, что если ты 5 версий Нормандской теории не прочитал, то шестое своё робкое мнение можешь не высказывать! То же самое по поводу всех вопросов. Нас научили самому главному. Тому, что сейчас все страны называют когнитивной компетенцией – компетенции учиться, но при этом из своего знания быстро делать продукт, который адекватен требованиям того общества, в котором ты живёшь.

Закон не решил проблем

– В стране появился новый закон об образовании, все только и говорят о стремлении научить учиться. Разве этого мало?

– Новый закон об образовании не решил главного конфликта всей отечественной системы подготовки кадров: он подчинил всё образование запросам частного клиента – ученика или студента. Поэтому работодатели снова становятся заложниками нового закона. В рамках закона об образовании восторжествовала мифология. Студенту или абитуриенту будут рассказывать о преимуществах поступления в вуз, мягко замалчивая, что он будет делать со своим образованием потом и какие зарплата, карьера и успехи у него будут. Можно этому сострадать, а можно сделать то, что сделали уже в Европе. Основной тренд этого образования – образование для умений. Школьнику предлагают вместе сделать то, что он может сделать лучше всего, а не рассказывают о преимуществах обучения.

– Если абитуриенты не понимают чем будут заниматься, получив ту или иную профессию, то, как в Омске можно было бы им это объяснить?

– Недавно в Омске прошёл полигон профессиональных проб «Вкус карьеры». В рамках которого, школьникам был предложен зал дегустаций профессий. Проверить профессии на практике предложили представители среднего профессионального образования. А вузы оказались в сложном положении. Влюбить детей в профессию невозможно за счёт раздаточных материалов. Детей в профессию можно влюбить только при помощи взаимодействия. Главные герои образования – не вузы и сузы, а работодатель и выпускник школы. Поэтому ребёнка надо ориентировать не на рынке образовательных услуг, а на рынке труда! Стена непонимания возникла между техникумами и вузами. Потому что вузы не могут ответить на вопрос как из знаний сделать умение. И последние продолжают «грузить» школьников раздаточной информацией и пилюлями счастья, рассказывая про эффективность курсов подготовки и переподготовки. С выраженным отсутствием компонента умений. Европейцы пережили то же самое и поняли, что высшее профобразование не переделать, профессорская гордыня в нём главный источник проблем. Соответственно, нужно модернизировать среднее профобразование. Сделать акцент на профессиональные пробы. Когда ребёнок влюбляется, но не в профессию, а в то, что у него лучше всего получается. Профориентация во всём мире понимается просто: «Делай то, что у тебя больше всего получается, и получай от этого удовольствие. Если это станет твоей карьерой, то это может стать твоим бизнесом. А то, что ты не любишь, и то, что у тебя не очень получается, – никогда не станет твоим бизнесом». Но в России у нас эта формула не применяется.

Техникум как ориентир

– Получается будущее российского образования за ПТУ и колледжами?

– Не так всё просто! Есть жуткие цифры: в России к 2018 году будет 800 профессиональных стандартов, а в Европе их всего 350. И им хватает! Когда мы изучаем компетенцию сантехника в Европе, мы понимаем, что это инженер. Потому что у него есть знания по всем современным технологиям сантехнического дела, а плюс к этому добавляются умения по работе с вентиляционным оборудованием и навыки электрика. А теперь представьте, что у нас в Омске такого специалиста готовят в трёх разных учебных заведениях!

– Если мы будем глобально мыслить и ориентироваться на Европейские стандарты, то мы должны понимать что именно должен уметь выпускник после окончания обучения…

– В Евросоюзе выделили ключевые умения для выпускников 2020 года. Среди них отметим некоторые. Во-первых, стремление к обучению на протяжении всей жизни и мобильность. Выпускники европейской системы образования, как «робот поисковик», учатся искать, рыть и пересматривать добытую информацию, да ещё и получать от этого удовольствие. Это должно быть вмонтированным качеством. И это не требование к умникам, это требование ко всем. Во-вторых, европейцы учат в профессии работать качественно и эффективно. Всё, что делает выпускник 2020 года, должно соответствовать этим качествам. А к тому времени мы будем иметь дело с глобальной экономикой – и эти требования будут общемировыми, характерными и для Омска. И к нам эти задачи тоже придут, причём не на уровне технологий, а на уровне требования к персоналу. И здесь наглядно будет заметно, как не соответствует наша система образования тому, что требуется от персонала в мировой системе. Далее в списке компетенций числятся креативность и предпринимательство, и даже социальная позиция, патриотизм и справедливость. Вот уж казалось бы умения, о которых мы больше всех говорили. Но до сих пор не можем собрать их по крупицам. Поэтому слово патриотизм и вызывает яростные дискуссии.

– Что нам мешает двигаться по европейскому пути и встраиваться в мировую кадровую систему?

– Ключевая проблема заключается в ответе на вопрос: как договориться. Между работодателями, детьми и поставщиками образовательных услуг. О том, что все вместе должны работать на внятные результаты. Сам школьник должен научиться быть «поисковым», чтобы в условиях хаоса, он мог получать необходимую информацию и отбирать то, что является для него значимым. Работу, профессию, образование – позволяющее эту профессию узнать лучше всего. А этот хаос в жизни у него навсегда, потому что мы попали в мировую глобальную экономику.

Требования мирового рынка

– Государство могло бы как-то повлиять на качество подготовки специалистов в России?

– Безусловно. Вот в Германии профессиональные пробы внесены в закон об образовании. По немецкому опыту, в школе все ученики должны попробовать все виды профессий, которые существуют в регионе, в котором обучается ученик. Двухнедельные нормы пребывания школьника на рабочем месте закреплены в нормативных актах. На производстве школьник должен попробовать себя и получить удовольствие от работы. Ориентировать в наборе профессий можно только тогда, когда мы погрузили школьника в процесс. А пока этого не произошло – мы создаём мифы об образовании. Кстати, учебным заведениям Омска нужно ориентироваться на требования мирового работодателя, а не только российского. И компетенции нужно оттачивать на мировой уровень. Отток студентов и кадров – это то, во что мы вляпались навсегда. Поэтому играть в игру по закреплению омских кадров в нашем регионе изначально бессмысленно. Потому что против нас играют лидеры мировой экономики. И эта проблема возникла в каждом городе. Все омские кадровые агентства связаны с Москвой и перекачивают лучшие студенческие кадры в иностранные компании. Разговор идёт не о конкуренции внутри города Омска, а о конкуренции международной.

– И как сделать, чтобы омские кадры не проиграли эту конкурентную борьбу?

– Выход простой. Ребёнку задолго до выбора учебного заведения есть смысл пройти профдиагностику и попробовать то, что больше всего ему нравится: техника, гуманитарные дисциплины, сфера сервиса. Также неплохо было бы найти вменяемого человека, который расскажет каких высот достигнет ребёнок при помощи этой деятельности и какой будет его зарплата. А после этого просто обязательно найти педагога-наставника, который скажет как этому можно научиться. И тогда у студента появляется шанс научиться тому, что ему действительно нравится и стать в этом лучшим! Кстати, родители дошкольников поняли ценность наставника, и сейчас учитель для первоклашек отбирается с 5 лет. Это очень хорошее явление. Но для образования это сложно. Ведь есть в Омске школы, где просто нет учителей, которые любят детей.

Лондон поможет!

– Если уж в школах детей не любят, то где выпускникам искать наставников? Тут уж хоть куда-нибудь поступить.

– А если наставника для своего ребёнка родители не находят, то они стремятся уехать в другой город. Вот почему состоятельные родители учат детей в Лондоне? Потому что там всё ещё в ходу консервативность образования и ответственность, которая возлагается на студентов. Последняя вопреки всему обеспечивает колоссальную закалку. И самые гламурные и «мажорные» дети, попадая в закрытые лондонские и французские колледжи, выходят оттуда рядовыми служаками, которые способны пахать! А из всех наших «гламурных» университетов выходят «распальцованные» ребята, с неадекватными требованиями к зарплате и низкой самооценкой в профессии. Я почему так критичен к выпускникам вузов? В 2009 году по всем службам занятости посчитали количество выпускников невостребованных на рынке труда в кризисе. И эта цифра составила 100 % от числа выпускников вуза в этом году. И оказалось, что эти дети в принципе никогда не писали резюме, не знают как вести переговоры с работодателем, не понимают как формулировать свои конкурентные квалификационные преимущества. И более того, не понимают, что в их работе продаётся их квалификация. А не название учебного заведения, в котором они учились.

– Тем более, получается, что и в наших вузах таких наставников днём с огнём не сыщешь…

– Важно понимать, что наставник – это в первую очередь человек, а не педагог, профессионал или какой-то там великий мастер. Это человек, с которым вашему ребёнку повезло. Поэтому нужно сделать так, чтобы в возрасте 15-16 лет около вашего ребёнка было много интересных людей из разных профессий, и тогда у него будет профессиональный выбор. Для ребёнка в возрасте от 13 до 16 должно состояться множество ярких встреч с очень яркими людьми и организациями, которые наполнят его мир будущего профессионального выбора. Встреч и событий, которые его вдохновят, а не скучных уроков профориентации! И в связи с этим омским специалистам нужно посчитать, сколько у школьников «вкусных» экскурсий на предприятия? С тренингами и возможностью поработать. Думаю, что немного! К тому же нам нужна система дополнительного образования. Но не кружки пыльной игрушки, а принципиально новая система, в которой будет много вариантов тренингов, задач, игр и действий, полезных для жизни. Её нужно обязательно создавать. Европейцы её построили, а мы не начинали.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах