aif.ru counter
47

Леонид Полежаев: «Я не был свободным». Глава области попрощался с журналистами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ в Омске 16/05/2012
Фото: предоставлено пресс-службой правительства Омской области

Весь полуторачасовой разговор передать здесь невозможно, поэтому предлагаем читателям «АиФ» наиболее интересные ответы главы региона на вопросы журналистов.

Политика больше неинтересна

- Вы неоднократно уже заявляли, что после срока окончания полномочий вы не уйдете из общественной жизни региона. Можно ли узнать Ваши планы?

- Не надо ту общественную деятельность, которой я хочу заниматься, смешивать с политикой, политиканством. Никакой тени политического участия, политического влияния моего не будет – мне это неинтересно. Мне интересна история, культура, духовное развитие нашей области – то, что, я надеюсь, очень нужно и очень важно не только старшему поколению. 300 лет области. Много ли мы знаем людей, которые создавали на протяжении такого срока эту область, этот город? Я хочу открыть эти имена, чтобы они были известны жителям, что жизнь не заканчивается интересами одного поколения, жизнь является сопоставимостью факторов и преемственности живущих всех поколений, которые основали этот город, строили этот город, создавали этот город, его культуру, его духовный мир. Я думаю, что это очень интересный раздел нашей жизни, непознанный. И если что-то удастся в этом отношении сделать, я думаю, что это будет благодарная память этим людям, основателям.

Не забывайте также, что я являюсь профессионалом, и моя работа ещё будет заключаться в участии во всех крупных экспертизах гидротехнических объектов России, которые будут создаваться или проектироваться. Наш гидроузел, который мы строим сегодня, я экспертировал, я думаю, что поэтому он стал гораздо дешевле, чем этого хотели проектировщики, и поэтому очень легко прошёл государственную федеральную экспертизу.

- Некоторые СМИ называют вашу сегодняшнюю пресс-конференцию противопоставлением недавно прошедшему аналогичному общению с журналистами назначенного губернатора Виктора Назарова. Как Вы относитесь к этому противостоянию?

- Никакого противостояния нет. Я пришёл пообщаться с группой журналистов, с которой мы общались в течение десятилетий. Было бы плохо, если бы я не пришёл, наверное, вы бы тогда написали в своих СМИ – вот ушёл, и мы не смогли пообщаться, не смогли задать какие-то вопросы. Тут и в шапке дурак, и без шапки дурак. Какое противостояние может быть? Я делаю всё правильно с моей точки зрения.

- Бюджет Омской области всегда был социально направленным. Виктор Назаров заявил, что бюджет на треть состоит из кредитов и надо избавляться от долгов, возможно, за счёт социальных программ. Как Вы относитесь к этому?

- У каждого руководителя есть свои методы работы, поэтому я не мог посягать на мнение человека, который имеет другое представление об этом. Это его будущая ответственность. Мы два разных человека, у нас два разных управленческих приёма может быть. Поэтому никаким образом я это комментировать не могу и даже права не имею.

- Какой бы Вы наказ дали Виктору Назарову?

- Самое последнее дело – давать советы. Я этого никогда не сделаю. Люди, берущие бремя ответственности на себя, вряд ли нуждаются в советах. У них должно быть уже своё чёткое представление об этом и здесь вряд ли даже это оправдано с точки зрения этики.

- А хотя бы одна встреча была с Назаровым? О чём говорили?

- Да, я встречался с ним, у нас было о чём поговорить, но мы обошлись без советов друг другу.

Осмыслить историю

- В своё время Вы написали немало книг, и, видимо, очередная будет об истории и культуре региона. Вы в публичных выступлениях всегда были достаточно откровенны. Следует ли ожидать ещё какую-то книгу, где будут, быть может, Ваши оценки политической действительности? Словом, что бы Вы ещё хотели написать?

- В том, что я напишу книгу, нет никаких сомнений. Но когда она будет, я не могу вам сказать. Надо отойти от напряжения, которое связано с текущей работой, не хвататься сейчас за ручку и по горячим следам писать, не вижу в этом никакой надобности. Всё должно устояться, успокоиться, и тогда уже можно будет давать хладнокровные оценки всем событиям, касающимся истории и современной политики. С этим, я думаю, торопиться не стоит.

Множество событий и такой очень сложный период для страны, в котором мы жили (смена государственного устройства, смена экономического курса, один путч, второй путч, дефолты) всё это накладывало отпечаток на всю нашу деятельность. Мы ещё сами не представляем, что мы пережили. Время должно немножко отодвинуть эти события, надо на них посмотреть со стороны.

- Мы наблюдаем уже сейчас определённые перемены в обществе. В том, что сейчас происходит, Вы видите хорошее или, может быть, люди Вас разочаровывают?

- Радует возрастающая политическая активность людей, это значит, что мы не спим, мы проснулись, у нас появились болевые ощущения от тех событий, которые происходят в стране. Это очень хороший симптом, он нисколько не опасен для власти; то, что общество оживает и выражает своё мнение, это очень важно с точки зрения определения верности и курса, и политической линии.

Есть, конечно, и вещи, на которые нам нужно обращать внимание, потому что на самом деле общество теряет те позиции, которые были 20 лет назад и в образовательной, и в культурной сфере. Вот это запускать нельзя, это опасно. Можно не построить какой-то завод, но когда появляются признаки общественной деградации, это опаснее всего. Всё остальное можно сделать, но если мы потеряем те признаки культуры, которые характерны для общества и для живущих еще поколений, это очень опасно. Человек очень медленно поднимается в своём культурном развитии. Это как гора – одну вершинку взял, потом другую, а скатиться с этой горы можно очень быстро, кубарем. Очень тяжело эти высоты даются и очень легко теряются.

- Четыре года Медведев был президентом, теперь он председатель правительства. Как Вы считаете, будет при нём экономика развиваться? Верите Вы в него?

- Экономика страны будет развиваться в соответствие с теми программами, которые определены прежним правительством; и так уж устроено наше общество, что программы и действия правительства будут определяться энергичностью действий и реакцией на процессы в стране прежде всего президентом РФ. И здесь роль правительства в большей степени техническая, и от него хотелось бы ждать высокого профессионального уровня. Надеюсь, что так и будет, Медведев способен на это.

14 выговоров

- В Казахстане Вы руководили крупной стройкой, а потом приехали в Омск, взяли на себя ответственность за целую область. Что для Вас было труднее?

- Мне нигде не было легко. Что такое строительство канала «Иртыш-Караганда»? Это всесоюзная была стройка, это сложнейшие климатические, географические условия, это не какая-т площадка, это не «Арена-Омск», а это стройка, развёрнутая на протяжении 600 км.! И её надо видеть, знать, учитывать все детали. А когда у тебя не хватает опыта (меня назначили начальником строительства, когда мне было всего 35 лет), это сказывается. И я мог этот недостаток наверстать только огромной работоспособностью, очень много двигаясь, очень много вникая, прислушиваясь к советам более зрелых специалистов. И если говорить о сложности, то, пожалуй, это был сложный период, потому что мне догонять приходилось. Я не могу сказать, что я был готов к этой миссии. Вера в меня была у людей, кто ставил, потому что это не просто происходило тогда, это утверждалось в ЦК КПСС, и там рекомендации давали мне, то есть люди за меня отвечали. И не подвести ни этих людей, ни себя, сделать всё – это было главной задачей.

А потом была работа первым заместителем председателя облисполкома, которую я принял после того, как отказался заниматься проектом переброски части стока северных рек, к которому сейчас вновь хотят вернуться. Я отказался от этого проекта, не стал участвовать, хотя предложение министерства было – всё управление строительством канала «Иртыш-Караганда» перебросить на новый проект. Я не мог согласиться выполнять сырой проект, который нанёс бы непоправимый ущерб территории.

Эта ситуация и послужила мотивом к тому, что я принял предложение ЦК и был назначен первым заместителем Карагандинского облисполкома. Что такое Карагандинская область? Таких промышленных узлов в СССР было несколько: Караганда, Донбасс, Кузбасс, Новокузнецк. Это была очень сложная работа, но там я приобрёл опыт, который мне здесь, в Омске, пригодился. Поэтому сказать, что тут меня встретил какие-то трудности – нет, я их не встретил. Потому что за моей спиной уже были все те проблемы, которые переживёт позднее Россия. В Казахстане был декабрь 1986 года, который сейчас стал днем основания Республики Казахстан, это были шахтерские стачки. Я бы никому не посоветовал увидеть разъярённых шахтёров, тем более пытаться с ними разговаривать; но мне удавалось.

Поэтому здесь в Омске была нормальная работа, осложнения только были в связи с проблемами, связанными с оборонной промышленностью. Одномерность промышленности в Омске, ориентированная только на производство вооружения и которая в одночасье потеряла все заказы, а у нас было 120 тыс. рабочих мест, сказалась очень сильно на людях. Ведь за этими 120 тыс. рабочих ещё были их семьи, это значит, что около полумиллиона жителей были связаны с оборонкой, и заместить чем-то такой промышленный потенциал в области нечем было. Да и сейчас нечем, хотя мы и создаём производство, и новые рабочие места. Вот этим и объясняется та упорная борьба, которую я вёл за сохранение омского и сибирского вообще оборонного потенциала. Мне говорили – почему я всё это не закрыл, не демонтировал, почему у нас в цехах всё ещё станки стоят, а не развёрнуты торговые комплексы. А вот теперь, когда начали заниматься проблемой перевооружения армии, оказалось, что негде размещать сегодня производство, кроме Омской области. Мы готовы принимать любые заказы, и вы видите это по оживлению наших промышленных предприятий.

- Были ли в Вашей жизни серьёзные взыскания?

- Был один день, когда я получил два строгих выговора, один до обеда, второй – после. Партийный выговор с занесением в учётную карточку у меня был за то, что сейчас бы назвали нецелевым использованием средств, - я построил плавательный бассейн для детей. Дело дошло до партийного контроля высшей инстанции. Что такое партийный контроль? Когда ты попадаешь туда, должен хорошо представлять, что зайти можешь начальником, членом парии, выйти – никем. И это людей ломало, когда он входит в приёмную, а там уже сидит врач: не всегда своими ногами уходили с этого заседания. Но у меня никакого сомнения не было, что я прав. Так оно в итоге и получилось, меня поблагодарили, что я сделал это для людей.

А вообще выговоров у меня 14! Тогда бытовало такое присловье среди руководителей, что выговоры – это боевые шрамы, полученные в борьбе за строительство социализма.

- Вы очень тесно общались с президентом Казахстана. Поддерживаете ли сейчас отношения?

- Конечно, мы работали с ним вместе, в Казахстане очень дорого ценится дружба людей, это особенность восточного характера. Мы ровесники, и семь лет совместной карагандинской работы нас связали на всю жизнь. Назарбаев – это эпоха целая для Казахстана, это на самом деле человек крупного масштаба.

- Л. Толстой говорил: «Там, где труд превращается в творчество, отступает страх смерти». Насколько важно творчество для политика, для государственного деятеля?

- Если ты хочешь, чтобы у тебя было узнаваемое лицо, чтобы у тебя был определенный характер, который тебе позволяет достигать определённых целей, надо преодолевать не только трудности процесса, но и так называемое «мнение». В моей жизни этих «есть мнение» было предостаточно. Их преодолевать надо, не имея страха, иначе согнёшься. Согнёшься раз, два, и дальше ты не личность.

- Приближаются выборы мэра города Омска. Видите ли вы среди оставшихся кандидатов того человека, который сможет поднять город?

- Есть по крайней мере один человек, за которого я бы хотел, чтобы омичи проголосовали. И я думаю, что это, может быть, самый удачный выбор за последние годы.

- Фамилию назовёте?

- Это агитация будет.

Учить руководителя

- Не могли бы Вы поделиться секретами успешного руководителя? Какими качествами он должен обладать?

- Говорят, что управленца можно научить; научить можно, конечно, но если говорить о качестве – управленцем родиться надо, имея особенности характера и способности дальше можно приобретать образование, которое необходимо в управленческой деятельности. Я скептически отношусь к успешным, как у нас говорят, «продвинутым»… Должен быть тщательный отбор, поиск таких людей, воспитание, испытание их на различных уровнях управленческой деятельности.

Подготовка кадров в КПСС была поставлена очень высоко. Были, наверно, и там какие-то нюансы, но весь эшелон управленцев проходил тщательный отбор на всех уровнях. Поэтому неслучайно, что большинство честных, грамотных и профессиональных руководителей той эпохи, имеющих ту подготовку, успешно работали и работают до сих пор. И я отношу себя к этой когорте, хотя я никогда не был партийным работником. Думаю, что такую систему страна должна восстанавливать. Должна быть создана система подготовки государственных служащих, которые отличались бы стерильностью, не были бы обременены интересами собственного бизнеса и т. д. Но для этого должна быть выстроена очень хорошая социальная защита этих людей, чтобы после ухода на пенсию они не оставались нищими. И тогда это будет мотивировать людей, они будут дорожить государственной службой. Я знаю, что это понимают сегодня и в администрации президента. А спорадический подбор чреват очень серьёзными ошибками, которые происходят на наших глазах.

- Леонид Константинович, почему Вы внесли изменения в закон Омской области о социальных гарантиях губернатора и отказались практически от всех льгот, кроме медобслуживания?

- Закон подписывался мною, и я не мог за спиной оставить этот закон и породить у людей не очень хорошее о себе представление, что вот он себя обеспечил, а мы остались с пенсией в 10 тыс. руб. Это было бы просто оскорблением большого количества людей и вряд ли мне доставило бы душевный комфорт. Здесь абсолютно осознанный выбор.

Я считаю, что федеральное правительство должно определять социальные гарантии для людей, которые состояли на государственной службе. Не должны быть в Татарстане одни гарантии, в Новосибирске другие, в Омске третьи, и так далее. Должен быть единый социальный статус гарантий по всей стране, тем более что статус губернатора как государственного служащего не определён, он высшее должностное лицо, а статус-то ни одним законом не определен. Я думаю, что это приведут в порядок.

О журналистах

- Раньше СМИ делились строго на телевидение, радио и печатные. Сейчас информационное поле существенно расширяется, появились электронные СМИ. Какие издания Вы предпочитаете и какими основными качествами должен обладать журналист?

- У каждого СМИ всё равно есть и будет свой читатель, зритель, слушатель. Поскольку мы общество, всё время ищущее справедливости, каждый читатель в своём издании хочет найти того справедливого автора, который окажется близким ему по духу. И поиск таких людей всё время будет, не может здоровое зрелое общество жить только сплетнями из «жёлтой» прессы.

- Запомнились ли Вам какие-то вопросы журналистов, общение с ними за эти 20 лет?

- Я ко всему отношусь серьезно, и сейчас у меня был журналист из «Комсомолки», мы почти 30 минут общались. Он всё допытывался, почему я метро не построил. Я сказал: «Коммунистам коммунизм не удалось построить, мне метро». Коммунизм мы уже не построим, а метро всё-таки будет, просто закончится строительство без меня, так же как и гидроузел. Главное, я заложил это всё, я сделал этот процесс необратимым. Есть вещи, на которые жизни не хватит. Кёльнский собор строился 700 лет, кто его заканчивал не помнил того, кто начал, но никого же не упрекали в том, что он закончен.

Вы не можете меня обвинить в том, что я избегал встреч с журналистами, я отвечал на любые вопросы, и удобные, и неудобные. Для меня общение с вами никогда не было формальным, поэтому я даже пресс-конференции никогда не ограничивал по времени. Вы начинаете оживать через полчаса, и скованность проходит, и живое общение начинается.

- У Вас очень напряжённый график, все это знают. Сейчас у Вас финиш и новый старт. Сколько времени Вы себе между этими двумя точками дадите на простую человеческую лень?

- У меня за все эти годы накопилось 160 дней неиспользованного отпуска – почти полгода. Я никогда не позволял себе отдыхать больше двух недель. У меня спрашивали: «Ты живёшь для того, чтобы работать, или работаешь для того, чтобы жить?». Нас учили жить для того, чтобы работать, и соответствовать лозунгу «Думай прежде о Родине, а потом о себе». Как бы ты ни относился к идеологии, тебя система всё рано воспитывает через множество институтов – учебных, производственных, образовательных, и т.д. А потом, если ты человек любопытный, способный, тебя захватывает это, тебе становятся важными результаты своей работы. Приходилось не считаться со временем, отпусками, и т.д.

Что касается перерыва – я думаю, с месяц хватит. Я никогда не был свободным человеком, можете себе это представить? 50 лет трудовой жизни шёл в этой колее. Всё время был заточен на реализацию каких-то проблем. А это всё под лучами каких-то прожекторов, за каждым словом, каждым шагом надо следить, и не только собственным, но и семьи своей. К этому тоже привыкаешь, но это не очень комфортно, конечно. Современные руководители освобождены от этого. А поскольку я принадлежу к той строгой кадровой школе, то испытываю определённое волнение перед тем, как я переступлю этот порог и стану свободным человеком. Никто мне не будет звонить из Кремля, задач не будет ставить. Я думаю, что это несложный период преодоления, я боюсь, чтобы мне это не понравилось, и эта лень не продлилась дольше месяца.

- Когда освободитесь от забот губернатора, за что в первую очередь возьмётесь, до чего руки раньше не доходили?

- У меня огромный архив, дом завален. Надо разобраться в этом, так как всё это представляет интерес, это не простые бумажки, это переписка с людьми, это статьи, изданное, неизданное… Без помощника в этом не разобраться.

Играли с системой

- Омичей волнует перспектива игровых видов спорта в нашем регионе, это хоккейная команда «Авангард» и волейбольный клуб «Омичка». Наблюдается ротация игроков и в той, и в другой команде. У многих складывается ощущение, что это просто исход игроков. Увидим ли мы в следующем сезоне наши команды?

- Я вместе с болельщиками конечно хотел бы увидеть играющей «Авангард», топовую команду, к которой привыкла вся страна и которая имеет болельщиков, не только в Омске, но и в России, и за рубежом. «Авангард» - это не просто клуб, это ещё и бренд области, который дался дорогой ценой и десятилетиями работы. Потерять этот бренд, я думаю. было бы неправильно. Думаю, что будущий руководитель области это понимает не хуже меня и сделает всё возможное, чтобы команду сохранить.

Я на самом деле занимался практически все 20 лет клубом, всеми его проблемами, и финансами, и селекцией игроков в рамках председателя наблюдательного совета клуба. Но кроме наблюдательного совета там же есть еще и руководство клуба, и менеджеры, есть министерство спорта, наконец, есть кому заниматься этой командой. И я думаю, что моё участие в этом сезоне 2012-2013 гг. вполне может определяться только качеством болельщика.

- Даже на своём сайте поклонники «Динамо» пишут, что им стыдно за такой Кубок Гагарина…

- Мы играли не с командой, мы играли с системой. Вот и всё, что я вам могу сказать. Хорошо, что хоть в этом противостоянии где-то забыли про молодёжную команду, и там нам удалось взять Кубок Харламова, и он достался-таки Омску. Это говорит о высокой профессиональной хоккейной школе в нашей области.

Главная радость

- Что было самым радостным событием для Вас за эти 20 лет?

- Рождение моего внука.

- А с точки зрения области?

- Рождение моего внука.

- Серьёзно?

- Серьёзно.

- Можно подробней о внуке? Ведь при Вашей должности очень сложно быть классическим дедушкой. Удавалось ли?

- Моему внуку 15-й год, он у меня единственный, и его судьба у меня вызывает большой интерес - каким он вырастет? Тем более, что я узнаю в нём очень много собственных черт характера. Недавно мы с ним по скайпу общались. Я спрашиваю: «Как дела?». Он: «Хорошо, дед». Я понимаю, что хорошо, но хочется-то ведь узнать поподробней. И я решил употребить молодёжный сленг, говорю: «Лёнь, ты по чесноку скажи, как дела-то?». А он мне отвечает: «Знаешь что, дед, я попрошу, чтобы такие слова у нас из лексикона были исключены, у нас должна быть чистая речь». У меня было смешение чувств: и гордость, и обида, что это он так меня? Я потом позвонил сыну, рассказываю, а он отвечает: «Растёт парень, что ты хочешь? Следи за своей речью». Так что внук – это очень интересно и здорово. Родители его много возят и показывают, он участвует во всех деловых поездках своего отца, он хорошо владеет языками. Думаю, что внук, единственный продолжатель нашего рода, это самое главное. Надо его вырастить так, чтобы он был успешным в той среде, в которую он войдёт через пять-семь лет. Не просто в общей какой-то толпе, а чтобы у него была индивидуальность, великолепное образование, которое было бы востребованным, вот это важно. В этот проект, а я его называю «проект», надо вкладывать весь ресурс, не только и не столько материальный, сколько моральный, нравственный. Пока получается, не знаю, как дальше будет.

- А пожелаете ли Вы ему судьбы российского госслужащего?

-Нет, не пожелаю. У него есть интерес к науке, пусть ею и занимается. Я хочу, чтобы он был свободным человеком. Свою несвободу я бы хотел не передавать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество