aif.ru counter
765

«Терпеть и улыбаться». Роза Рымбаева о счастье, музыке и плохих дорогах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Аиф в Омске 27/04/2016
Роза Рымбаева отметила, что казахстанские дороги такие же, как в Омске.
Роза Рымбаева отметила, что казахстанские дороги такие же, как в Омске. © / Татьяна Максимова / Из личного архива

Роза Рымбаева, став символом советской эстрады, органично смотрится и в современном музыкальном мире: любит слушать Ивана Дорна и Ёлку, находится в прекрасной вокальной форме, ездит с гастролями по всему миру…

О том, как изменилась эстрада за последние 40 лет, почему певица не хочет уезжать из Казахстана и как ей удаётся не обращать внимания на плохие дороги – Роза Рымбаева рассказала омским журналистам на пресс-конференции после концерта.

Пение как спорт   

- Роза Куанышевна, почему вы с таким потрясающим диапазоном голоса так и не уехали из Казахстана? Можно ведь было без особых проблем сделать вокальную карьеру в любой точке земного шара.

- Да вы что, какая там заграница, никогда в жизни! Даже живя в элитном доме в центре Алматы, я скучаю по своей деревне, по своему аулу. Мне часто хочется закрыть уши, чтобы не слышать того, что происходит вокруг, и уехать туда, где тишина и природа. Зачем мне заграница? Это не моё. Я казашка, я родилась в Казахстане, там моя природа, там моя еда, там мои кони пасутся, и там я себя чувствую человеком в своей среде. Да, конечно, я часто гастролирую по загранице, но моё место – на моей земле. Пусть даже люди за границей живут в сто раз лучше, чем мы.

- То есть окружающая действительность в виде тех же плохих дорог вас не смущает?

- Да ладно вам, в Казахстане такие же дороги. И каждую весну у нас такие же, как у вас, проблемы: дороги размытые, разбитые, все только об этом говорят, скандалят, жалуются… Я вот, например, автомобилист, и тоже страдаю. Если люди думают, что артисты ничем не интересуются, живут только своей звёздной жизнью и видят мир только со сцены, могу сказать: ничего подобного. Я езжу по тем же дорогам, что и другие люди, и моя машина на них тоже ломается. Вот после концерта в Омске нам тоже достанется – поедем 8 часов до Астаны. Будем терпеть и улыбаться.

Зачем мне заграница? Это не моё. Я казашка, я родилась в Казахстане, там моя природа, там моя еда, там мои кони пасутся, и там я себя чувствую человеком в своей среде.

- Если не смотреть на омские дороги, о которых говорит вся Россия, на что вы ещё в городе обратили внимание? Мы тут к 300-летию активно готовимся…

- Когда я приезжаю с концертом в Россию, то мне почему-то всегда хотят всю Россию целиком показать. Да, это гостеприимство, но когда же мне тогда петь и к концерту готовиться? (смеётся) Вот и в Омске мне устроили различные встречи, провели экскурсии… Подали такой лимузин, что мне даже было как-то неудобно на такой машине ездить. Я не строю из себя суперзвезду – я обыкновенная женщина, которая поёт. Если честно, мне вся эта внешняя атрибутика не нужна, я человек скромных потребностей. К тому же очень эмоциональный, на всё реагирую, трачу на эмоции много энергии, быстро горю и сгораю. Поэтому люблю концентрироваться только на концерте. И мне не важно, где я пою: в России, Казахстане или Китае – для меня это всегда огромная ответственность и большая нагрузка – особенно в моём возрасте. Люблю после перелётов и переездов пару часов отдохнуть в гостинице, а потом иду репетировать. Что касается Омска, это хороший старинный город. Мне очень нравятся старые отреставрированные здания, с современной архитектурой ни в какое сравнение не идут.

После концерта певица встретилась с прессой. Фото: Из личного архива/ Татьяна Максимова

- Вот вы сказали про возраст. Согласны с тем, что после 40 лет жизнь только начинается?

- Я только 40 лет пропела на сцене! Я ведь уже на пенсии. И хочу сказать, что 40 лет – тот самый пик, когда человек совершенствуется во всём. Если он артист, то к этому возрасту будет иметь огромный творческий и жизненный опыт. Возраст от 35 до 55 лет – самый яркий, когда можно творить. Я это, правда, уже прошла (смеётся)… 40 лет на сцене – большой срок, но я этого не ощущаю. Я чувствую себя молодой, работаю над собой, над своим голосом, репертуаром. И ответственности всё больше. Чем больше лет ты на сцене, тем выше ответственность. Потому что теперь люди смотрят не на начинающую певицу, а на взрослого человека, у которого есть свои принципиальные взгляды на сегодняшнюю жизнь. При этом я по-прежнему волнуюсь, когда выхожу на сцену. Это ведь всё-таки настолько непредсказуемо, и нужно быть ко всему готовой.

- Что касается вокального «стажа» в 40 лет – работать с голосом приходится также тщательно, чтобы поддерживать его в форме?

- Конечно, голос ведь самый тонкий инструмент, который есть у человека, его нужно постоянно тренировать точно так же, как спортсмены качают мышцы. Пение – это тоже своеобразный спорт. Чтобы голос звучал, нужно держать его в форме. У меня постоянно в голове крутится музыка, я представляю, как беру ту или иную ноту, думаю, на каком слове надо поставить акцент. Музыка – это такой вирус, который если в тебя попал, то всю жизнь с ним живёшь.

Ёлка, Айова и Дорн  

- Есть такое выражение: «проснуться знаменитым». Вы помните, когда вы проснулись знаменитой?

- Я стала известна на весь огромный Советский Союз благодаря Центральному телевидению. Тогда были различные конкурсы, на которых молодые исполнители становились лауреатами, после чего их узнавала вся страна. Вдруг ни с того ни с сего звездой никто не становился. Если в человеке есть талант, он обязательно пробьёт себе место в этой жизни и на сцене.

- Современных артистов вы талантливыми считаете?

- У каждого времени свой стиль. В наше время не существовало такой доступности информации, музыки и всего остального. У нас было одно направление – советская эстрада. Сейчас есть много конкурсов, где начинающие певцы имеют возможность себя показать и получить путёвку в будущее. Я принимаю и понимаю разные направления музыки, главное, чтобы исполнитель был интересен, убедителен и содержателен. Нужна органика между человеком и его образом, а не подражание западным исполнителям. От современной музыки прежде всего ждёшь хорошего голоса и диапазона, такого масштабного пения. Вот никто, например, не ожидает, что мне интересен Иван Дорн своей необычной манерой исполнения. Нравится певица Ёлка – она очень необычная, но в то же время органичная. Артистку Айову, которая пела песню про «мы встретились в маршрутке», я воспринимаю как яркую индивидуальность, на неё интересно смотреть.

- В таком музыкальном многообразии вам самой сложно или легко отыскать музыкальный материал для своего репертуара?

- Тяжело, потому что не все композиторы сегодня могут соответствовать моим требованиям. Песни должны подходить под мой характер, диапазон и понимание музыки. Говорят, что сейчас можно в Интернете заказать себе любую песню, я этого не понимаю. Понимаю, когда материал пишется под конкретного человека, учитывая его темперамент и манеру исполнения – так было в СССР. К выбору песен я подхожу очень тщательно, не люблю сильных экспериментов, не подстраиваюсь под современные течения. 

Певица охотно фотографируется с поклонниками. Фото: Из личного архива/ Татьяна Максимова

- Свою главную песню вы спели или нет? И есть ли вообще у музыкантов самая главная песня?

- Их много, это те песни, которыми мне хочется делиться с публикой. Каждая песня – кусочек твоей души, твои переживания. Это и счастье, и горе, и радость. Но я не могу сказать, что вот эта песня главная, а эта нет – каждая из них чем-то мне дорога. Но, надеюсь, что у меня в будущем ещё ждут хорошие песни.

- Вы признаны по всему миру, но другим казахским исполнителям очень сложно пробиться на международный уровень. Как вы думаете, чего им не хватает?

- Дело в песнях, уровне исполнителей и том, какую задачу они себе ставят. Много молодёжи сейчас поют в основном под фонограмму. Но фонограммное пение - это вообще не пение, а обман зрителей и себя. Артист сам верит в этот обман и думает, что так и будет продолжаться всегда. Ничего подобного, его послушают какое-то время и отвернутся. Другие музыканты очень стремятся подражать Западу, а когда их просишь спеть простую казахскую песню – не могут. Потому что с головой уходят в западную манеру исполнения.

- Могут ли сейчас лирические песни в той манере исполнения, которая есть у вас, стать хорошим коммерческим проектом?

- Дело в убедительности исполнителя. Если вы помните, у Клавдии Шульженко не было большого голоса, у Утёсова тоже, у Марка Бернеса тем более. А сколько лет их песни уже поются и слушаются? Подобные композиции могут иметь успех и сейчас, просто наше телевидение увлекается другой музыкой, лирические песни на ТВ не показывают.

- Дети у вас тоже музыканты, вы их никогда не отговаривали от этого занятия?

- Отговаривала! Мы так мечтали с мужем отдать старшего сына в математическую школу, надо же о будущем думать, не всем же на сцене петь и плясать. Так сын категорически заявил, что никакой математики, и в итоге его пришлось отдать в музыкальную школу. Он окончил её с красным дипломом пианиста, потом окончил нашу академию искусств, сейчас он композитор и музыкант, который у нас в Казахстане очень популярен. И не потому, что он сын Розы Рымбаевой, а потому что профессионал своего дела. Младший сын тоже в математики идти не захотел, сейчас он ученик 10 класса, хочет стать аранжировщиком.

- Вы своих детей критикуете в музыкальном плане?

- Да, потому что я должна оценивать их не только как мама, ведь для любой мамы её дети самые красивые и талантливые. Но самый главный критик – это публика, которая смотрит на моих сыновей, и они должны быть не хуже, а лучше меня, потому что это дети из музыкальной семьи. Если они что-нибудь сделают не так, то со всех сторон раздастся, что вот, дескать, их мама везде проталкивает…

- Кстати, что касается публики, к вам обычные люди с необычными просьбами обращаются?

- Просят помочь деньгами, очень много аферистов при этом попадается. Ещё иногда просят помочь найти работу. Ну я же не министр труда, в конце концов. Если я известный человек, это не значит, что я могу запросто всем найти работу. Часто обращаются молодые композиторы и предлагают свой материал, считая, что если я исполню их песню, то они сразу станут знаменитыми.

Роза Рымбаева называет себя самой обыкновенной женщиной, которая поёт. Фото: Из личного архива/ Татьяна Максимова

Закон счастья  

- С таким ритмом жизни у вас получается отдыхать?

- Знаете, меня даже бесплатно умоляют приехать куда-нибудь на отдых… Чтобы потом всему миру поведать через Инстаграм, что, дескать, у нас отдыхает Роза Рымбаева. Таких предложений много. Я же люблю отдыхать с детьми, ездить с ними на моря, на озера. Вот хочется в Сингапур отправиться путешествовать, чтобы посмотреть эту сказочную страну. Ещё я слышала о том, что вроде как в Норвегии, есть такой вид туризма, когда люди приезжают смотреть на китов. Вот на китов я бы с удовольствием посмотрела.  

- Вы считаете себя счастливой женщиной?

- Да. Главное счастье для женщины, когда она находит себя в этой жизни. Занимается любимым делом, у неё есть семья, её дети живы и здоровы. Это простое человеческое счастье. Я счастлива и в работе, счастлива, когда дети радуют меня хорошими оценками, и вообще, счастье, что я их родила и они у меня есть. Если рядом есть любимый человек – это тоже счастье для женщины. Хотя, честно говоря, нет какого-то общего закона счастья. Но в гармонии с собой и окружающим миром жить всё-таки необходимо.

- Наглость – второе счастье, если речь идёт о сцене?

- Я бы сказала, что удача важнее. Вспомните Юрия Никулина, которого ни в один театральный вуз брать не хотели, говорили, что с таким лицом он может идти куда угодно, но только не на сцену. А он ведь гениальный актёр, просто ему не повезло при поступлении, но он смог пробиться, потому что по-настоящему талантлив. Я уверена, что настоящий талант никогда не пропадёт.

У меня никогда не было цели завоевать Россию. Если меня зовут – приезжаю и выступаю, нет – пою в Казахстане, где мне очень комфортно.

- Вам ваша слава в жизни помогала или мешала?

- Никогда нельзя пользоваться своей известностью. Если меня люди сами узнают и идут навстречу - это приятно, но я никогда не хожу и пинком не открываю двери. Это некрасиво. Мы все равны перед законом и перед общепринятыми нормами. Ещё у меня никогда не было цели завоевать Россию. Если меня зовут – приезжаю и выступаю, нет – пою в Казахстане, где мне очень комфортно. Нас немного таких исполнителей осталось, которые объединяют советскую школу и современность. Этим мы отличаемся и, быть может, этим и интересны. Нужно быть гибкими, не застревать в прошлом, хотя, по сути, мы – люди из прошлого века. Поэтому лично я хочу соответствовать требованиям слушателей, не отставать от жизни и даже опережать её, работать над репертуаром и всегда быть в авангарде. 

Досье
Роза Рымбаева, советская и казахстанская эстрадная певица (сопрано), педагог, профессор. Родилась в 1957 году в Семипалатинской области в семье железнодорожника. Окончила факультет музыкально-драматической комедии Театрально-художественного института в Алма-Ате (сейчас Алматы). Наибольшая популярность певицы пришлась на 1977-1979 годы, когда она выходила в финалы фестиваля «Песня года» и была в десятке лучших певиц СССР в хит-параде «Звуковая дорожка» (в 1978 году - 3-е место, сразу после Аллы Пугачевой и Софии Ротару). Народная артистка Казахстана, лауреат государственной премии Казахстана, заслуженная артистка Узбекистана, заслуженный деятель искусств Кыргызстана. Единственная уроженка Казахстана, удостоившаяся высочайшей чести представлять Советский Союз на международной вокальной арене. Примадонна казахстанской эстрады и «золотой голос Казахстана». Преподаёт в Казахской академии искусств им. Т. Жургенова.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах