aif.ru counter
Ольга Минайло 280

Эмир Кустурица об Омске и Достоевском: «В такой «тюрьме» я бы остался!»

Известный сербский кинорежиссёр Эмир Кустурица приехал в Омск с концертом своей рок-группы The No Smoking

Фото Максима Кармаева

Знаменитый сербский режиссёр в Россию приезжает часто, а вот в Сибири оказался впервые. Правда ни медведей, ни каторги он здесь не нашёл, зато у входа в омский ресторан, куда Кустурица пришёл на интервью, его встречал… мотоцикл.

– Да, изменилось всё здесь со времён Достоевского, – смеётся Эмир. И тут же честно признаётся, что представлял себе Омск по книгам Достоевского. Оказалось, что со времён отбывания каторги великого писателя всё в Сибири перевернулось с ног на голову – и в такой «тюрьме» легендарный серб с удовольствием бы немного пожил. Что, впрочем, не исключено – Кустурица в будущем планирует снять фильм о Достоевском. К нашей культуре он относится с большим уважением, вполне сносно говорит на русском языке, но интервью всё же предпочитает давать на сербском – так всё-таки комфортнее. А ответить он готов на любой вопрос.

Герои Достоевского – космос!

omsk.aif.ru: – Эмир, чем Вас привлекает Сибирь? Только тем, что здесь отбывал каторгу Достоевский?

Эмир Кустурица: – Для всех нас, живущих на Балканах в Сербии, Сибирь - это настоящая природа. Считается, что она здесь есть. И я приятно удивлён, увидев сегодня, что здесь не просто природа, отделённая от цивилизации. Обстановка конечно у вас тут отличается от того времени когда здесь Достоевский жил…

omsk.aif.ru: – Сидел.

Э.К.:– Ну пусть сидел. Но жил ведь! Времена и условия жизни очень быстро меняются. Вот читаешь «Записки из мёртвого дома», а потом появляешься в Омске в такой торжественной обстановке, видишь мотоцикл у входа в ресторан и понимаешь – да, всё изменилось. Я понимаю, что Достоевский был здесь в изгнании, но сейчас здесь хорошо, в такой «тюрьме» я бы остался.

omsk.aif.ru: – Чем лично Вас так увлёк Достоевский? Говорят, вы даже фильм про него снимать скоро будете…

Э.К.:– Достоевский дальше всех ушёл в развитие идеи о человеке. Кроме него никто так глубоко в душу человека не проникал. Нет другого писателя в мире, который смог бы так точно отличить добро и зло, положительные и отрицательные стороны человека. Он с сочувствием смотрел на всё происходящее. И обидно, что в рейтинге журнала «Таймс» «Сто лучший писателей мира» ему места не нашлось. Видимо, он не отвечает потребностям западного мира. Фильм о Достоевском я пока ещё не снял потому, что не было условий. Сейчас есть. Скорее всего, приеду и в Омск, так как город связан с этим писателем. Я сейчас пишу книгу о нём, из книги впоследствии родится сценарий для фильма. Кстати, очень трудно в сегодняшнем мире найти героев Достоевского. Они очень отличаются от людей, которые живут сейчас. Герои Достоевского – это центр космоса! Теперь же люди – это далеко не центр, а скорее, какая-то ситуация.  Поэтому сейчас я ищу параметры сегодняшнего мира, чтобы вписать их в тематику Достоевского.

omsk.aif.ru: – Никогда не возникало желания переехать в Россию? Когда, кстати, первый раз оказались в нашей стране?

Э.К.:– Это было во время перестройки, в 1989 году. Я приехал на московский фестиваль с фильмом «Время цыган». Потом в Москве и Петербурге я бывал очень часто. Могу сказать, что менталитет сербов и русских похож, в историческом развитии у нас много общего. Сербию всегда рассматривали как часть культуры, которая принадлежит России. И каждый раз мы связаны судьбой с вашей страной, будь то первая мировая война, в которую царь Николай II вошёл из-за Сербии, или бомбёжки НАТО… Мы союзники, но надо сказать, что до конца эта любовь между народами полностью не реализована.

Разница в том, что мы территориально находимся ближе к Европе. Я не думаю, что это преимущество, это факт. И мне грустно, что когда я приезжаю в Москву, то замечаю, что она всё больше копирует Европу. К сожалению, это есть и в других странах, например, в Индии. Это заслуга Голливуда, который делал и делает своё дело. Единственное, из-за чего я бы не хотел жить в России, так это из-за климата. Но если есть какой-то проект, какая-то идея, то климат можно отодвинуть в сторону. И когда я буду снимать фильм о Достоевском, то, это обстоятельство мне не помешает.

«Музыка – это фильм с глазами»

omsk.aif.ru: – В одном из интервью Вы сказали, что музыка – самое близкое к кинематографии искусство. А какое искусство от кинематографии больше всего отделено?

Э.К.:– Голливуд. Это самая далёкая дистанция от настоящего фильма. Когда-то, в 50-х годах прошлого века, Голливуд был центром мирового идеализма. Сейчас нет. Когда я приезжаю в Москву, то вижу, что 90% фильмов здесь – голливудские. И все считают, что Брюс Уиллис всемогущий человек, хотя он на самом деле никто. А я в этом уверен. Поэтому считаю, что эти фильмы - сплошная идеология, которая легко продаётся. Я понимаю, что во время существования советской империи тоже снимались исключительно пропагандистские фильмы. Но для этой цели фильмы были хорошими. Советская пропаганда отражала тяжёлую жизнь, а Голливуд, наоборот, рекламирует жизнь лёгкую. Это глупо, но эффектно. И люди смотрят.

omsk.aif.ru: – Вам никогда не хотелось получить «Оскар»?

Э.К.:– Нет, мне это не нужно. Я никогда не любил признание. Наверное, поэтому, столько наград в своей жизни и получил.

omsk.aif.ru: – У вас столько увлечений – кино, музыка, архитектура… Это правда, что вы ещё и на вертолёте летать учились?

Э.К.:– Да, я хороший лётчик (смеётся). Сербия страна очень маленькая и дороги у нас очень плохие, такие же, как у вас. И если человек хочет жить далеко от цивилизации, как я, нужно уметь летать. Было бы счастье, если в каждом доме в Сербии был бы вертолёт. Музыкой же я начал заниматься, чтобы узнать больше людей. Узнать, насколько они разные. Музыка – это как фильм, который имеет глаза. Но я в музыке люблю оригинальные вещи. Само искусство должно иметь достойные вещи, хотя, в основном это отмывание денег.

omsk.aif.ru: –  В Интернете пишут, что вы будете снимать фильм про Че Гевару и хотите пригласить на съёмки Ивана Урганта...

Э.К.:–Что? Я не помню. Вдруг я пообещал это Урганту и забыл? Неудобно будет. Так что мой ответ: может быть. Но я хотел бы, чтобы фильм про Че Гевару всё-таки вышел.

На творческой встрече, которая состоялась сразу после концерта Эмира Кустурица и группы The No Smoking Orchestra, омская публика не растерялась и задала режиссёру довольно оригинальные вопросы.

 –  Какие русские фильмы Вам нравятся?

Э.К.:–Всё, что снимают Балабанов и Михалков. Я не вспомню название, но вот на Венецианском фестивале года четыре назад фильм Балабанова приз получил. Великолепная работа.

 – Почему вы не поёте на русском языке?

Э.К.:– У нас есть несколько песен на русском, хотя их немного.

В фильме «Гавана», говорят, Вы сыграли самого себя…

Э.К.:– Нет-нет, это совершенно не я! Многие так думают, но это не я, ничего общего со мной, это другой человек. Я почти никогда не пью, а если пью, то не напиваюсь… Но может быть, может быть это и я только лет 30 назад.

Какие самые грустные и самые весёлые фильмы мирового кинематографа вы бы могли назвать?

Э.К.:– Только грустные – это «Последнее танго в Париже» и «Утомлённые солнцем-1». Там много есть грустных моментов, особенно в финале.

Почему на концерте не прозвучала музыка из фильма «Завет»?

Э.К.: – Это музыка моего сына Стрибора, у него есть своя группа, своя аудитория, он выступает и играет, сейчас записывает второй диск.

Кто лучше: Марадонна-человек или Марадонна-футболист?

Э.К.: –  Я думаю, Марадонна-любовник (смеётся).

Есть ли будущее у кинематографа?

Э.К.: –  Есть, но это всё будут лишь новые формы, а не идеи кинематографа, к сожалению. В мире в год производится около 5 тыс. фильмов, а из них всего 100-150 хороших, идёт количество, а не качество. Человечество должно что-то поменять, чтобы вернуть человеческие ценности.

Что для Вас патриотизм?

Э.К.: –  Это основное человеческое чувство, и это очень важно для маленьких народов, на которые всегда нападают. Люди должны ощущать свой народ, свою культуру, себя.

Кому нужно киноискусство?

Э.К.: –  Всем, хотя бы для того, чтобы отличаться от животных. Мы, люди, верим в Бога, у нас есть религия, мы различаем добро и зло, у нас есть высокие чувства. Для всего этого нам и нужно киноискусство, чтобы выражать всё это. У нас в Черногории когда хотят кого-то похвалить, говорят: «Смотри, какое зло!». «Зло» - это комплимент сегодня. Это неправильно, от этого надо избавляться!

Как устроиться к вам на работу?

Э.К.: –  Очень сложно из Сибири приехать в Сербию и работать. Но если я приеду сюда и буду снимать фильм про Достоевского, я буду брать россиян.

Повлияла ли война на Ваше творчество?

Э.К.: –  Очень сильно. Я повторно стал заниматься музыкой, когда мой сын был под бомбёжками в Белграде, и не было возможности его оттуда забрать. Тогда появилась идея создать оркестр и выступать в Европе. Так родилось то, что вы сегодня увидели на сцене.

Как истребить зло?

Э.К.: –  Человек существует между добром и злом, правдой и ложью, плюсом и минусом. Вопрос только в том, в каком количестве это зло присутствует. Сегодня войны развязываются под видом гуманитарной помощи: когда Белград бомбили, они назвали эту операцию «Добрый ангел». Думаю, мы нашей музыкой убиваем зло, ведь через музыку человеческая душа очищается, происходит катарсис.

Зачем вы бросили курить?

Э.К.: –  Пришёл возраст, когда не надо курить. Потому что много работы, и для неё надо сохранять форму.

Что для Вас музыка?

Э.К.: –  Музыка наиболее близка фильму, строить и делать оперу – это почти то же, что делать фильм. Когда вы слушаете Мусоргского или Дворжака с закрытыми глазами, перед вами возникают картины. Это практически те же кадры из фильма.

Ваша популярность в России огромна. Вы её чувствуете?

Э.К.: –  Мне трудно представить, что я, человек родом из маленькой страны, популярен в стране Чехова, Достоевского, Лескова, Тарковского, Довженко, Пудовкина… Это очень приятно.

Почему дочку назвали Дуня?

Э.К.: –  (Смеётся). Дуня – это по-сербски айва, фрукт, который я очень люблю.

Что Вас вдохновляет?

Э.К.: –  Жизнь во всех её проявлениях.

В Сибири баня, икра, медведи, Достоевский… Эмир, зачем Вы уезжаете от нас?

Э.К.: –  Я вернусь, я обязательно вернусь!

Все ли актёры в ваших фильмах профессионалы?

Э.К.: –  Нет, я люблю комбинировать профессионалов и любителей и уверен, что любой человек может быть актёром.

Как Вы всё успеваете?

Э.К.: –  Сам не знаю. Я не курю (смеётся).

От чего получаете удовольствие?

Э.К.: –  От хорошо сделанного дела, как вот, например, от сегодняшнего концерта.

Как Вам удаётся так фантастически снимать животных в своих фильмах?

Э.К.: –  Не курю, не курю (смеётся).

Почему вы из ислама перешли в православие?

Э.К.: –  Это неверная информация, моя семья всегда была православной, просто 9 лет назад я провёл обряд крещения после того, как умерла моя мама. А западные СМИ написали, что я сменил веру. Это неправда.

В чём счастье жизни, по-Вашему?

Э.К.: – Я люблю свою работу, свою семью, Россию.

–  Вам часто приходилось врать?

Э.К.: –Когда я был маленьким, я видел много такого, что если бы я сказал об этом маме, наша семья распалась бы. Поэтому я считаю, что иногда ложь можно воспринимать как особый вид правды. Я не очень много вру, нет необходимости.

Что для Вас вера?

Э.К.: –Это самая большая идея, которую человек придумал, и выше этой идеи пока нет. С помощью религии человек и стал человеком, до этого он был похож на животное. Вера поддерживает человеческий интеллект.

Как попасть в вашу знаменитую деревню?

Э.К.: –  Можно приехать на семинар, фестиваль, просто позаниматься творчеством – там есть все условия для этого. Да и просто как обычный турист.

Как вы относитесь к независимости Косово?

Э.К.: –  Хуже этого вопроса нет, и хуже отношения нет, это повторение кризиса 1938 года и этим меняется вся Европа. Сербия наказывается за то, что она природно и духовно связана с Россией, а Косово – это первая остановка на пути завоевания России. Наполеон хотел это сделать, потом Гитлер, теперь Америка пытается это сделать.

Справка

Эмир Кустурица родился в 1954 году в Сараево. Сербский кинорежиссёр, отмеченный наградами крупнейших кинофестивалей Европы, включая две «Золотые пальмовые ветви» фестиваля в Каннах; кавалер ордена Почётного легиона, иностранный член Академии наук и искусств Республики Сербской. Играет в рок-группе The No Smoking Orchestra.

Все музыканты уникального ансамбля снимались в картинах Кустурицы. Среди известных его картин: «Аризонская мечта», «Жизнь как чудо», «Время цыган» и другие.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (2)
  1. АК-74
    |
    23:58
    11.11.2012
    0
    +
    -
    Да пусть просто попытается ограбить табачный ларёк, да на месте останется! Фильм "Хочу в тюрьму" ему "Про Красную шапочку" покажется, потому, как в российской зоне ею и окажется!
  2. Devojka
    |
    06:41
    27.12.2012
    0
    +
    -
    Живу в Белграде, Омичка,....кхм.. про дороги,.ну милый Эмир дороги в Сербии в 100 раз лучше Омских, не надо))) . а вообще Сербия чудесная страна со своими контрастами, плохими и хорошими)) советую посетить!
Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Как прикрепиться к медицинскому учреждению по месту жительства?
  2. Достаточно ли знака «инвалид» для парковки автомобиля на спецстоянке?
  3. Наказывают ли велосипедистов за нарушение ПДД?
  4. Как подготовить бизнес-план для участия в конкурсе?
Материалы на какую тематику вы бы хотели видеть чаще на нашем сайте?