aif.ru counter
387

Александр Старченков: «Радиостанции и вино делаются по одной технологии»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ в Омске 07/05/2014 Сюжет Гость редакции: самые интересные интервью
Радиоаппаратура делают в Омске с 1954 года.
Радиоаппаратура делают в Омске с 1954 года. © / Александра Горбунова / АиФ

День радио все работники этой сферы со времён Советского Союза отмечают 7 мая. Профессиональным этот праздник является и для многих омичей – местные предприятия по-прежнему выпускают различную радиоаппаратуру.

Всю жизнь посвятил этой отрасли промышленности Александр Старченков, инженер-разработчик, а ныне заместитель генерального директора по науке Радиозавода имени Попова. Историю развития предприятия он пересказывает через события собственной биографии.

Марина Петрова, omsk.aif.ru: Вы – представитель целой династии, работающей на радиозаводе. С кого она началась?

​Александр Старченков: В 1949 году инженер Василий Шапошников произвёл геодезическую разметку под первый корпус предприятия. Так получилось, что спустя годы я женился на его дочери. Планировалось, что завод будет изготавливать радиолокационное оборудование, но был переориентирован на производство средств малоканальной связи для Вооружённых сил. В 1954 году завод заработал, начал формироваться коллектив. Тогда же и мой отец Виктор Старченков, выпускник ивановского техникума, был направлен сюда. Он очень много сил и труда вложил в завод. В 1959 году быстрое развитие техники потребовало оперативно разрабатывать и модернизировать изделия, поэтому было создано собственное отдельное конструкторское бюро. С этого времени всё, что делает завод, разработано в нём. Поэтому в перестроечный и постперестроечный период предприятие смогло сохранить свой производственный потенциал. Первый телевизор в Омске сделали именно на нашем заводе. Несколько десятков штук «Зари» были выпущены в конце 50-х – начале 60-х годов.

В 1975 году я пришёл на завод и прошёл все должности от инженера до заместителя директора. 1990-е годы были тяжёлыми для предприятия: условия жесточайшей конкуренции требовали постоянной мобильности и готовности. Пришлось на ходу перестраиваться, это было болезненно, потеряли много специалистов. Но я с завода не ушёл и прошёл через все трудности вместе с коллективом, с которым проработал всю жизнь. Отцу было сложнее – произошёл крах тех принципов и идеалов, на которых он вырос. Он не смог перестроиться. Позднее на завод пришли мои дети. Из поколения в поколение завод выпускал технику связи: начали с ламповой, потом плавно перешли на лампово-транзисторную, затем на транзисторы и интегральные микросхемы. Ну а сейчас программируемую логику и процессорные устройства, которые сегодня составляют основу радиотехники. Сейчас она меняется очень быстро. Если во времени Попова развитие шло десятилетиями, то сейчас каждые два-три года происходит смена.

В выборе пути был свободен

– Как справляетесь с таким высоким темпом смены технологий?

– Приходится очень интенсивно работать. Не устаревают только фундаментальные знания. Электродинамику Максвелла многие пытались опровергнуть, но это никому не удалось. Если ты понимаешь фундаментальные вещи, то в области прикладных наук тебе работать комфортно. Своё образование я получил 40 лет назад, но, проработав столько же времени в одной отрасли, слой за слоем я накопил необходимое количество знаний и опыт. Это позволяет сегодня уверенно двигать отраслевые задачи.

– Как и когда Вы решили выбрать профессию инженера?

– Первый свой приёмник я собрал в семь лет. Я занимался радиотехникой в школе, во Дворце пионеров. Специальность инженера, а особенно инженера-разработчика, в советское время давала практически полную независимость. Я совершённо чётко понимал задачи, которые передо мной стоят, но в выборе пути реализации я был свободен. Это давало приятное ощущение востребованности, в это же время не было жесточайшего прессинга, как в таких идеалогизированных областях, как философия или экономика.

– Что Вы считаете главным своим достижением?

– Любое изделие, прошедшее государственное испытание – предмет гордости. У меня за плечами их полтора десятка, и все они внедрены в серию и эксплуатируются. Но если честно, главное достижение для меня состоялось в 1978 году во время этапа предварительных испытаний радиорелейной станции. Когда образцы были готовы, выяснилось: по одному из параметров изделие не проходило. Я предложил неординарное решение, было очень трудно доказать, что всё будет работать. Но после испытания было принято решение о доработке изделия, и оно пошло в серию. Изменение готового изделия тогда было крайне редкой ситуацией. Одним из самых ярких эпизодов для меня стали мои первые государственные испытания в Балтийском море в ноябре 1981 года.

В центре Омска расположилась Аллея связистов. Её появление приурочено ко Дню радио. Фото: АиФ / Александра Горбунова

– Ваше предприятие интегрировано в мировую экономику. На ваш взгляд, американские санкции не скажутся на деятельности завода?

– Сегодня главная задача – выполнить перспективные требования заказчика по надёжности работы аппаратуры, простоте эксплуатации. Сейчас доступна элементная база мирового уровня, ограничений нет. Может, они и появятся, но у нас есть другие подходы, поэтому американские санкции нам не страшны. Если не будет нам или какому-то другому российскому предприятию поставлять микросхемы одна фирма, которая решила поддержать американцев, купим их у другой. Основное наше богатство – не столько технологии – они быстро становятся всеобщим достоянием, копируются, дорабатываются, главное, что у нас есть – это люди, их опыт, знания, интеллект. Специалисты завода обладают этими качествами в полной мере.

– Несмотря на серьёзную должность, Вы не прекратили деятельность разработчика?

– Настоящий разработчик не перестанет им быть, какую бы должность он ни занимал. К сожалению, сегодня у меня остаётся на любимое дело не так много времени, но я продолжаю «держать себя в форме» – ведь это безумно интересно! Например, сегодня диапазон частот, в котором мы работаем, перегружен – в нём, кажется, все частоты заняты. Прогрессивные разработчики находятся в поиске. Есть технология white space – своеобразный «пробел» между занятыми частотами. Одно из направлений моей деятельности как инженера заключается в том, чтобы найти технологически реализуемые подходы и эти пробелы в уже используемых частотах занять. Эксперименты, которые я провожу, показали, что это направление может дать эффект.

Важна полная самоотдача

– Чем Вы ещё увлекаетесь в жизни в свободное от работы время?

– Ещё со школьных лет это история Второй мировой войны, а именно предвоенного времени и её начала, наименее изученная и понятная и наиболее закрытая часть. Интересно читать мемуары, воспоминания политиков, военных. Это богатый материал для размышления, осмысливания и применения в сегодняшних условиях. У меня огромная библиотека, в которой есть уникальные книги. Её много лет собирал отец, а потом и я.

Уже лет 10 занимаюсь виноделием. Это целая наука, она очень интересна, потому что никогда не получаешь одинаковый продукт, даже если выполняешь всё по одной и той же технологии. Я делаю некрепкие вина из вишни, ирги, рябины. И в этом деле у меня есть своё ноу-хау. В Сибири любая ягода – кислая, солнца не хватает, поэтому прежде чем делать вино, я её замораживаю. Важно делать это с полной самоотдачей. Когда тебе нравится, когда ты хочешь получить результат, он получается. Движение по спирали – это развитие, а если ты ходишь по кругу, ты ничего не создаёшь. Поэтому я не люблю «Формулу 1». Любая разработка – это спираль. Технология одна и та же, а результат – всегда разный. Так и в виноделии: одни и те же ингредиенты, один и тот же технологический путь.

В Омске надо активно жить

– Разрабатывать радиостанции и делать вино – это одно и то же?

– Конечно, «технология» одна и та же. Только уровень технологической сложности разный. В этом и есть интерес, жизнь. Можно ходить и не видеть, а можно всегда видеть что-то новое, подмечать изменения. Это очень интересно, если ты нацелен на это. Я очень болезненно расстаюсь с некоторыми вещами, потому что любая вещь имеет собственную душу. Я не могу пройти мимо железки, к которой приложен труд. Для них у меня есть специальный ящик. Через какое-то время она приобретает значение, и мне удаётся её пристроить.

– Но сейчас наоборот говорят о том, что от старых вещей нужно избавляться.

– Фен-шуй не для меня. По происхождению я русский человек – «рязанский косопузый». В силу того, что в Рязани мало пахотных земель, люди там всегда рубили леса и строили. Топор носился за кушаком, и оттягивал его, создавалось впечатление, что человек «косопузый».

– Но всё же омич?

– Когда мне было четыре года, меня сюда привезли из Рязанской области. С этого момента вся моя жизнь связана с Омском. Я видел и город-сад во времена Рождественского, периоды бурного роста строительства жилья. Омск – один из самых устойчивых регионов со всех точек зрения. Здесь надо активно жить. Надо консолидировано и разумно использовать те условия, что у нас есть. Сегодня ряд омских разработок конкурентоспособен не только на пространстве СНГ, но и в мире. Основные разработки и гордость нашего предприятия – системы и средства связи и управления, обеспечивающие высочайшую степень защищенности и гарантирующие надёжную связь не только в любых климатических условиях, но и в условиях искусственных преднамеренных помех и воздействий, связь, которая обеспечивает безопасность и суверенитет нашей Родины.

Об истории радио расскажет выставка в Краеведческом музее | Фотогалерея

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах