aif.ru counter
291

Куда утекает вода? О новых технологиях, факелах и «розе ветров»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ в Омске 22/04/2015
В процессе внедрения новых технологий омскому нефтезаводу нет равных.
В процессе внедрения новых технологий омскому нефтезаводу нет равных. © / Николай Кривич / АиФ-Омск

В основе этого – беспокойство за здоровье детей и близких. Именно поэтому всегда лучше разобраться в истинных причинах происходящего.

Кто контролирует воздействие крупных производств на окружающую среду? Где находятся границы санитарно-защитной зоны? На эти и другие вопросы омичей в ходе горячей телефонной линии ответили Юрий Щербин, начальник управления производственного контроля за промышленной безопасностью и охраной окружающей среды «Газпромнефть-ОНПЗ», и Ренат Вагапов, главный специалист отдела охраны окружающей среды того же предприятия.

Следят ли за воздухом?

Я житель городка нефтяников, и часто замечаю, что по утрам или ночью бывает неприятный запах. С соседями разговаривал, они утверждают, что это выбросы с нефтезавода. Вы можете это прокомментировать?

Юрий Щербин

Ю. Щ.: Восхищаюсь вашими соседями, которые могут по запаху определить, от какого предприятия выбросы! Нам бы таких на работу, и они бы заменили нам, наверное, лабораторию! (смеётся). Если серьёзно,то эта часть города называется северо-западным промышленным узлом, где, кроме нефтезавода, расположен ещё ряд промышленных предприятий. Если вы бывали в субботу-воскресенье в районе улицы Заводской, возле авторынка, где машины часами стоят с включёнными двигателями, там вообще дышать нечем. И причина не в нефтеперерабатывающем производстве. У нас технологический режим контролируется круглосуточно, системы автоматизированные, всё отслеживается и остаётся в памяти приборов. Если будут какие-то нарушения, это зафиксируется и обнаружится при любой проверке.

Р. В.: Мы ведём ежедневный мониторинг на границе нашей санитарно-защитной зоны, и сегодня превышений ПДК не зафиксировано.

Я живу на улице Лукашевича, и многие у нас говорят, что все выбросы от нефтезавода летят к нам, на левый берег, по «розе ветров». Правда ли это?

Ренат Вагапов

Р. В.: В Омске преимущественные ветра юго-западные, то есть в своё время нефтезавод строился довольно грамотно, и по большей части ветер дует как раз со стороны города на завод, а не от него. Поэтому улица Лукашевича никак не попадает в зону влияния ОНПЗ.

Опасаться не нужно и по той ещё причине, что мы не превышаем нормативов выбросов. И это жёстко контролируется.

Где граница?

Хочу купить дачу в посёлке Береговой, но смущает соседство ОНПЗ. Влияет ли завод на экологию посёлка?

Ю. Щ.: Береговой расположен за периметром санитарно-защитной зоны, то есть он находится от завода довольно далеко. Могу сказать, что сегодня из всех омичей именно в Береговом самое большое количество долгожителей. Как уж это расценивать, думайте сами. Но могу точно сказать, что со стороны завода никакой угрозы посёлку нет. Граница санитарно-защитной зоны заканчивается в сторону Берегового буквально сразу за ТЭЦ.

А где находятся границы этой санитарно-защитной зоны, можно узнать?

Р. В.: Расстояние зависит от расположения технологических объектов на территории нашей площадки и от рассеивания выбросов в атмосферном воздухе.

Ю. Щ.: В сторону Омска это 200 метров, в сторону Берегового около 1 км. До ближайшего посёлка, а это Николаевка, порядка 1,2 км. То есть в границы нашей санитарно-защитной зоны не попадает ни один населённый пункт. Была, правда, ситуация, когда в 90-е годы в санитарно-защитной зоне в бывших домах для работников подсобного хозяйства оказались люди и даже каким-то образом оформили это жильё в собственность – хотя ни регистрировать, ни приватизировать его не должны были. Им почему-то дали на это разрешение, а претензии потом выставили компании. В итоге были выделены средства, и завод за свой счёт приобрёл жильё для 22 семей.

Скажите, а в Иртыш завод сбрасывает свои стоки? Вот, помню, как-то масляное пятно обнаружили на реке. Это не могло быть от ОНПЗ?

Р. В.: Сегодня у нефтезавода есть собственные очистные сооружения полного цикла, которые включают механическую, физико-химическую и биологическую очистку стоков. После этого сточные воды направляются на доочистку на очистные сооружения «ОмскВодоканала», где производится окончательная очистка и разбавление, и только после этого их сбрасывают в Иртыш. Поэтому попадание с ОНПЗ сточных вод в Иртыш исключено.

В 2011 году у нас была построена установка очистки хозяйственно-бытовых стоков, где на выходе мы получаем технологическую воду, которую используем в своём цикле.То есть эти стоки вообще не попадают никуда, даже «Водоканалу» мы их не отдаём.

Сейчас ведётся проектирование новых очистных сооружений, они будут закрытого типа, то есть вся вода будет оставаться на предприятии и использоваться повторно в технологических процессах. Нужно понимать, что процесс экологизации производства идёт очень быстрыми темпами.

Когда еду мимо нефтезавода, вижу горящие факелы. Мне сказали, что это газ сжигают. Не вредно ли это для экологии?

Р. В.: Да, действительно, в рамках наших технологических процессов образуются избытки газа, которые мы вынуждены сжигать на факеле. Но это не так вредно, как если бы они оказались просто выброшены в атмосферу. Мы ведём ежедневный мониторинг на границе санитарно-защитной зоны и подтверждаем отсутствие в нём превышений, соответственно, факелы для жителей в настоящее время безопасны полностью. Сейчас также ведётся сбор данных на проектирование новой газофакельной системы, рассматриваются варианты её закрытого исполнения, но это не столько из-за воздействия на экологию, сколько из-за шума, производимого факелами.

Кто проверяет?

Многие предприятия, производство которых наносит какой-то ущерб окружающей среде, за это платят рублём. Есть ли такие выплаты на нефтезаводе?

Р. В.: Платежи за воздействие на окружающую среду вносят все нефтеперерабатывающие предприятия. Омский НПЗ осуществляет платежи ежеквартально, расчёты предоставляются в Росприроднадзор в установленные сроки. Для нашего предприятия это плата за выбросы и образование отходов. Плата за сбросы в водоёмы для ОНПЗ неактуальна – мы, как уже говорилось, передаём очищенные стоки на доочистку в «Водоканал». Разумеется, после активной модернизации производства выбросы снижаются, соответственно, и плата за негативное воздействие тоже уменьшается. Если брать последние пять лет, то мы примерно на 30% увеличили мощность завода, а выбросы при этом сократились тоже на треть. А с 1980-х годов выбросы снизились в четыре раза!

Как часто на заводе производится анализ проб воздуха, воды, почвы? И кто его осуществляет?

Р. В.: Он всесторонний, и все компоненты окружающей среды, а именно воздух, подземные воды, сточные воды, шум – подвергаются мониторингу, каждый с разной периодичностью. У нас семь точек контроля атмосферного воздуха на границе санитарно-защитной зоны, каждая контролируется в зависимости от направления ветра. Кроме того, есть стационарный пост, который находится практически у посёлка Ермак, здесь ежедневно четыре раза в сутки берутся пробы на 13 загрязняющих веществ. Специально аттестованная и аккредитованная лаборатория осуществляет отборы.

Мониторинг – это миллионы рублей в год, которые вкладываются, чтобы подтвердить факт отсутствия негативного воздействия нашего предприятия.

Как идёт модернизация?

Я готовлю доклад, посвящённый экологии Омской области. Правда ли, что в последний год выбросов стало меньше?

Ю. Щ.: Завод наш постоянно совершенствуется, и модернизация способствует снижению влияния на окружающую среду. Устаревшее оборудование заменяется современнейшим, отвечающим самым жёстким требованиям с точки зрения природоохранного законодательства. За последние пять лет у нас переработка нефти увеличилась на 30%, но при этом выбросы снизились на те же 30%. Это результат процесса внедрения новых технологий, в котором Омскому НПЗ нет равных. Всё новые проекты проходят экологическую экспертизу, и если они не подходят под наши требования, то просто не внедряются.

За этот период колоссально изменились технологии оборудования, особенно печей, которые давали раньше основной выброс (шатровые печи, которые были построены ещё по довоенным проектам и занимали огромные площади. – Ред.). Сейчас печи и топлива меньше сжигают, и теплоотдача больше. Сегодня у нас появились эстакады герметичного налива, оборудованы понтонами и плавающими крышами практически все резервуары, обеспечивающие существенное снижение загрязняющих веществ в атмосферном воздухе.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах