aif.ru counter
24.06.2019 06:39
Ольга Коробова
184

Чтобы не было жалоб и конфликтов. Омский омбудсмен побывала в колонии № 6

ИК-6 живёт по правилам.
ИК-6 живёт по правилам. © / Ольга Коробова / АиФ

Осенью прошлого года всю Россию облетела страшная новость: в омской колонии строгого режима № 6 бунт. «Восстание» было спровоцировано якобы плохим отношением руководства к осуждённым, а под руку организаторам попались те, кто как раз с этим руководством сотрудничал.

Невесёлая история

Бунтари избили нескольких заключённых. Понятно, что рефлекс толпы всегда срабатывает, поэтому вовлечены в конфликт оказались многие отбывающие наказание.  

Во время ЧП в колонию был введён спецназ, на какое-то время заключённых вывозили из учреждения, потом большая часть вернулась отбывать свой срок, а те з/к, в отношении которых были возбуждены уголовные дела, отправились в СИЗО. Теперь они не только заключенные, но и подследственные, и меру пресечения в их отношении решил суд.

Колония потихоньку стала забывать о страшных событиях, но тут опять новость – якобы у одной из московских правозащитных организаций оказалось письмо заключённых из всё той же «шестёрки» - и бьют тут их, и издеваются. «Документ» публикуют в соцсетях, но подписей нет. Адвокат организации летит в Омск, встречается с осуждёнными ИК-6, но фамилий по-прежнему не разглашают.

В это же время не менее известная омская общественница пикетирует приёмную президента перед его прямой линией и кричит, что ИК-6 принадлежит огромнейший дом и две яхты.  Да, принадлежит, точнее, числится на балансе. Только «дом» - это корпус лагеря «Зарница», где летом отдыхают дети сотрудников ФСИН, а зимой все желающие (и правозащитница могла бы купить путёвку), а «яхты» - довольно возрастной катер. 

Зачем же опять эта шумиха вокруг омской ИК-6? Ларчик открывается просто: первое уголовное дело в отношении зачинщиков бунта отправлено в суд, вот-вот подоспеет второе, надо же создать негативный фон. Глядишь, и суд пожалеет «несчастных» - их же били-издевались-надругались и так далее. За этим, может, и «забудется», что сидят-то в шестёрке не воришки, а ребятки вполне себе серьёзные: наркодилеры, убийцы, насильники. Преступления, которые они совершили, настолько опасны, что суд приговорил их к заключению в особом режиме. Это значит, что у них меньше свиданий, посылок, разговоров, и так далее – их свобода более ограничена, чем тех, кто находится в колониях общего режима. Когда ты «загремел» лет на 10, понятно стремление вырваться на свободу. Но не такой же ценой.

Визит уполномоченного

Заключенные ходят отрядами.
Заключенные ходят отрядами. Фото: АиФ/ Ольга Коробова

На днях ИК-6 посетила омский защитник по правам человека Ирина Касьянова. Ирина Михайловна рассказала, что раз в месяц бывает в учреждениях ФСИН, но понятно, чем вызван её визит. Кстати, в «шестёрке» она была и сразу после бунта.

Вместе с Касьяновой идём по отрядам, заходим в медпункт, столовую и даже местный магазин. Везде чистота и порядок – впрочем, здесь так всегда. Идеально заправленные кровати, вежливые, обязательно здоровающиеся заключённые. На все вопросы как Касьяновой, так и заместителя председателя Общественной наблюдательной комиссии Омской области (ОНК) Наталии Бугровой – о еде, условиях содержания, порядках – сдержанно отвечают: «Всё нормально». Касьянова и Бугрова напоминают: «Мы всегда готовы вас принять, можно прямо сейчас, мы готовы рассмотреть ваши обращения». Забегая вперёд, скажем – на приём не записались.

Кровати заправлены по струночке.
Кровати заправлены по струночке. Фото: АиФ/ Ольга Коробова

Между тем колония живёт своей обычной жизнью: кто-то на работе, кто-то отдыхает после смены, иные смотрят телевизор (разрешённое время). По территории гуляет представитель кошачьего племени с ошейником и биркой – и животных можно держать. Кстати, в местный магазинчик по просьбе осуждённых завозят кошачий корм – и сухой, и консервы.

А ещё здесь есть… да чего только нет! Молоко и кисломолочка, «мыломойка» и туалетная бумага разных производителей, сигареты и бритвенные станки. «Необходимый минимум всех средств осуждённым выдаётся, - говорит врип замначальника ИК-6 Василий Фомичёв. – Но если он хочет пользоваться жидким мылом, может его купить. Или, скажем, любит «Снежок», он может купить и поставить в холодильник – в каждом отряде их несколько, есть и комната приёма пищи».

Ассортимент - как в обычном магазине у дома. И цены такие же.
Ассортимент - как в обычном магазине у дома. И цены такие же. Фото: АиФ/ Ольга Коробова

Также в тюремном магазине есть вовсе уж неожиданная вещь – детские игрушки. Оказывается, их заказывают, чтобы передать своим детям. Вот сейчас поступил заказ на куклу определённой марки – человек готовится к свиданию с трёхлетней дочкой. И это приятно: социальные связи не оборваны, значит, есть шанс вернуться к нормальной жизни.

«Мы посетили жилую зону, столовую, медчасть, производственную зону, - поделилась Ирина Касьянова. – Здесь созданы условия для того, чтобы отбывающие наказание и имеющие материальные иски могли трудиться и погашать долги. Это очень важно».

Комната приёма пищи в одном из отрядов.
Комната приёма пищи в одном из отрядов. Фото: АиФ/ Ольга Коробова

Также обмудсмен рассказала, что обращения из исправительных учреждений приходят регулярно, из ИК-6 за 2019й было четыре жалобы.

«Все обращения отработаны, фактов нарушений прав осуждённых не выявлено», - сообщила уполномоченный по правам человека.    

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество