aif.ru counter
698

Нездоровая школа. Лучший детский врач страны - о лечении и импортозамещении

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. "АиФ в Омске" 06/07/2016
Педиатрия - наука тонкая, и зачастую жизнь ребёнка действительно находится в руках врачей.
Педиатрия - наука тонкая, и зачастую жизнь ребёнка действительно находится в руках врачей. © / Пресс-служба министерства здравоохранения Омской области

Доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой детской хирургии ОмГМУ, руководитель Центра патологии репродуктивных органов и тазовой хирургии Областной детской клинической больницы Андрей Писклаков стал финалистом всероссийской премии «Призвание» в номинации «За создание нового метода лечения».

«Премия «Призвание» - это не только моя заслуга, а результат работы всего коллектива нашего центра, - уточняет лучший детский врач. - Награду получал совместно с  профессором Василием Николаевым, главным детским хирургом республиканской детской клинической больницы в Москве. Он является идеологом этого направления, собственно говоря, нового метода лечения. Пытался ещё в 90-х годах продвинуть его, но во многих организационных вопросах так и остался на бумаге. Мы смогли его идею воплотить на практике». 

Многорукие врачи

Марина Прожога, корреспондент «АиФ в Омске»: Андрей Валерьевич, а в чём конкретно состоит этот новый метод лечения? Читателям пока не очень понятно…

Андрей Писклаков

Андрей Писклаков: Сейчас объясню. У ребёнка площадь таза 10 квадратных см, а у маленького - вполовину меньше! На этом участке сконцентрированы -  прямая кишка, мочевой пузырь и уретра, а у девочек ещё влагалище и матка. Кто это лечить может?  У нас есть специальности: детский проктолог, гинеколог и детский хирург. И как происходит обычно? Хирург лечит, прямую кишку, но даже если видит проблемы в гинекологии, то, связываться, что называется, не будет. Не его это сфера деятельности. Гинеколог, в свою очередь, не справится с патологией прямой кишки и уретры.

Наша идеология с профессором Николаевым заключалась в том, чтобы создать в детской больнице такое отделение лечения тазовых патологий, в котором бы работали уникальные врачи. «Многорукие», я бы сказал, которые одновременно владели бы несколькими специальностями, могли быть и хирургами, и гинекологами, и урологами. И вот мы смогли создать такой центр! Четвёртое хирургическое отделение в Омской детской областной больнице официально называется центр патологии репродуктивных органов и тазовой хирургии.

- Как вам это удалось? Где нашли таких уникальных докторов?

- Это было непросто! Более того, я скажу, практически невозможно, потому что таких врачей нет в принципе! На них не учат. То есть для того, чтобы детский врач одновременно мог быть и хирургом, и гинекологом, и урологом  ему нужно идти учиться заново, то есть на два года уйти из профессии и наравне с 20-летними  студентами зубрить учебники, сидеть в аудиториях, жить на стипендию… Мы смогли найти таких людей. Единственный недостаток нашего центра, на мой взгляд, в том, что он маленький. У нас 14 коек, нагрузка на персонал колоссальная, мы интенсифицируем работу, наши медсёстры на месте не сидят. У нас в год проходят лечение более 700 детей. Это более 150 сложных эндоскопических (лапароскопических и цитоскопических) операций. На нас вся детская гинекология города и области - и плановая и неотложная. Кроме того, в год около 30 детей из других регионов лечим. В планах расширение.

Бог создал, значит надо…

- Вы уже сказали, что детская и взрослая гинекология - это как небо и земля… А в чём всё-таки разница принципиальная?

- В детской хирургии мы всё стараемся сохранить по максимуму. Раз Бог создал, значит это нужно. Но надо сделать так, чтобы это было как можно ближе к идеалу. У нас яичник удалить - это трагедия целая! Вот поэтому органосохраняющие операции – это идеология детской хирургии. И наши врачи её реализуют. У нас есть два гинеколога, имеющих сертификаты детского хирурга. Одна врач - Наталья Павленко имеет четыре сертификата. То есть она детский уролог-андролог, врач УЗИ диагностики, хирург и гинеколог. Причём очень важно, на мой взгляд, что наши врачи не просто имеют допуски, они реально оперируют. Потому что сертификат - это хорошо, но он бумажка, которая ничего не даёт без опыта. Вот в этом и кроется вся тонкость тазовой хирургии. Профессор Николаев не раз на симпозиумах во всеуслышание заявлял, что в Омске единственный подобный центр.

«Взрослый» врач не может работать с детьми.

Растим «туалетных рабов»

- Как относитесь к идее импортозамещения? В медицине вообще возможно своими силами закрыть потребность в технике, например?

- Вопрос неоднозначный. Первый опыт импортозамещения урологических аппаратов был у нас ещё в начале 90-х. Мы приобретали установки Ростовского и Владивостокского заводов. Владивосток собрал систему с нуля, Ростов - скопировал датскую. И, несмотря на то, что я патриот России, скажу вам, аппараты были никакие! А сейчас в России вообще самостоятельных производств урологических установок нет. Их даже не копируют. Потому что заводу интересны объёмы выпуска, а их надо три-четыре на регион. Владивостокский уродинамический комплекс «Рельеф» мы законсервировали. Поначалу думали сделать  апгрейд, программу обновить, но ничего не вышло. Там был установлен  компьютер «Интел» 286: к нему сейчас программ нет, принтер матричный… Компьютерщики сказали, что слышали про такое, но не видели! А когда мы узнали цену, которую запрашивал завод за апгрейд, то она оказалась на 10% ниже стоимости новой американской системы. Словом, в медицине, особенно если это касается технологически сложных комплексов (томографов и т.д.),  импортозамещение – не лучшая идея.

- В последнее время всё чаще говорят о том, что педиатров надо сокращать и вводить врачей общей практики. Как вам такая оптимизация?

-  Абсолютная глупость! Дело в том, что как ни готовь врача общей практики, хорошим педиатром он никогда не станет! Был недавно съезд врачей общей практики Сибирского федерального округа, там была детская секция. Знаете, сколько врачей общей практики там было?  Почти одни докладчики. То есть врачи общей практики детей боятся и всячески будут увиливать от этой области медицины. Я считаю, что педиатрия должна быть в том виде, в каком есть! К тому же у нас и врачей общей практики, истинных врачей - не так много. Особенности детского организма – это колоссальные особенности. Там столько нюансов, уму непостижимо. Мы наших студентов с первого курса начинаем вводить в этот мир: они знают психологию ребёнка и здорового, и больного, они знают анатомические особенности детей, физические. Да что там говорить, даже дозировка препаратов  педиатрии – это целая наука. Анестезиологи всегда говорят, со взрослыми просто – доза одна, а у вас как считывать? На килограмм веса? Год, день  жизни?

В медцентре делают и лпановые, и неотложеные операции.
В медцентре делают и плановые, и неотложеные операции. Фото: АиФ/ Эдуард Кудрявицкий

- Получается, не каждый врач, хороший «взрослый» доктор может работать с детьми? Для этого нужен не только особый склад ума, но и души. Верно?

- Абсолютно верно! Не забывайте, что  нам не только с ребёнком, но ещё и с родителями, бабушками и дедушками приходится работать. Сейчас очень модно стало самим лечить, учить…  Плюс СМИ негатив вбрасывают какой. Очень хорошо о врачах  пишут только ко Дню медработника.

- Стараемся быть объективными, но негатива хватает. Пациенты часто жалуются…

- Я понимаю, что проблем в здравоохранении достаточно. Сам с этим постоянно сталкиваюсь, не только как врач. У меня родители болеют, и я знаю, что не всегда всё хорошо. Но не надо перегибать палку, хватает негатива и без этого!  Но не всё и всегда зависит от врача. Сейчас проблем с финансированием много, это тоже отражается на работе. И это не вина нашей губернии, или страны – кризис экономический. А медицина, везде и всегда, очень затратная отрасль. Взять хотя бы даже стоимость наших расходных материалов, которые мы используем при лечении детей.  У нас есть метод лечения – эндоскопическая коррекция рефлюкса, там используется специальный имплант, стоимость одного миллилитра - 60 тысяч рублей. Это на одного ребёнка.

- В последние годы стали открыто говорить о том, что у наших детей столько проблем с «нижним» этажом потому что в школе, простите, в туалет не выпускают с урока…

- О, это вообще отдельная тема и очень болезненная. К сожалению, школа в нашей стране не добавляет здоровья детям. У педагогов к здоровью школьников нет никакого интереса. Эта область выпадает из их поля зрения. Они занимаются своей педагогической деятельностью - и всё!

Ещё когда занимался подготовкой кандидатской, мне встретилось высказывание детского французского уролога, он писал, что ребёнок встречает школьное расписание напряжением своих сфинктеров. То есть что получается. Если ребёнок на уроке поднимает руку и просится выйти, педагог сразу же воспринимает это как желание покурить или поджечь школу.  Нет презумпции невиновности ребёнка у учителей, они априори виноваты и подозреваются во всех смертных проступках. А ведь бывают такие ситуации, что у ребёнка возникают императивные позывы, то есть ему так приспичит, что если он немедленно не опорожнит мочевой пузырь, у него недержание может быть. А детский коллектив - самый жестокий, там засмеют… И мы когда имеем такие проблемы, говорим родителям: идите к учителю и объясняйте ситуацию. Хорошо, если это начальная школа и один учитель, а в старшей школе придётся со всеми учителями переговорить, значит, вся школа будет знать. Поэтому школа наша с её жесткими правилами выращивает рабов туалета. Нужно менять и систему обучения, и отношение учителей к здоровью школьников. 

ДОСЬЕ
Андрей Писклаков - доктор медицинских наук, заведующий кафедрой детской хирургии ОмГМУ, профессор. Иногда в день проводит по три-четыре операции. Оперирует всё, кроме сердца и головы, в том числе делает коррекцию пола у новорождённых.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество