402

А был ли респиратор? Дочь умершего от COVID-19 медика судится с больницей

Екатерина Александровна проработала 39 лет в медсанчасти.
Екатерина Александровна проработала 39 лет в медсанчасти. / Елена Лютикова / Из личного архива

59-летняя Екатерина Лютикова стала первым медиком в Омской области, чью жизнь унёс коронавирус. Женщина, отработавшая почти 40 лет в медсанчасти № 4, умерла через несколько дней после контакта с инфицированными больными.

Возможной причиной заражения лаборанта назвали нарушение правил гигиены. Однако родные погибшей приняли такое заявление за оскорбление. Они утверждают, что Екатерина Александровна не получала средств защиты, которые указаны в документах расследования. 

Медика не стало 27 мая 2020-го. Уже почти год родственники женщины борются за правду в суде. Дочь лаборанта, которая присутствовала на всех заседаниях, рассказала подробности этого дела.

«Спецодежду выдали только на бумаге»

Согласно официальной версии, медика обеспечили респиратором и защитным комплектом одежды первого типа перед контактом с заражёнными пациентами.

Однако Елена Лютикова отчётливо помнит, как её мать рассказывала, что работает в обычной одноразовой маске и медицинском халате. По словам дочери, медик даже не предполагала, что трудится в «красной зоне». Елена убеждена, что руководство МСЧ № 4 не предупредило многих сотрудников об опасности. Она обратилась в суд с исковым заявлением «о компенсации морального вреда в связи со смертью близкого человека от полученного профессионального заболевания».

«Они работали в одноразовых халатах поверх медицинской одежды, в масках и очках. Работающим в лаборатории не выдавали костюмы. Руководство МСЧ №4 считало, что лаборатория - это «чистая зона». Я в суде много раз проговаривала, что у них в акте Роспотребнадзора написано чёрным по белому: «в помещениях лабораторий находятся патогенные и микроорганизмы COVID-19». Они сначала брали кровь у больных в отделениях, а потом вскрывали пробирки в лаборатории, работали в том числе и с кровью коронавирусных пациентов, при этом у них не было никаких спецкостюмов – СИЗ первого типа. Их выдали только на бумаге», - говорит дочь Екатерины Лютиковой.

По её мнению, перед судом представители больницы просто «раскидали» костюмы в документах по дням, чтобы показать, что сотрудники якобы получали их в апреле и мае 2020 года.

«Видно, что документы составляли в спешке, явно не учитывая никаких нормативов по количеству СИЗ, якобы выданных на смену. На соответствующие наши вопросы адвокат ничего вразумительного ответить не смог и даже хамил», - подчёркивает Елена.

«Костюмы эти одного размера - 52-54. Мама не смогла бы одеть костюм такого размера, потому что носила 58-й размер одежды, - поделилась Елена.

Коллеги считали Екатерину Лютикову примером для подражания.
Коллеги считали медика примером для подражания. Фото: pixabay.com

В июне 2020-го в материалах МСЧ № 4 было прописано, что медик получила костюм защитный первого типа, маску, перчатки, очки в единственном экземпляре, утверждает её дочь. Но уже осенью в суде Елена увидела, как в документах появились новые данные. Все СИЗы теперь значились во множественном числе – сразу несколько костюмов.

«Есть только подпись заведующего лабораторией. Каждый сотрудник за эти костюмы не расписался, как, например, в других больницах, где каждый медик за каждое выданное средство защиты расписывается, даёт своё согласие на работу в «красной зоне». В нашем случае ни о каком согласии не было речи», - говорит омичка.

Женщина сообщила, что её мама обязательно рассказала бы ей дома о появлении «красной зоны», строгих правилах захода в шлюз, трудностях при заборе крови в очень неудобных и непривычных комбинезонах, если бы всё это было в действительности.

В пандемию медик не могла уйти из медсанчасти, в которой проработала много лет. Лаборант считала, что другие больницы стали ковид-госпиталями, потому обычных больных усиленно везут в МСЧ № 4.

Подпись подделали?

На суде адвокат пытался доказать, что Екатерина Лютикова оставила свою подпись в инструктаже по COVID-безопасности и поэтому знала, что регулярно посещает «красную зону». Тогда её дочь обратилась в бюро судебных экспертиз.

«Квалифицированный специалист в нескольких областях делал почерковедческую экспертизу. Он сравнивал подписи мамы в журнале инструктажа и из документов банка, Росреестра. Больница привозила ещё её карточку – там настоящая подпись. Экспертиза доказала, что подпись мамы в инструктаже была подделана. Исследование проводил специалист Бюро судебных экспертиз Якимов Сергей Александрович», - говорит Елена.

Затем адвокат, представляющий интересы МСЧ № 4, сменил свою позицию и заявил на судебном заседании, что этот инструктаж не так уж и важен. Также выяснилось, что в МСЧ-4 не ведётся журнал выдачи работникам средств индивидуальной защиты, хотя закон обязывает это делать. Об этом нам рассказала дочь медика.

«До 1 июня 2020 года в МСЧ-4 не было и журнала фиксации заходов медиков в «красную зону» (по документам она была создана еще 14 апреля), - отмечает Елена. - При этом адвокат неоднократно заявлял, что МСЧ-4 соблюдает все нормы законодательства в сфере охраны труда. Подделку подписей он никак не прокомментировал».

Эксперты доказали, что почерк в журнале инструктажа не принадлежит лаборанту.
Эксперты доказали, что почерк в журнале инструктажа не принадлежит лаборанту. Фото: pixabay.com

«Суд на нашей стороне»

И всё-таки, по словам Елены Лютиковой, адвокат не смог убедить суд, что её мать знала о существовании «красной зоны» в реанимационном отделении. Адвокату не удалось доказать, что лаборант хотя бы раз получала специальный защитный костюм.

«Суд закончился в нашу пользу, было восемь заседаний. Вскоре мне по почте направят окончательное судебное решение», - говорит женщина. – Других лаборантов напугали увольнением, если кто-то будет со мной общаться или пойдёт в суд, поэтому свидетелей не было. Но и сторона медсанчасти не привела своих свидетелей, хотя им предлагали их пригласить для доказательства».

В память о маме Елена пытается добиться правды.
В память о Екатерине Александровне её родные пытаются добиться правды. Фото: Из личного архива

В итоге суд взыскал компенсацию с МСЧ № 4 за заражение и смерть Екатерины Лютиковой. Об этом во время заседания объявила судья. Доводы дочери лаборанта о том, что в медучреждении пренебрегали нормами безопасности, наконец-то приняли. Осталось дождаться официального документа от судебной инстанции. Пока оно ещё не вступило в законную силу. 

«В суде определили сумму в размере 850 тыс. руб. за моральный вред. Судебное решение ещё не вступило в силу», - уточнила Елена.

На сайте Ленинского районного суда Омска подробно описан ход движения дела. Последняя запись - 30 апреля 2021 года: «Вынесено решение. Иск частично удовлетворён».

Добавим, медика неоднократно отмечали за добросовестный труд, её фотография была размещена на Доске почёта в медсанчасти. Екатерина Александровна имела звание Почётного донора РФ. В марте этого года губернатор Омской области Александр Бурков посмертно наградил 15 медиков, умерших во время пандемии коронавируса. Знак отличия вручили и родственникам лаборанта Лютиковой. Её подвиг навсегда останется в истории Омской области и страны.

Знак отличия за борьбу с коронавирусом.
Знак отличия за борьбу с коронавирусом. Фото: Из личного архива
Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Вопрос-ответ

                     
        Самое интересное в регионах