aif.ru counter
547

Новая драма – это здорово, весело и больно. Драматург - о молодом театре

Новая пьеса написана в стиле криминальных комедий Тарантино и Гая Ричи.
Новая пьеса написана в стиле криминальных комедий Тарантино и Гая Ричи. © / Александра Горбунова / АиФ

17 августа в Омске начал работу Центр современной драматургии.

ЦСД – первый профессиональный театр на левом берегу и первый театр в городе, репертуар которого будет состоять исключительно из современных пьес. Корреспондент «АиФ в Омске» поговорила со Светланой Баженовой - драматургом, режиссёром, директором и основателем омского ЦСД.

Екатерина Кулакова, omsk.aif.ru: ЦСД сразу заявил себя как театр максимально открытый зрителю: вы приглашаете всех желающих приходить лично знакомиться с артистами и режиссёрами. Что вы рассказываете своей аудитории о новом театре?

Светлана Баженова

Светлана Баженова: На самом деле к нам приходят люди, которые знают ТОП-театр, они идут за артистами, а не за материалом. В этом есть какая-то прелесть, потому что нельзя в Омске так просто взять и начать разговор на языке современной драматургии. Эта ниша абсолютно не заполнена, у нас этим никто не занимается. Есть лаборатория в Пятом театре, кое-где иногда для детских спектаклей берут пьесы современных драматургов. Мы сейчас составили репертуарный план на год, там будет и Тая Сапурина, и Ирина Васьковская, и Валерий Шергин, и Маша Контрович, и я, естественно. Я рассказываю зрителям о том, что мы будем заниматься ультрасовременной драматургией, постановками исключительно современных авторов и другими арт-проектами.

- Какой проект появится первым?

- Мы будем делать здесь школу юного драматурга. Будем набирать ребят лет с 14-ти и писать с ними пьесы. Очень мало хорошей драматургии для подростков именно потому, что люди, которые пишут, в этой среде не общаются, они не слышат того, что слышат подростки. А тут у меня будет возможность послушать, как дети говорят, какие темы их волнуют. Кончено, первые задания будут состоять в том, что они просто будут записывать всё, что кажется интересным: за мамой, за друзьями, а из этого потом будем вытягивать какие-то конфликты, сюжеты. Начать планируем в октябре.

- Кто те люди, которые ходили в ТОП-театр, которые придут и на премьеры в ЦСД?

- Я целевую аудиторию определяю так: прогрессивная молодёжь. Пыталась понять, кто аудитория Коляда-театра: это не обязательно молодые люди, есть и среднее поколение лет по 40-50, которые жёсткий рок-н-ролл жарили когда-то.

ТОП-театр наберёт новую труппу, и у них всё будет хорошо.
ТОП-театр наберёт новую труппу, и у них всё будет хорошо. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

- В Екатеринбурге ведь была своя рок-культура в 1980-е, откуда все эти зрители и вышли, а в Омске как-то потише было.

- Да, у нас этого мало, но все равно потихоньку можно привлечь этих людей, их можно воспитывать. У ЦСД будет особенность: после каждого спектакля мы будем общаться со зрителями, причём не в назидательном тоне. Поскольку мы все равно тут как бы при ресторане, мы делаем такое неформальное after-party, во время которого актёры выходят в зал, общаются со зрителями тет-а-тет. 

Театр в стрип-клубе

- ЦСД стал первым профессиональный театром на левом берегу...

- Это очень хорошо. Раньше в нашем помещении находился стрип-клуб, и у нас задача – отбить ту аудиторию, которая здесь раньше обитала. То есть тут теперь будет не «Шатёр», а арт-клуб «Дядя Фёдор». Мы здесь существуем как театр, но предполагается, что в пространстве арт-клуба у нас будут ещё проходить и читки, и перфомансы, и какие-то вещи из серии презентации комиксов. Сейчас запускаем две премьеры, потому что нам нужен наш зритель, и нам важно его не потерять, при этом ещё найти нового зрителя, показать, что новая драма – это здорово, весело и больно.

- Наверное, требуется особая смелость, чтобы решиться делать театр в таком заведении весьма маргинального характера?

У ЦСД будет особенность: после каждого спектакля мы будем общаться со зрителями, причём не в назидательном тоне.

- Это заведение построили ещё в 1998 году.  По-моему, владельцы задания пока сами не до конца осознают, что здесь будет. Мы ещё объясняем им основные понятия, что за пять минут до спектакля бар прекращает работу, люди смотрят спектакль, а потом бар начинает свою работу. Они говорят: «400 рублей за вход». А я поправляю: «Нет, не за вход, а за билет».

- Как родилась идея создать ЦСД в Омске?

- Я вам честно скажу: обожаю Екатеринбург и хотела бы там провести всю свою жизнь, но я приехала в ТОП-театр на открытие сезона, влюбилась в молодого человека, и так сложилось, что в Омске теперь всё: дом, муж, кошки. А не заниматься тем, что я люблю, я не могу. И я поехала к Николаю Владимировичу Коляде, сказала, что у меня есть классная команда ребят, которых я вижу в ряде спектаклей, и попросила благословить меня на создание нового театра Центра современной драматургии. Он будет создан по образу и подобию того, что у нас был в Екатеринбурге. Я была безумно счастлива там работать, и теперь я хочу сделать себе такое же райское место здесь.

- В чем заключается роль Николая Коляды?

- Его театр приезжает в октябре на «Молодые театры России». Мне бы очень хотелось внедрить в наш город культуру читок, и попросить их провести первую читку, потому что актеры Коляда-театра делают это первоклассно.  Всё, что можно посмотреть у Коляды, я пытаюсь применить к своей жизни и вижу, что это работает.

- Чем ярче всего отличается театральная жизнь Екатеринбурга от театральной жизни Омска?

- Там зритель более пытлив, более лоялен. Мы с Ринатом Ташимовым делали проекты в ЦСД в Екатеринбурге, иногда садились, хватались за голову и говорили: «Прикинь, мы бы это в Омске показали? Нас бы здесь заплевали, закидали…». А в Екатеринбурге это проходит на ура. Там публика более открыта для экспериментов, более отзывчивая, здесь же более взыскательная.

Омичи с удовольствием ходят в театр.

- Что дальше будет с ТОП-театром, после того как все ведущие артисты ушли в ЦСД?

- У них сейчас новых художественный руководитель, они наберут новую труппу, а зрителя хватит на всех. Я думаю, у них всё будет хорошо, катастрофы никакой не случилось.

Пять театров на одной сцене

- В вашей первой премьере «Стрелять надо в голову» занято много артистов из других театров. Как такое вообще случилось?

- Это же пьеса на 12 мужчин, у нас стольких нет в труппе. Ярик (Ярослав Максименко, режиссер спектакля. – Ред.) предложил позвать ребят из других театров. Сейчас наше сотрудничество бесценно. Мы в своём старом театре жили как в инкубаторе, никуда не ходили, была такая загруженность, что мы даже не успевали смотреть спектакли других. У нас вот иногородние ребята приехали в труппу, а они Омска театрального даже не знают, потому что они реально за пределы театра не выходили. Все равно каждый театр – это какой-то свой определённый способ существования.

- Почему именно пьеса Шергина открывает первый сезон ЦСД?

- Хотели начинать с Егора Летова, это как раз та злосчастная пьеса, которую я никак не могу дописать. А потом мы пришли сюда, осмотрелись, я говорю: «Стрелять надо в голову»! Пьеса написана в стиле криминальных комедий Тарантино и Гая Ричи, драматург поймал этот жанр и развернул его в реалиях уходящих 90-х. Сразу за Шергиным будет премьера «Мама, мне оторвало руку» - это просто на злобу дня. Маша Контрович написала, как мне кажется, самую крутую пьесу за все время писания Маши Контрович. У нас будет мировая премьера этой пьесы. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах