Примерное время чтения: 10 минут
1021

«Мама, забываться вы стали!» Как живёт 90-летняя сибирячка с деменцией

 «Я до сих пор не могу привыкнуть, что мама - моя мама! – стала такой… слабой, беззащитной».
«Я до сих пор не могу привыкнуть, что мама - моя мама! – стала такой… слабой, беззащитной». / «Обнимая небо». / Из личного архива

Таисия Анатольевна слышит среди ночи звонок и идёт открывать. Настойчивый звук заставляет её торопиться, впопыхах надевать халат и тапочки. Перед тем, как открыть дверь в тёмный подъезд, она собирается с мыслями - кто бы это мог в такой час? Может лучше не рисковать и позвонить сыну?

История семьи, в которой есть больной деменцией, в материале omsk.aif.ru.

Таисии Анатольевне 90, у неё деменция

- Да, мама? – как-то совершенно блекло, безжизненно отвечает Сережка. Она уже понимает ответ, и от этого ещё страшнее.

- Сережа, это не ты в дверь звонишь?

- Нет, мама, я дома, сплю!

Не прощаясь, Таисия Анатольевна нажимает отбой и приваливается спиной к двери. Звонок переходит в гул, который постепенно стихает. Ей тревожно. Она не знает, куда деть руки, и кладет их в карманы, чтобы просто унять дрожь. Пальцы нащупывают россыпь мелких предметов, она с удивлением достает пригоршню таблеток.

Уже на полпути в спальню она замирает и трёт висок, ахает испуганно, отрицательно машет головой, убирает таблетки обратно в карман, спешит в постель и тихо плачет от бессилия. Таисии Анатольевне 90, у неё деменция.

Таисия Анатольевна в молодости.
Таисия Анатольевна в молодости. Фото: «Обнимая небо».

Тася – так назвали родители новорождённую, появившуюся на свет в Сибири. Но имя ей не нравилось, и она всем представлялась Таней – всего одна буква, но с новым именем она проживет долгие годы, оставаясь при этом по документам Таисией. Вместе с семьёй она переживёт оккупацию на Украине, и насмотревшись военных ужасов, выберет самую добрую, самую важную профессию на свете – врача.

Но сначала – фельдшерское училище и распределение в родную Сибирь, потом омская медакадемия, которую окончила только в 30 лет с грудным Сережкой на руках. В одной руке учебник, в другой – погремушка. Выручала мама, однако когда Сереже исполнилось два, Таисия осталась с ним одна – почти в это же время они расстались с мужем. Горевала сильно, но жизнь текла своим чередом, ухажёров было хоть отбавляй, но Таисия выбрала остаться одной – берегла сына.

«Мамино воспитание было суровым, - Сергей Михайлович (сын Таисии Анатольевны) угрюм, но постепенно втягивается в воспоминания.  – На горох не ставили, но «угловал» я частенько. Помню, приехала к нам мамина сестра с мужем зимой с ночёвкой, а утром мы должны были идти на лыжах. Как я ждал этого, как караулил, а, когда проснулся – уже все ушли. Мама решила, что холодно и ветер – простужусь. Она всегда такая была: сама решила, сама сделала. Все сама, сама – одно слово, хозяйка.

А ещё она всегда очень следила за собой, ну и возможности были. Вообще мама любила жить. Если был шанс получить путевку - никогда не отказывалась. Теперь, - вздыхает Сергей Михайлович, - понимаю, правильно делала, все успела».

Сергей женился, родилась Катенька – очень похожая на бабушку. Таисия Анатольевна, кажется, строжилась ещё больше – за девочками глаз да глаз. Внучка выросла умница и красавица, сейчас работает психологом в благотворительном фонде, у неё прекрасная семья – у Таисии Анатольевны несколько правнуков. Несколько… Да вот сколько…

Женщина заворачивается в одеяло – так она чувствует какую-то опору, страх отступает. Всё, что происходило десятки лет назад, она помнит прекрасно. Иногда помнит не только пациента, но и его рентген, а вот ела ли она вчера, уже нет. Ну ела, наверное, Марина же приходила.

Большой секрет

Марина – жена Сергея и сноха Таисии Анатольевны. Кажется, только она сейчас справляется с перепадами настроения пожилой женщины и может уговорить её поесть. Когда Сергей или Марина приходят, Таисия Анатольевна очень радуется, но почему-то ругается на них, не хочет слушать никаких советов.

Особенно тяжело стало, когда они узнали её большой секрет – что она пропускает таблетки. Ох уж эти таблетки… Как она не хочет в себя эту химию. И ведь нет бы выкинуть – ей их почему-то и выкинуть жалко, ведь они, наверное, дорогие.

С сыном Сергеем много лет назад.
С сыном Сергеем много лет назад. Фото: «Обнимая небо».

Неприятности – так Таисия Анатольевна говорит о своем здоровье. Да даже не о здоровье, а об отношениях с сыном и его семьёй. Так вот, неприятности начались года три назад, когда то Сергей, то Марина начали намекать, что хорошо бы посетить врача – мол, мама, забываться вы стали, заговариваться, на дачу вас страшно брать – потеряетесь.

А может и не говорили – упомнишь за ними все, что ли. Ну как она пойдет к врачу, что там скажет? А что не скажет, то сами придумают – лучше не ходить вовсе.

«Тогда мы маме сказали, что пойдем на приём по знакомству»,- вспоминает Сергей Михайлович. Этот аргумент для советского врача на пенсии сработал, и Таисии Анатольевне сразу поставили диагноз и назначили лекарства.

«Она их вроде бы даже сначала пила, спокойнее стала, а потом  ещё хуже. Мы тогда думали, не работают таблетки, а потом стали находить их – то в сумке, то в карманах, то в тумбочке. Причём тщательно завернутые в бумажки. А к нам ехать жить наотрез отказывается и к себе не хочет пускать.

Вот уже несколько месяцев по ночам звонит по телефону – все ей кажется, что в дверь звонят. И не ответить нельзя, и жить в таком режиме невозможно. Она потом может весь день спать, а у нас голова чугунная и давление повышается».

Мама и сын.
Мама и сын. Фото: «Обнимая небо».

Семья настроена преодолеть сопротивление матриарха и забрать Таисию Анатольевну под присмотр. Останавливает то, что везде советуют не вырывать пациентов с деменцией из их привычного быта – так они совсем теряются и болезнь быстро прогрессирует. Даже на семинар для родственников пациентов Сергей Михайлович сходил – как раз фонд «Обнимая небо» такой проводит. Пока так и живут на два дома, ежедневно привозя свежую еду и стараясь следить за приёмом таблеток.

«Самое страшное, что непонятно, чего ждать дальше, ведь у каждого своя деменция и свои особенности, - делится переживаниями Сергей Михалович. – Я до сих пор не могу привыкнуть, что мама - моя мама! – стала такой… слабой, беззащитной».

Со снохой и правнуками.
Со снохой и правнуками. Фото:«Обнимая небо». 

Когда болеет один член семьи – болеет вся семья

Врач-психиатр Анна Святченко о ситуации говорит так: «Деменция действительно бывает очень разная, и кому-то нужна недобровольная госпитализация с последующим лишением дееспособности, а кому-то – по большей части важно скорректировать те самые перепады настроения, когда у человека уходит строптивость, и он спокойно принимает таблетки уже от основного заболевания.

С возрастом у всех происходит обострение черт характера, и если человек всю жизнь был волевым и решительным, то родственникам приходится несладко. Иногда проще подсыпать лекарство, чем бороться с характером. Конечно, все лекарства должны быть назначены врачом, а не вычитаны советами в интернете».

Тася - Таня.
Тася - Таня. Фото: «Обнимая небо».

Согласна с ней и психолог Мария Антипьева. «Всем известная истина «когда болеет один человек, болеет вся семья» на деменцию распространяется в особом режиме. Если при других заболеваниях человек не теряет личность, то здесь с потерей реальности самим больным, реальность «плывёт» у всех, особенно у тех, кто занимается непосредственным уходом. И порой надо думать о лекарствах не только для пациента, но и для себя.

Тяжело принять, что вас перестали узнавать, начинают ненавидеть, кидать предметы и обвинять в воровстве. Одновременно может идти параллельный процесс – измученные уходом, родные сами начинают ненавидеть дементного больного, но очень пугаются и стесняются этого. В итоге семья замыкается и проблемы только копятся.

Не стесняйтесь обращаться за любой помощью, будь то помощь других родных, сиделок, психологов, пансионатов», - добавляет специалист.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах