aif.ru counter
532

Сергей Галанин: «Дай человеку мягкое кресло и красивых секретарш – станет сволочью!»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ в Омске 01/05/2013
Фото Максима Кармаева

Омск, 22 апреля - АиФ-Омск. Солист группы «СерьГа» Сергей Галанин в своих песнях остросоциальные темы старается не поднимать. Считает, что это не удел художников, да и забывается подобное творчество довольно быстро. Не надоело ли ему исполнять песню «А что нам надо?». Зачем нужно любить государство? Почему в душе каждого человека живёт зверь? Обо всём этом Сергей Галанин рассказал в интервью перед концертом, прошедшим в ресторане «У Пушкина».

Фото Максима Кармаева

Под колпаком у Штирлица

– Сергей, раньше рок-группу можно было собрать, образно говоря, в подворотне и довольно успешно её продвинуть. Складывается ощущение, что сейчас у нас в стране никто никому не нужен.

Сергей Галанин: – Когда мы в советское время начинали, то никто ничего не продвигал и ничего не понимал. Всё было, как говорится, под колпаком у Штирлица. При Горбачёве стало полегче, нами заинтересовались на телевидении, на радио. Достаточно было просто записать хорошую песню. Сейчас же принесёшь на радиостанцию хорошую песню, а она никому не нужна. Разве что скажут «Молодец!» и поаплодируют.

– Хорошие песни никому не нужны? Этого мало, чтобы о тебе заговорили?

С.Г.: – Хорошая песня сейчас – это ничто. Музыка превратилась в бизнес. Я никогда никаких претензий не предъявляю, разве что с друзьями на кухне могу сказать, что со вкусом у людей сейчас не ахти. Но дело даже не в этом. Может быть, вкус есть, но экономической заинтересованности в какой-нибудь песне нет. Это как Борис Борисович (Гребенщиков, - прим. Ред.) в очередной раз принёс свою новую песню на радио, а ему говорят: «Мы вас любим, но у нас играют ваши старые композиции, зачем нам новые?» Это общепланетная тенденция и не зря сейчас громадное количество перепевок существует. Каверы – это хорошо, особенно, если кто-то из знаковых людей вносит своё звучание в красивейшую песню. Но новым песням места практически нет, выгоднее взять и перезаписать старую. Её и старики знают, и молодняк подтянется. Экономическая задача сразу решена. Вот такая беда сейчас существует, точнее, данность.

Фото Максима Кармаева

– Песня должна нести позитив или отражать состояние общества?

С.Г.: – Как любое произведение искусства песня должна тебя заинтересовать, возбудить некие творческие мотивации. Чтобы огонёк внутри зажёгся. Песня считается хорошей тогда, когда она тебе или нравится, или раздражает. Если раздражает, то в этом тоже есть своё прикол. Значит, человек реагирует, что тоже немаловажно. 

– То есть петь о том, что в России всё плохо, и все мы умрём – глупо?

С.Г.: – Можно петь обо всём, но лично мне ближе эзопов язык. Когда ты поёшь о тех вещах, которые находятся вне времени. Если петь о конкретных негативных вещах, то они очень быстро забудутся. Это не удел художников. Тяжёлые времена были всегда. Всегда существовали, и будут существовать сатрапы и творцы. Вот прошло, к примеру, 20 лет с написания песни «А что нам надо?» и она интересна до сих пор. Да, с исторической точки зрения 20 лет срок небольшой, но с точки зрения рок-н-ролла не каждая песня может столько прожить.

– Скажите честно, а Вам не надоело постоянно петь «А что нам надо?». Обычно артисты говорят, что терпеть не могут свои хиты.

С.Г.: – «А что нам надо?» вообще получилась странным образом. Я к ней всегда относился очень просто, написалась она быстро. Те артисты, которые небрежно относятся к своим хитам, лукавят. К тому же эту песню мы каждый год играем по-новому. Но самое важное, что в ней есть слова, которые ты мог написать и сто лет назад, и напишешь ещё чрез сто лет. Войны ведь всегда были. «А что нам надо?» можно понимать буквально, как вечную борьбу добра и зла, войну с самим собой. Песня появилась ещё до чеченской войны. Она написалась от ощущения того, что в нашей стране начало происходить что-то страшное. Когда а-ля «свобода» появилась в 1987-1988 году – она нас радовала. В 1993 году, когда была написана песня, начала напрягать. Именно поэтому я не устаю её играть на концертах. Песня востребована, и я отношусь к ней с благодарностью и не могу сказать, как она мне надоела. Это глупость какая-то будет.

Фото Максима Кармаева

Погоня за удовольствием

– Группа «СерьГа» существует с 1994 года, Вы какое время из этих 20 лет считает самым успешным?

С.Г.: – Наверное, я отмечу 2011 год, когда был снят клип «Детское сердце». Очень приятно, что я задумал эту историю. Это не просто песня и не просто клип, а некое моё сегодняшнее состояние. Хотя, конечно, нельзя не упомянуть самую первую пластинку с песней «А что нам надо?», которая так и продолжает шагать по просторам страны. Я иногда читаю в Интернете, как молодые люди пишут: «Не знаю, кто поёт, но песня супер!». «Детское сердце» - песня для серьёзных людей, для тех, кто умеет размышлять. Чтобы серое вещество твое проснулась, а это не всегда в кайф.

– Сергей, Вы со столькими группами выступали с дуэтом, а творчество каких исполнителей Вам ближе?

С.Г.: – «Чайф». Это хороший пример, как можно простую музыку исполнять свежо и интеллигентно. Обожаю, когда выступает Гарик Сукачёв. Люблю музыкантов, которые точно занимаются своим жанром. В этом плане можно взять любых монстров рок-н-ролла: «Сплин», «Калинов мост», Бутусова, Кинчева, Шевчука… У них у всех ярко выраженная индивидуальность, свой подход к людям. Люблю «Би-2» и уважаю в этой группе Шуру, который самый настоящий локомотив и генератор идей. Лёве с ним очень повезло. Женя Маргулис тоже уникальный человек. Причём он считает «Чижа» лучшим блюзменом, а «Чиж» - Маргулиса. Вот такая взаимная дружба. У нас в рок-н-ролле нет подковёрной борьбы. Бог миловал. Может быть, деньги у нас не те крутятся и люди понимают, что на нас где сядешь, там и слезешь.

– Дружба в рок-тусовке осталась?

С.Г.: – Если у кого-то она была настоящая, то да, осталась. Мы все друг другу хорошие товарищи, которые заняты одним делом. Мы должны давать людям прометеевский огонь, заряжать их. Мы же счастливые люди.

Фото Максима Кармаева

– Вы счастливы?

С.Г.: – Да! Пока человек занимается своим делом и у него всё нормально со здоровьем, то даже думать не надо ни о какой ерунде. Никакая чернуха не должна лезть в голову.

– Хотите сказать, что никогда не задумывались о том, чтобы послать страну к чёрту и переехать куда-нибудь за рубеж?

С.Г.: – Отдохнуть иногда хочется, но так категорично я никогда не думал. Отдых вообще всем на пользу идёт. Важно посмотреть мир, а то мы варимся сами в себе. Иногда от этого и пишутся неправильные песни, потому что некие ориентиры ты теряешь. Ты думаешь, что ты такой крутой, что развиваешься, а на самом деле всё уже давно переварено на 30 раз и пахнет.

– То есть Вас в нашей стране ничего так уж сильно не раздражает? Государство, законы, чиновники?

С.Г.: – Государство – это вообще странный институт, который не просто так придуман людьми. Здесь должна быть взаимная любовь. Мы ругаем государство, на что имеем полное право, но его нужно и уметь любить. В пример можно привести Америку, где страна отстаивает права каждого своего жителя. Это здорово. Понятно, что я никакой не проамериканский товарищ. Мне вообще многое не нравится ни в оппозиции, ни во власти. И там и там есть свои язвы. Но государство - это всё-таки не тюрьма, а сейчас принято говорить, что, дескать, давайте разрушим государство. Неправильно! Ты его должен уважать, тогда оно будет уважать и защищать тебя. Нужно идти на встречу друг с другом.

Фото Максима Кармаева

Вся ведь проблема в нас. Что такое государство? Это мы. Кто такие чиновники? Тоже мы. Дайте мне мягкое сидение из кожи крокодила, кучу телефонов и красивых секретарш. Наверное, я стану такой же сволочью, как и те, кто сидит в подобных кабинетах. Поставьте себя на место чиновников и задайтесь вопросом: а вы сами-то выдержите? Очень просто сидеть в соцсетях и заниматься анализом. Но если всё вокруг не очень хорошо, то проблема в нас. Важно, чтобы у тебя был Бог в душе. Я не к тому это говорю, чтобы люди ходили и каждую неделю причащались. Знаю много людей, которые причащаются так, как будто индульгенцию каждый раз покупают. Причастились и можно недельку отдыхать.

Фото Максима Кармаева

– Зачем, на Ваш взгляд, у каждого в душе должен быть Бог?

С.Г.: – Чтобы хоть как-то держать себя в руках. В каждом из нас есть зверь, такова природа человеческая. Мы не идеальные, часто совершаем ошибки, и чтобы не быть совсем уж без тормозов, Бог в душе и необходим. Или вера в добро, вселенскую красоту, вечность… А Христос или Магомед неважно. Без веры человек становится потребителем. Кто мы сейчас? Потребители. Мы употребляем не ради красоты, а потому что нас к этому приучили. Нам нравится погоня за удовольствием.

– С этим нужно бороться?

С.Г.: – Это нужно сдерживать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество