Примерное время чтения: 8 минут
5468

Дома! Как живёт девочка, которую вернули родным после года жизни у цыган

Девочку, проведшую год в приёмной семье, встречали на вокзале мама, бабушка, брат и общественники.
Девочку, проведшую год в приёмной семье, встречали на вокзале мама, бабушка, брат и общественники. / Наталья Граф / Из личного архива

За семейной драмой, растянувшейся на многие месяцы, следил, кажется, весь миллионный Омск.

10-летнюю дочку, отобранную у родителей и переданную под опеку чужой женщине, мама в сентябре 2023 года наконец смогла вернуть домой. Девочку, проведшую год в приёмной семье, встречали на вокзале мама, бабушка, брат и общественники, которые и предали огласке эту историю. Встречали с цветами, подарками и слезами на глазах.

В запутанной истории, разбирался корреспондент omsk.aif.ru.

Прощай, мама

Сейчас девочка живёт с тетёй, которая оформила на ребёнка временную опеку. Встречи с мамой происходят каждый день. Мать и дочь вместе идут со школы, гуляют и делают уроки. А ещё месяц назад казалось, что связь оборвалась навсегда...

Всё началось два года назад с семейного конфликта. Родители выясняли отношения, ребёнок гулял на улице. Мать Елена, чтобы не наговорить гражданскому супругу лишнего, ушла из дома. А в это время девочку пригласила в гости соседка и потом оставила ночевать.

Павел, отец ребёнка, всю ночь искал дочь с полицейскими и волонтёрами, пока та тихо спала этажом выше. А сердобольная соседка, не дозвонившись Елене, позвонила в службу опеки. В общем, к возращению матери девочку уже увезли в социально-реабилитационный центр. И началось…

В центре ребёнок провёл целый год. Елена ежедневно навещала дочь и общалась с опекой. С каждым посещением девочка менялась прямо на глазах: она часто повторяла, что «мама сама виновата». По мнению Елены, 8-летней дочке хорошо «промывали мозги», запугивая, что впереди у неё либо приёмная семья, либо детский дом – назад к маме и папе дороги нет.

Забрать дочь домой Елене не разрешали. Камнем преткновения вроде бы стал жилищный вопрос: родители не расписаны, своего жилья у женщины нет. Более того, на тот момент она была безработной. Елена устраняла претензии опеки одну за одной: купила комнату в общежитии, начала ремонт, зарегистрировалась в Центре занятости, позже устроилась на работу. Но и это не помогло.

1 июня 2022 года суд принял решение об ограничении родительских прав на девочку. Ребёнка начали готовить к дальней дороге в новую семью, в город Рубцовск Алтайского края. Хотя Елена и Павел предлагали, чтобы опеку оформила родная тётя девочки, Татьяна. Но тёте ребёнка тоже не отдали.

Выучила другой язык

Раздавленная разлукой, Елена два года боролась за дочь. Пыталась, во-первых, наладить с ней связь, во-вторых, добиться отмены ограничения в правах.

Связаться с дочкой не получалось – телефонный номер Елены был внесён в чёрный список и заблокирован. А когда кто-то из родственников дозванивался до девочки, в трубке было слышно, как ей что-то говорят на иностранном языке.

Девочка рассказала «АиФ», что была счастлива вернуться к маме, что окружена любовью.
Девочка рассказала «АиФ», что была счастлива вернуться к маме, что окружена любовью. Фото: Из личного архива/ Наталья Граф

Позже выяснилось, что опекуном девочки стала цыганка Рада, имеющая одного родного и троих приёмных детей. Елена уверена: тон общения во время таких телефонных контактов задавала Рада. Опекунша учила девочку новому языку и давала на нём указания, что отвечать родственникам.

Кстати, цыганский девочка выучила на удивление быстро и теперь своими познаниями приводит в замешательство всю родню.

В какие только инстанции Елена не обращалась. Но Рада постоянно меняла адреса и не уведомляла местные органы опеки. На судебные заседания не являлась. Елена посылала на все известные ей адреса заказные письма с уведомлением, но те пачками возвращались обратно. Она никак не могла понять: почему в её случае опека разлучила мать и дочь буквально по щелчку пальцев, а тут месяцами никому нет дела до того, что происходит в приёмной семье?

Почти хеппи-энд

Упорство Елены всё же дало результат. Удалось достучаться до областных чиновников, те пообщались с городской опекой, прокуратура организовала проверку. А председатель СКР Александр Бастрыкин взял ситуацию под личный контроль.

Уполномоченный по правам ребёнка в Омской области Елизавета Стёпкина заявила, что ограничение родителей в правах не отменяет права ребёнка на общение с близкими родственниками. Вместе со своей коллегой из Алтайского края она помогла организовать долгожданное общение маленькой омички с мамой.

После вмешательства властей Елена смогла наконец поговорить с дочерью по телефону, а вскоре и прижать её к груди. Рада отказалась от девочки, временную опеку оформила та самая тётя Татьяна. Она отправилась в Рубцовск за племянницей и привезла её домой.

Сейчас девочка живёт у Татьяны, но в школу пошла рядом с маминым домом. Елена живёт в комнате в общежитии, работает. Мама и дочь видятся ежедневно. Елена сама встречает свою любимицу после занятий, они вместе делают уроки. Вечером ребёнка забирает Татьяна.

Со слов Елены, Павел принимает участие в жизни дочери. Отношения между родителями хорошие, хоть теперь они и не живут вместе.

Девочка рассказала «АиФ в Омске», что была счастлива вернуться к маме, что окружена любовью. О том, как жила в приёмной семье, она вспоминать не хочет. Лишь отметила, что её не подпускали к холодильнику и что с другими детьми она старалась жить дружно. А ещё поделилась планами на будущее – стать полицейским. «Чтобы всё у всех было хорошо и по закону».

Семейный психолог Анна Аксенова отмечает, что у детской психики есть способность блокировать воспоминания о неприятных событиях. И дальше есть несколько вариантов развития событий. Ребёнок может замкнуться в себе и бояться всех взрослых, может морально сломаться (постоянные слёзы, плохие настроение и аппетит, психосоматические болезни), а может проявлять характер – не выполнять требований, делать назло или, наоборот, стать послушным, но тихим и замкнутым. Что потом образуется из этой тишины? Ребёнок может всю жизнь бояться снова потерять маму и навсегда останется её «хвостиком». А может начать мстить, когда станет постарше.

Раздавленная разлукой, Елена два года боролась за дочь.
Раздавленная разлукой, Елена два года боролась за дочь. Фото: Из личного архива/ Наталья Граф

В ближайшее время Елена будет снова обращаться в суд – борьба за восстановление родительских прав продолжается.

Сколько ещё понадобится сломанных судеб и жизней, чтобы все поняли, что для ребёнка нет ничего важнее матери? Может, всё-таки стоит помогать семье, а не разрушать её, не рубить сплеча, действуя по предписанию, но забывая о человеческой душе?

Кошмар разлуки позади: девочка снова окружена заботой родных людей.

Печальная тенденция

Схожая история произошла в Таре на севере Омской области в ноябре 2022 года. Тогда служба опеки изъяла троих детей из многодетной семьи и поместила в больницу. При этом 8-месячного Сашу буквально в течение недели отправили в приёмную семью в Свердловскую область.

Да, в родном доме у Саши было не всё гладко, отец детей сам детдомовский, но у мамы есть родственники, которые были готовы забрать детей. Однако и тут сотрудники опеки решили, что им виднее.

Лишь вмешательство СМИ и общественников помогло вернуть малыша.

Сейчас дети с бабушкой, предстоит процесс восстановления в родительских правах.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах