aif.ru counter
1515

Убежище не от бомб. Как выглядит изнутри работающее подземное укрытие

Заброшенное подземелье с осыпающейся штукатуркой и гроздьями противогазов. Или секретный бункер, полный запасов «на случай атомной войны». Такие ассоциации возникают у омичей на слово «бомбоубежище». Но на самом деле все выглядит иначе.

Вход в убежище.
Вход в убежище. © / Надежда Никифорова / АиФ

В сознании простых людей убежище – это то место, куда следует бежать в случае опасности, схватив все самое важное. Или нужно было бежать –  заброшенные бункеры молодежь интересуют куда больше, чем гипотетическая военная опасность. Тем не менее, мысль о том, что такое спокойное место есть, хранится на задворках сознания, успокаивая страхи. 

Однако, как рассказал «АиФ в Омске» Максим Алексеевич Рыбак, начальник отдела инженерно-технических мероприятий,  радиационной, химической, биологической и медицинской защиты ГУ МЧС России по Омской области,  такая концепция укрытий уже давно устарела.  

Каждая комната в укрытии подписана. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

Современное высокоточное вооружение, которое находится в распоряжении большинства стран, делает бессмысленными эффективные во времена второй мировой войны убежища от бомб.

- Население города Омска подлежит эвакуации в загородную зону. Будут организованы точки сбора по районам, где людей посадят на автобусы, электрички или пешком эвакуируют, - рассказывает Максим Рыбак о том, что случится при возникновении действительно опасной для населения ситуации.  –  В убежищах размещается НРС(«наибольшая работающая смена»  - люди, которые продолжат исполнять свои обязанности – прим. ред. ), нетранспортабельные больные и дежурный персонал коммунальных служб, которые обеспечивают жизнедеятельность города. Для этого создаются и поддерживаются в рабочем состоянии убежища. 

В укрытии низкие потолки, под которыми идут воздуховоды. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

То есть в укрытиях окажутся те, кто город покинуть не сможет по своему состоянию или по долгу службы. Это убежище относится к железной дороге и находится прямо под зданием. Несмотря на то, что все укрытия находятся в федеральной собственности, заботиться о них должно то предприятие или организация, к которому оно относится. Здесь совсем недавно, в 2012 году, прошел ремонт.  Стены выкрашены простой краской, изнутри убежище на первый взгляд напоминает помесь простого подвала с офисным коридором. 

В комнатах укрытия пока пусто. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

За дверями, расположенными в коридорах, помещения, все вместе способные вмести порядка 500 человек – на первый вгляд и не скажешь, что это возможно. В комнатах – пусто, либо стоят столы. Однако в случае необходимости здесь будет быстро развернут штаб для работы железной дороги. Вопреки обывательским представлениям, здесь нет запасов еды из «сухпайков», и вообще находится минимум вещей. Дело в том, что на подготовку убежища в случае тревоги отведено определенное время. За 7 часов все необходимое доставят под землю.

Железные койки могут и не дождаться момента использования. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

Будущие спальные места здесь занимают одну из комнат. Однако так не везде: есть укрытия, в которых кровати стоят заправленными. Сотрудники МЧС говорят – нары удобнее кроватей, так людей можно разместить компактнее. Здесь потолки низкие, но иногда спальные места располагают и в три «этажа».

Носилки стоят в свернутом виде у стены. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

В медпункте – пустой шкаф, рабочий стол и носилки. Лекарства также будут завезены во время подготовке укрытия к работе.

- Убежища бывают двух типов – встроенные в здания или отдельно стоящие, - рассказывает Максим Рыбак. – Они подразумевают несколько входов-выходов, чтобы в случае завалов все равно можно было выбраться.

Аварийный выход не слишком комфортно выглядит. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

Один из таких ходов показывают и нам. Он находится в одной комнате с фильтрами, которые должны очищать воздух, в случае если они будет заражен ядовитыми веществами. На трубах-воздуховодах – стрелки с указанием направлений движения воздуха. Все сделано так, что в самом крайнем случае укрытие могло существовать какое-то время совершенно автономно.

Электроснабжение не прекратится даже в случае перебоев во внешнем окружении. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

- Продукты мы здесь не можем хранить, это слишком затратно. За то время, которое нам дается, чтобы привести его в готовность,  привезем еду, воду, разместим медпункт, койки и сиденья. Здесь есть дизельная электростанция, все инженерные сети, емкость для запаса воды, –  рассказывает Виктор Лила, ведущий инженер по гражданской обороне Омского территориального отделения ЗСЖД филиала ОАО «РЖД».

Продумано даже устройство туалета: на полу в комнатках с новыми раковинами и унитазами – люк резервуара, где будут собираться канализационные стоки, если связь с городской системой будет обрезана. 

Старый телефонный аппарат отлично работает. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

В коридоре стоит дисковый телефон. Подношу трубку к уху – работает, длинные гудки. Наличие связи крайне важно – ведь люди в убежище, работники железной дороги, будут не просто «укрываться» от опасности, а продолжать свою работу.

Одна из комнат выглядит как настоящий кабинет – с картой, стульями и даже компьютером. Это – кабинет руководителя, чтобы в случае ЧС он мог сразу же приступить к исполнению своих обязанностей.

Кабинет начальника под землей. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

Работа и обслуживание убежища строго регламентирована специальными правилами. Свои убежища есть не только у железной дороги, но и у всех крупных промышленных предприятий. Поддерживать убежища в должном состоянии – их обязанность. Раз в три года проходят проверки, при обнаружении нарушений приходится платить большие штрафы. Есть и приятная сторона медали – каждый год проходит смотр-конкурс на лучшее убежище. В прошлом году первое  место заняло защитное сооружение, которое также относится к железной дороге.

Стенд с документами находится прямо у выхода из убежища. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

В Омской области благодаря его промышленному прошлому находится больше тысячи убежищ, по сравнению с Новосибирской областью – в два раза больше.  Около 200 находится в Омске, остальные – противорадиационные укрытия – в районах области. Несколько раз в год их наполняют люди – проходят тренировки на случай ЧС. Иногда приходят с проверкой надзорные органы.

Стереотипы, пришедшие из старых фильмов о войне и новых -  о различных вариантах конца света, как оказывается, имеют мало общего с реальностью. Да и функция, которую они должны исполнить, далека от ожиданий омичей. Однако и это, скорее всего, не последнее их состояние. Как рассказали «АиФ в Омске» представители МЧС,  сейчас проходит инвентаризация защитных сооружений, после которой будет принято решение по дальнейшему их использованию. – продолжать ли поддерживать их в нынешнем состоянии, или внести в политику государства в их отношении какие-то изменения.

Военных действий в Омской области никогда не было, да никто их не ждет. Для города, окруженного различными потенциально опасными производствами, скорее актуальна проблема техногенных катастроф. Когда же в последний раз в таком случае убежища в Омске использовались по назначению?

 Вспомнить таких случаев никто не может. И слава Богу – единогласны  работники железной дороги и МЧС.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Будет ли перенесёно 1 сентября в этом году?
  2. Когда начнут ремонтировать ДК «Звёздный»?
  3. Когда уберут забор у метромоста на Красном Пути?
Как часто вы употребляете алкоголь?