20457

Жизнь после ковида. Врач - о тяжёлых последствиях вируса для здоровья

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. АиФ в Омске № 11 17/03/2021
Александра Горбунова / АиФ

Мы много говорим о ковиде, но мало знаем о том, что происходит после него. Коварный вирус вызывает тяжёлые последствия, зараза поражает практически весь организм человека.

Начмед больницы скорой медицинской помощи № 2 Татьяна Филатенкова, основываясь на своём опыте, приобретённом в «красной» зоне, рассказала, что такое постковидный синдром и насколько он опасен.

Немного выдохнули

Наталья Корнеева, корреспондент «АиФ в Омске»: Татьяна Васильевна, мы почти год живём в ситуации пандемии. Больница, в которой вы работаете, одной из первых перешла под ковидный стационар. Как вам кажется, всё было сделано правильно?

Татьяна Филатенкова: Мы начали работать в особых условиях с 6 июня 2020 года. Пришлось организовать всё быстро и сразу, чтобы сохранить персонал, чтобы не было внутрибольничного заражения. Сейчас думаю, как мы вообще всё это сделали!

Особенно сложно было первое время, когда отсутствовала марш рутизация. Мы были на круглосуточной связи с начмедом скорой помощи. Он звонит, просит взять, а мест нет. У нас было развёрнуто 360 коек, а пациентов - 400. Больных, которым становилось полегче, переводили в коридор, из палат интенсивной терапии - в обычные. Персонал жил в больнице. Летом было особенно тяжело - жарко, душно. Мы приняли решение, что смены у нас будут по четыре часа, несмотря на то что это увеличивает затраты СИЗов, но нам надо было беречь персонал.

Сейчас в регионе уменьшается количество госпитализаций ковидных больных, это связано и со снижением заболеваемости, и с тем, что 300 коек развёрнуто в районах, и с вакцинацией. А всё ли сделано правильно? Думаю, да. И ещё - мы были настолько мобилизованы, что эта концентрация внутренних возможностей позволила нам выполнить сложнейшую за дачу.

- Сейчас стало легче?

- Да, немного. Теперь у нас новые задачи. Вирус очень непростой, он имеет свои последствия. Сейчас есть пациенты с постковидным синдромом, и их нужно наблюдать и лечить, а сколько это будет длиться - неизвестно.

- Какие органы стали мишенями для коронавируса?

- Наверное, одним из главных органов поражения стал головной мозг. Многие симптомы, с которыми сталкиваются коронавирусные пациенты, связаны с нервной системой. Потеря вкуса и обоняния из той же области; жалуются на головные боли, а также в мышцах и суставах. Мы видели пациентов, которые поступают с поражением лёгких, но у них развиваются панические атаки и начинаются психозы, депрессии. Артериальное давление нестабильно: то повышается до 200, то падает до 90. Долго сохраняется общая слабость - астенический синдром. Опасаемся дальнейших сосудистых осложнений - инфарктов, инсультов, поэтому пациенты длительно принимают антикоагулянты и находятся под наблюдением врачей. Кто-то будет наблюдаться полгода, кто-то год и дольше.

- Вы по специализации врачневролог, вам пришлось переучиваться?

- Мы все дистанционно учились, и все получили сертификаты. В лечении ковидных пациентов важен коллегиальный подход. У нас и урологи, и хирурги, и травматологи были задействованы в этом процессе. Сейчас с такими больными работают пульмонологи, терапевты, неврологи и эндокринологи. Но ковид ковидом, а люди людьми. Мы лечим пациента, а не только ковид, ведь каждый больной чем-то ещё страдает - это и артериальная гипертензия, и сахарный диабет, и бронхиальная астма, и хроническая обструктивная болезнь лёгких. В стационарах много прооперированных коронавирусных больных.

Кстати, мы первоначально были хирургической базой для таких пациентов - они у нас оперировались, наблюдались и лечились.

Смены в «красной» зоне длились по четыре часа. Больше не выдерживали.
Смены в «красной» зоне длились по четыре часа. Больше не выдерживали. Фото: АиФ/ Виктор Крутов

- Правда ли, что все болезни от нервов?

- Да, много болезней зависит от психоэмоциональной сферы. Конечно, есть наследственная предрасположенность, генетические заболевания, но каждый из нас воспринимает болезни по-разному: кто-то спокоен, а кто-то начинает переживать, плюс «помощником» является интернет. И всё это превращается в большое гиперболизированное нечто, отсюда страх, паника - и пошло-поехало.

У всех в организме есть и вирусные клетки, и раковые, но кто-то живёт до старости и не нервничает, а некоторые пациенты начинают стрессовать. Гормоны стресса усиливают тяжесть заболевания, поэтому процесс выздоровления идёт хуже. Мы не зря во время пандемии подключили седативную терапию, пациенты от этого лучше выздоравливают. Я прочитала статью, где говорится, что американцы в острый период ковида прописывают антидепрессанты. Тогда и выздоровление быстрее, и последствия ковида переносятся легче.

- Что нужно делать, чтобы быть здоровым?

- В нашем законе об охране здоровья граждан есть небольшая формулировка, что каждый гражданин ответственен за своё здоровье. Это нужно помнить. У нас есть диспансеризация, расписано, в каком возрасте нужно пройти профильного специалиста - так и нужно делать. Диспансеризация направлена на профилактику онкологии, сердечно-сосудистых заболеваний и т. д. Если будут отклонения в анализах, общем состоянии, врач назначает дообследование. Ну что в этом сложного?

 - Татьяна Васильевна, а нервные клетки восстанавливаются?

- Восстанавливаются! В этом помогают время, врач и лекарства.

Врач через поколение

- Вы учились в Омском мединституте. А как вообще пришли в медицину?

- У меня двоюродный дедушка был военным врачом. Мы жили в селе, он приезжал к нам в отпуск и осматривал всех, кто к нему приходил. Дома считали, что в семье должен быть врач. И поэтому следующим врачом стала я. Получается - через поколение. В школе, правда, были мысли о физмате или физкультурном институте, но пошла в медицинский вуз. Годы учёбы прошли в областной клинической больнице; я работала санитаркой, сестринскую практику проходила в кардиоревматологии. Интернатура - на двух базах, в ОКБ и здесь, в БСМП № 2, тогда это была первая медсанчасть. Потом пришла работать сюда.

- Почему именно неврология? Есть об этом история?

- Есть история - я вышла замуж за нейрохирурга. На четвёртом курсе поняла, что хочу быть неврологом, хотя были метания. Работала санитаркой в оперблоке, и мне нравилась хирургия. Вместе со знаменитыми хирургами стояла у операционного стола, и они мне говорили: «Если ты не выйдешь замуж, мы сделаем из тебя хирурга». Но, выйдя замуж, поняла, что женщина не должна быть хирургом. Подчеркну, это моё мнение. Есть семья, которой нужно уделять внимание. Это для мужчины работа - главное.

А вообще неврология мне очень нравилась. В мединституте нам эту дисциплину преподавал легендарный человек - профессор, заведующий кафедрой Юрий Николаевич Савченко. Нейрохирург и учёный от бога, неординарный педагог и организатор. Я была влюблена в него и занималась в кружке. Даже написала научную работу - очень интересную, на стыке дисциплин.

На шестом курсе попала в хирургию, два месяца побыла старостой потока хирургов, а потом, после одной неотложной ночной операции я пришла в кабинет и сказала Юрию Николаевичу: хочу быть неврологом. И 10 лет я была врачомневрологом, 10 лет заведовала отделением неврологии, с 2007 года - я начмед.

- Чем вы занимаетесь в свободное время, есть ли оно у вас вообще?

- Очень мало. Я люблю читать: художественную литературу, специальную, научную. Сейчас много информации, очень много интересного. Открыт доступ к международной базе - это хорошо.

- А фильмы какие вам нравятся? Например, про врачей?

- Люблю смотреть наше старое кино. Есть и настольная книга - «Собачье сердце». А фильм этот знаю наизусть. Когда нужно отключиться, я ложусь, включаю фильм и с закрытыми глазами его «смотрю».

Оставить комментарий (2)

Загрузка...

Вопрос-ответ

                     
        Самое интересное в регионах