69

Дети войны. Когда воспоминания не дают покоя

Галина Васильевна Карпенко считает, что судьба была к ней благосклонна: её отец Василий Алексеевич Рухлов, начавший войну в чине майора, дослужившись до генерала-майора, выжил в той страшной мясорубке.

Война догнала его через десять лет... От ран, полученных на полях сражений, у генерала развилась неизлечимая болезнь, которая сразила наповал, как фашистская пуля. Гале и ее брату довелось-таки испытать горечь страшной потери. А прежде - испытать все то, что принесла её сверстникам война...

Чтобы папа заметил

Галина Васильевна хорошо помнит тот день, когда отец уходил на фронт. Как она, семилетняя девочка, надев яркое красное платьице, чтобы папа её обязательно заметил, ждала на сопке, пока покажется поезд, который увозил его на войну. И папа ее заметил, и даже помахал рукой из товарного вагона, двери которого из-за жары были открыты.

«Мы жили в военном городке на Дальнем Востоке, наши отцы должны были защищать рубежи страны от японцев, а воевать им пришлось с немцами, - вспоминает Галина Васильевна. - После ухода на фронт нашего полка городок словно вымер. Затих в ожидании чего-то страшного. И совсем скоро оно ворвалось в нашу жизнь – в виде похоронок, которые стали приходить с фронта одна за другой».

Маленькая Галя вместе с мамой каждый день ходила на почту в ожидании письма от отца. Однажды почтальон протянул ей телеграмму. Сердце девочки чуть не выскочило из груди, пока мама ее открывала. «Ваш муж тяжело ранен», - было написано в той телеграмме. Галя вдруг начала радостно прыгать и хлопать в ладоши. «Чему ты радуешься, ведь отец твой тяжело ранен?» - недоумевал почтальон. – «Зато он теперь будет лечиться в госпитале, и его не убьют», - совсем по-взрослому заявил семилетний ребёнок.

«Мы все тогда как-то сразу повзрослели, - вздыхает Галина Васильевна. - Мы видели горе наших мам и научились сочувствовать, мы испытали страх за жизнь наших отцов. А большинство и страшную боль потери».

Вскоре оставшиеся без всякой охраны семьи офицеров решено было эвакуировать из-за опасности от японских агрессоров. Разрешено было взять с собой не более 20 килограммов груза на человека. Остались практически ни с чем. И все же Зоя Ивановна взяла с собой письменный прибор мужа, который до сих пор хранится у Галины Васильевны...

Эвакуация в Омск

Эвакуировали Рухловых в Омск. Возможно, потому что здесь у них были родственники. Но помощи от родных было немного, многочисленная семья и сама в ту пору жила очень непросто. Нужно было учиться выживать самостоятельно. Учиться стоять в очереди за хлебом, которого по карточкам выдавали не больше 400 граммов в сутки. Учиться растягивать эту пайку на целый день. Кроме хлеба не было ничего. Даже картошки. «Хоть асфальт ешь», - у Галины Васильевны и сегодня при воспоминании об этом на глазах блестят слезы.

Однажды Галя принесла паек, и они вместе с трёхлетним братиком сразу же его съели. На какое-то время голод отступил, но уже через пару часов Гена стал просить у сестры хлебушка. Мальчик умолял дать ему хотя бы маленький кусочек. «Наверное, ты меня не любишь, если тебе меня не жалко. Я ведь так хочу кушать», - всхлипывал малыш. После этого Галя стала оставлять часть своего пайка для брата. Резала хлеб на мелкие кусочки и давала по капельке Гене, когда он в очередной раз просил кушать.

Во втором классе Галю приняли в пионеры. «Я была очень горда и радовалась тому, что теперь смогу тоже помогать фронту, ведь у пионеров уже были свои обязанности, - рассказывает Галина Васильевна. - Одной из таких обязанностей было посещение раненых в госпитале. Конечно, никакой особой помощи мы оказать не могли, но как радовались раненые бойцы нашим посещениям! Каждому хотелось погладить нас по головке, приласкать, обогреть добрым словом. Ведь дома у солдат оставались дочки и сыновья, и мы, наверное, напоминали им о них. Ну, а мы в этих израненных окровавленных мужчинах видели героев и очень ими гордились. Как и своими отцами, воевавшими с фашистами.

После войны Рухловы переехали в Белоруссию. Галина Васильевна окончила Могилевский педагогический институт. Долгие годы преподавала историю белорусским ребятишкам. Вырастили с мужем своих детей. Наверное, так бы и жила там до сегодняшнего дня, если бы не новая эвакуация. На этот раз она была связана с аварией на Чернобыльской АЭС.

Страшный Чернобыль

«Первого мая мы всей школой шли на демонстрацию. У всех было приподнятое настроение, мы радовались солнышку и весне. И вдруг на небе появилось странное облако, - вспоминает Карпенко. – Как потом выяснилось, облако это - радиоактивное. Из Чернобыля оно двигалось на Москву. Принято было решение его расстрелять. В нашем небе… Нам снова пришлось покидать насиженные места.

И вновь судьба забросила Галину Васильевну в Омскую область. Более 15 лет проработала она в Шараповской средней школе. На заслуженный отдых ушла в 74 года.

Сегодня пожилая учительница живет в Саргатке, в уютной квартирке, обставленной в самом современном стиле. Жизнью своей она вполне довольна. И все же считает несправедливым то, что дети войны незаслуженно забыты. Особенно те, чьи отцы не вернулись с войны. Ведь и после Великой Победы их жизнь не перестала быть сиротской.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

                     
        Самое интересное в регионах