11355

Радиация в Омске: фонит ли в городе и стоит ли этого бояться?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ в Омске 23/04/2014
Зоны с превышенной радиацией были и в Омске
Зоны с превышенной радиацией были и в Омске www.russianlook.com

О радиации традиционно вспоминают накануне 26 апреля, в День памяти жертв аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Кажется, что радиация где-то далеко и точно не с нами. Так ли это на самом деле?

По сути, мало кто из омичей может в точности охарактеризовать радиационную обстановку в родном городе. Но зато каждый второй житель Омска припомнит, что дома у нас строили из радиоактивного казахстанского щебня. Есть ли в регионе участки техногенного загрязнения и имеется ли повод для волнений?

Измеряем рыбу

Цифра
12 микрорентген - радиационный фон региона.
Последний всплеск «радиапаники» пришёлся в Омске на 2011 год – после взрыва на японской электростанции «Фукусима-1». Дозиметры в городе пошли в ход – одни омичи забавлялись, повсеместно измеряя уровень радиации, другие впадали в панику.

– Я дозиметр приобрела три года назад, самый бюджетный, за 5 000 рублей, – рассказывает омичка Светлана Корикова. – Правда, говорят, что бытовые дозиметры не очень точные и не всегда понятно, что именно они измеряют – количество микрорентген или погоду на улице. Цифры он показывает разные, но ничего не фонит и не зашкаливает. Хотя к рыбе с Дальнего Востока я до сих пор отношусь настороженно.

Бытовые дозиметры омичей не могут замерить радиационный фон, если он в норме. Фото: АиФ

Вопрос только в том, что пытаются измерить омичи на бытовых дозиметрах, у которых порог чувствительности начинается с 50 микрорентген? Дело в том, что нормальный фон на территории Омской области – 12-15 микрорентген. Прикладывают дозиметры к продуктам, но прибор измеряет только радиационный фон помещения. Чтобы узнать содержание радионуклидов в той же рыбе, её нужно отправить в лабораторию. Там рыбу для начала сожгут, и только после этого прибор покажет интересующие данные.

Ветераны-ликвидаторы ЧАЭС всегда в конце апреля вспоминают о трагедии. Фото: АиФ

Про радиацию не забывают в управлении Роспотребнадзора – именно на его плечах лежит анализ обстановки в городах страны. В Омске, как и в других регионах, имеется радиационно-гигиенический паспорт, в котором представлены все источники ионизирующего излучения. Казалось бы, откуда им взяться, если ни одной атомной электростанции у нас поблизости нет? Тем не менее, на территории Омской области в 2013 году зарегистрировано 286 организаций, работающих с такими источниками. Большинство источников генерирующие, те же установки для флюорографии в медучреждениях. Остальные – аппараты, содержащие радиоактивное вещество, например, на нефтезаводе, в центре стандартизации и метеорологии, на таможне. Причём по сравнению с соседними регионами в Омске ещё не всё так страшно. Проблемные территории есть в Томской области (горнотехнический комбинат), Новосибирской (спецкомбинат «Родон» захоранивает неиспользуемые радиоактивные отходы), в Алтайском крае есть районы, подвергшиеся воздействию Семипалатинского ядерного полигона. Мирные ядерные взрывы в своё время проводились в Кемерово и Тюмени. В радиационно-гигиенический паспорт входит оценка атмосферного воздуха, состояния водных объектов, пищевых продуктов, строительных материалов. Да, в средних значениях по РФ у нас превышений нет, но специалисты разводят руками и говорят, что априори радиационным контролем нельзя охватить всю территорию города или все квартиры.

Где опасно?

Несмотря на то что средний градус по больнице поводов для паники не вызывает, есть в нашем городе пять участков, в которых дозиметр начинает «нервничать». В 1991 году с вертолёта над Омской областью были проведены две масштабные аэрогамма-съёмки. Мероприятие затратное, на которое ушли миллионы рублей. Регистрационные приборы по ионизирующему излучению показали несколько участков радиоактивного загрязнения, о которых в регионе не сильно распространяются: улицы Красный Пахарь, Тарская, 4-я Транспортная, 9-я, 10-я и 30-я Северная, 15-я и 16-я Амурская. После аэрогамма-съёмки провели большие работы по дезактивации, вывезли много радиоактивных веществ: цезий, радий, кобальт. Материалы с повышенным содержанием радионуклидов – казахстанский щебень, который применяли для благоустройства улиц. В итоге все радиоактивные отходы с территории области вывезли только в 2007 году. Вышеназванные участки до сих пор стоят на контроле, но, по словам специалистов Роспотребнадзора, дозы радиации, которые могли бы нанести ущерб здоровью или окружающей среде, не зафиксированы. Иными словами, превышения есть, жить можно, но копать и что-то строить в этих местах не следует. Важно и то, что подозрительные участки находятся вне мест массового нахождения людей.

Период распада радиоактивных элементов. Фото: АиФ

Ещё одна омская радиоактивная притча во языцех – Авиагородок. В своё время на этой территории была расположена войсковая часть, которая использовала светомассу постоянного действия на основе радия. Период распада этого вещества – 1 600 лет. Дезактивационные работы в Аивагородке были проведены, большинство отходов утилизировали. С территории одного дома вывезено около 100 кг грунта с повышенным содержанием радиоактивных веществ. Небольшие включения в Авиагородке есть до сих пор, но, говорят, что опасности они не представляют (например, сначала прибор фиксирует 12 микрорентген, потом 20, потом снова 12).

И радоновые ванны

Можно ли существовать в условиях умеренной радиоактивности? По сути, без неё прожить будет проблематично. Существует теория радиационного гормезиса (стимуляция организма внешними воздействиями. – Ред.). Так, например, многие санатории и профилактории вводят в курсы оздоравливающих процедур радоновые ванны, чтобы повысить защитный уровень организма. Вся эволюция происходила в условиях радиации, и избежать её не удастся ни нам, ни последующим поколениям. Не зря говорят, что все мы должны умереть от рака, просто не все до него доживают.

Кстати
В 2011 году в Омске был открыт памятник ликвидаторам Чернобыльской аварии. Мемориал приурочили к 25-летию со дня трагедии на атомной электростанции. Сам памятник символичен – он представляет собой арку высотой 11 метров с колоколом. Мраморный постамент венчает фигура ангела-хранителя с оливковой веткой в руках. Эта ветвь – символ примирения человека с Богом. Все работы по изготовлению монумента провели в Москве, в Омске же только отлили из бронзы оливковую ветвь. Автор скульптурной композиции – Сергей Норышев. Средства на памятник по инициативе экс-губернатора Леонида Полежаева выделили из областного бюджета.

От майонеза до щебня

Если вести речь о пресловутом казахстанском щебне, из которого строили дома в Омской области, то сейчас провозимые товары с территории сопредельного государства не требуют отдельной экспертизы. Их декларирует тот, кто провозит. Щебень везут, но с протоколом оценки его на соответствие нормативам.

Лариса Баранова, председатель общественной организации «Общество защиты прав потребителей. Недвижимость и быт», комментирует:

– Омск – город эмоциональный, в котором люди отстаивают свои права до последнего, начиная с баночки некачественного майонеза. И если у нас здесь было бы что-то серьёзное с радиационным фоном, жители пошли бы жаловаться. Скорее всего, всё остаётся на уровне слухов и разговоров, но до письменных обращений дело не доходит. В последние годы Роспотребнадзор не участвует в сдаче домов в эксплуатацию, из-за чего существенных недостатков в строительстве стало больше.

Никто не знает – все боятся

Игорь Быков – ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС, на атомной электростанции оказался в январе 1987 года и пробыл там пять месяцев, получив дозу облучения больше 20 микрорентген:

– Тенденция была такая – если ликвидатор за три месяца набирал дозу излучения, его отправляли домой. Сначала она составляла 15 микрорентген, потом снизили до 5-6. Так получилось, что у меня дозировка зашкаливала за 20 микрорентген.

Тот факт, что омичи периодически начинают бегать с дозиметрами и что-то измерять – глупости. В Чернобыле нас научили правильно обращаться с приборами, я, можно сказать, видел радиацию своими глазами. Радиационный казахстанский щебень – тоже, на мой взгляд, миф.

Если человек заболел раком, то его начинают облучать, так как радиация убивает раковые клетки. Если человек облучён, откуда у него рак может появиться? Но в последние годы у нас ребята-ликвидаторы стали умирать именно от рака.

Мы просто привыкли?

Известный омский блогер и исследователь истории города Игорь Фёдоров уверен, омичи в деле радиации – люди привыкшие:

– Омск от знаменитого Семипалатинского полигона находился недалеко. До 1963 года там проводили наземные и воздушные испытания ядерного оружия, а подземные – вплоть до 1990 года. Омск был если не на передовой, то довольно близко, в 600 км.

До 1976 г. за Амурским посёлком располагались стартовые позиции межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками. И организаций, которые использовали источники гамма-излучений, в те годы работало намного больше, чем сейчас. При строительстве нефтепроводов и газопроводов у нас часто использовали специальные приборы с источниками ионизирующего излучения.

Официально
– Не существует предельно допустимой нормы радиации. Есть средние многолетние наблюдения – 12-15 микрорентген в час, – говорит Виктор Чуев, заместитель начальника отдела санитарного надзора управления Роспотребнадзора по Омской области. – Однако в той же Карелии есть тяжёлые граниты и радиационный фон там выше – больше 20 микрорентген. В Читинской области, где добывают урановые руды, ситуация ещё хуже, чем у нас. Суммарная доза всех ионизирующих источников облучения на человека – 3,6 милизиверта в год на каждого из нас. Это приемлемый уровень. Больше 5 милизивертов, по санитарным правилам соблюдения радиационной безопасности, – повышенный уровень. Чтобы измерить радиационный фон, можно обратиться в специализированную организацию, главное, чтобы она была аккредитованной структурой.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах