aif.ru counter
252

Политический апрель: молодёжь Омска ждёт визита Ильи Варламова

Блогер Илья Варламов баллотировался в мэры Омска.
Блогер Илья Варламов баллотировался в мэры Омска. © / Елена Володина / АиФ

Омск, 11 апреля – АиФ-Омск. Год назад Омск стал центром внимания всей страны. Проект «Гражданин Мэр», придуманный Виктором Корбом, изменил отношение к Омску. Из города, который не показывают даже в прогнозе погоды, Омск на несколько недель стал одним из самых обсуждаемых городов России.

Своим успехом «Гражданин мэр» во многом обязан случаю. В своем твиттере омич Михаил Быков, кажется, в шутку предложил, теперь уже известному и в Омске, блогеру Илье Варламову выдвинуть свою кандидатуру на «гражданские праймериз» (процедура, придуманная в рамках проекта «Гражданин Мэр», для выбора единого кандидата). Варламов, скорее всего, не заметил бы это сообщение, если бы не Михаил Маглов, политический активист, а теперь уже и политэмигрант. Он поддержал идею и уже ему ответил Варламов, тоже в шутку (вообще все, что тогда происходило можно расценивать как шутку), что согласен. Потом он в одном интервью отказывался, в другом соглашался, и, в итоге 18 апреля приехал в Омск подавать документы, чем вызвал небывалый ажиотаж у местных СМИ и молодёжи. Сделать это ему было не сложно: в Омске не часто известные блогеры выдвигаться в мэры.

Фото Дмитрия Барулина

Нет пророка в своем отечестве, и Варламова быстро полюбили как родного, хотя до этого многие и не знали о его существовании. Да и приехал бы кто-то другой, ситуация бы не изменилась. Но приехал Варламов. Вокруг него сразу образовалась группа активных молодых горожан. Конечно, для большинства это было возможностью пообщаться с близким по духу человеком, поучаствовать в «крутой движухе». Но все-таки это очень редкий, если не первый, случай в Омске, когда молодые люди сами решили участвовать в политической кампании, когда у них появился свои кандидат. По-настоящему свой.

Фото Елены Володиной

Варламов, сдав документы, уехал в Африку, а ребята остались собирать подписи. Они нашли помещение, нарисовали логотипы и листовки. Ими восхищались практически все. Самым восторженным комментатором оказался Максим Кац, который приехал помогать собирать подписи, и, кажется, перевлюбил в себя всех «варламовцев».

Фото Дмитрия Барулина

О том, как прекрасно работал «штаб», он писал, практически, каждый день. И казалось, что это единственное что он делал. Собрать подписи, конечно, не удалось, а под конец выяснилось, что большая часть подписей и вовсе кем-то была нарисована.

Фото Дмитрия Барулина

Варламов вместе с Кацем ещё раз приехали в Омск, создали отделение своих «Городских проектов», пообещали привозить в Омск лучших специалистов, делать проекты для Омска и, забрав с собой, видимо, лучше всех проявившую себя Анну Рогову, уехали. А ребята остались. И прошел год. Чем сейчас занимаются эти люди? Какое у них теперь отношение к кампании Варламова? Как развиваются «Городские проекты»? Что изменилось за этот год? И, наверно, главный вопрос: не разочарованны ли они?

Фото Романа Ковалёва

Павел Акимов, журналист, год назад являлся доверенным лицом Ильи Варламова:

– Эмоциональное отношение спустя год никак не изменилось – по-прежнему считаю, что всё это было очень круто, и вообще это была довольно уникальная движуха за все последние годы в Омске. В восприятии кампании изменилось лишь то, что отчётливее вижу собственные и общие ошибки, которых можно было не совершать и не так быстро завершить кампанию.

В жизненных обстоятельствах каких-то радикальных изменений не произошло: я по-прежнему в Омске, я по-прежнему студент. Но внутри меня с тех пор все поменялось очень сильно: понял, что по большому счёту нет ничего невозможного, достаточно просто начать. При этом на многие вещи я стал смотреть спокойнее.

«Городские проекты» в Омске находятся в законсервированном состоянии. По большей части по моей вине: я понимаю, что надо было всех как-то подбивать, но я тоже погрузился в собственные дела. Так что внешние обстоятельства остались примерно те же. Внутри же произошел какой-то щелчок, и я стал на вещи смотреть по-другому.

И я не пытаюсь сказать, что мы все такие замечательные «варламовцы». Нет! Лично я очень ленивый, и меня это жутко бесит, и я с этим борюсь. Как-то так сложилось, что я перестал проявлять инициативу, и все у нас заглохло. С одной стороны – вот только сейчас появляется чувство, что здесь не так уж и плохо, и хочется что-то здесь делать. С другой – хочется уже сменить обстановку, хотя бы на пару-тройку лет.

Фото Романа Ковалёва

Анастасия Зайцева, студентка, в прошлом году была активистом штаба Варламова, куратором омского отделения «Городских проектов»:

– Как я отношусь к кампании сейчас – сложный вопрос. Скорее, положительно. Всё-таки об Омске заговорили по всей стране, общественность активизировалась. Но, если подумать, всё это действо было обречено на провал.

А городские проекты на самом деле как начались, так и закончились. Когда после снятия кандидатуры Варламова собралась группа «Омск – город для людей», там были очень разные люди, и часто возникали разногласия.

Когда Кац и Варламов приехали во второй раз, они сразу отказались сотрудничать с некоторыми людьми, и не хотели ассоциировать свои городские проекты с местной группой. Ну и из-за этого разделения не получилось нормально участвовать ни там, ни там. И, собственно, мне самой не хватает способностей организатора, и каких-то крутых идей не было, чтобы сделать хоть что-то в рамках «Городских проектов».

Также все эти активности так или иначе затрагивают политику. То есть те идеи, которые есть у меня, можно осуществить либо при полной поддержке властей, либо самим и незаконно. И тут возникает сложность в том, что 99% твоих единомышленников как огня боятся и политики, и, разумеется, попасть в тюрьму.

Сейчас я занимаюсь всё тем же: пытаюсь доучиться в СибАДИ на архитектора. Но, как говорится в популярном интернет-меме, «всё очень плохо». Это касается и омской архитектуры, и градостроительства в целом. Рисую на стенках и придумываю неосуществимые проекты для улучшения облика города.

Планирую ли я уехать из города? Я вообще не люблю планировать. Все самые хорошие события в моей жизни происходят сами собой. Да, разумеется, у меня есть страна мечты, и я считаю ошибкой вселенной, что родилась не там. И, опять-таки, я достаточно мобильна, могу за пару часов собраться в путешествие на месяц, так что вероятность того, что я уеду из города, очень велика. Пока меня здесь вуз держит.

Фото Романа Ковалёва

Мария Мазуркевич, студентка, в прошлом году была секретарём штаба Варламова:

– Я рада, что год назад пришла в «штаб». Всё, что произошло со мной в течение года, началось именно там. Я тогда поняла, что не только город нуждается в переменах, но и мне самой нужен был толчок, то «варламовская» кампания мне его дала. Я там встретила кучу действительно необычных и увлечённых людей разных возрастов. С некоторыми из них общаюсь и сейчас. Общественными делами, правда, больше интересуюсь, чем занимаюсь. К сожалению, «Городские проекты» в Омске так и не образовались, может быть, дело в том, что не нашлось лидера, может в чем-то другом, я не знаю. Меня и тогда не понимали многие из друзей, говорили, что я ерундой занимаюсь, а я попробовала. В общем, репутацию особенно странной девушки я себе на этом заработала.

Где оказалась и чем занимаюсь? Поступила в университет на «иностранный язык», занялась спортом, стала волонтёром. В Сочи на Олимпиаду собираюсь ехать, но это теперь уже больше практический смысл имеет, если поеду – то по специальности.

Разочаровались ли люди? Не думаю. Если оценивать ситуацию адекватно, там для победы чудо должно было случиться. Мы знали тогда, какова вероятность того, что всё это сработает, и я думаю, участвовали ради самого процесса. Не ради победы, поэтому и разочарований должно быть не много. Уезжать не планирую – я из тех, кто уже в Омск вернулся, так что пока – нет. Ещё 3 года точно никуда не уеду.

Фото Андрея Кутузова

Дарья Тартынова, студентка, год назад являлась активистом штаба Варламова:

– Я стараюсь следить, за тем, что вообще происходит. Но я не то чтобы разочаровалась, просто я увидела, как это всё на самом деле сложно. Как сложно людей уговаривать что-то тебе подписать. Случалось, что они вообще не были в курсе, что будут какие-то выборы.

Наверно, я разочаровалась в Омске и в своей способности в чём-то таком активно участвовать. Ну и как-то мне показалось глупо заниматься какой-то общественной штукой, когда я не знаю, чем мне в принципе заниматься в жизни. В том смысле, что это трудно сделать своей работой. А у меня есть и другие вещи, которые мне интересны и которые можно сделать работой, даже никуда не уезжая. Вот как-то так. В общем, я не занимаюсь общественной работой, потому что мне хочется сначала что-то сделать для себя.

Почему сейчас все не активно? По-моему явка на выборы мэра тогда всё объяснила. Просто это какое-то общее настроение «неучастия» у основной массы людей. До нас не так массово докатился ветер перемен. Насколько он в Москве популярен, мне трудно судить на самом деле. А уезжать я пока не собираюсь.

От автора

Шуточное выдвижение Варламова дало такую желанную надежду на перемены многим молодым людям. И хотя это была вовсе не выборная кампания, а просто веселое и интересное время, разочарование, кажется, висит в воздухе. Разочарование не столько в этих конкретных богерах или политике, а вообще. Не случайно ровно через год в городе появилась другая разочаровывающая штука – кафе «Эверест». Апрель – опасное время для Омска. Шутки становятся жестче.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах