Примерное время чтения: 8 минут
1080

Каторга изменила всю жизнь. Омск сделал из Достоевского великого писателя

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ в Омске № 24 16/06/2021 Сюжет Празднование 200-летия со дня рождения Ф.М. Достоевского
Александра Горбунова / АиФ

Фёдор Михайлович Достоевский попал в каторжный острог 23 января 1850 года. В то время Омск считался городом чиновников и военных, и он сразу не понравился Достоевскому.

В одном из писем брату писатель утверждал: «Омск гадкий городишка. Деревьев почти нет. Летом зной и ветер с песком, зимой буран. Природы я не видел. Городишка грязный, военный и развратный в высшей степени». И только через годы стало ясно, что именно здесь произошло перерождение Достоевского в мировоззренческом плане, его становление как писателя.

Заразился меланхолией

Как проходили будни необычного арестанта на каторге? Почему она так сильно отразилась на его творчестве? Этими вопросами продолжают задаваться многие исследователи.

В статье директора Омского государственного литературного музея Виктора Вайнермана «Омская каторга и «перерождение убеждений» Достоевского» наиболее красочно отражается период, проведённый писателем в нашем городе. По его мнению, Достоевский смотрел на Омск из острога, у него не было возможности сформировать всестороннее представление об этом месте.

«Городская жизнь про шла мимо Достоевского. Годы пребывания в Омске он провёл в другом обществе, среди других людей», - считает Виктор Вайнерман.

На каторге у писателя, как и у всех остальных арестантов, не было никаких прав. Когда он прибыл в острог, ему выдали лоскутное платье, а затем обрили голову, однако не полностью. Достоевский писал брату: «Бродягам, срочным, гражданского и военного ведомства спереди полголовы от одного уха до другого, а всегдашним от затылка до лба полголовы с левой стороны». Эта причёска позволяла определить, к какому сословию относится человек. Голову писателя обрили наполовину.

Постараемся смоделировать, как выглядел Достоевский на каторге. Из известного в столице литератора он превратился в совершенно другого человека. По воспоминаниям современников, у него пропала живость в разговоре, страстность, вдохновение. Он выглядел как коренастый рабочий, воспитанный на военной дисциплине. Фёдор Михайлович был малоподвижным, молчаливым, неповоротливым. Лицо всегда оставалось белым с тёмно-красными пятнами. Он не улыбался, рот открывал только для коротких ответов. Шапку натягивал до бровей, и взгляд его становился угрюмым, сосредоточенным и в какой-то мере неприятным. На нём всегда были кандалы, в которые заковывают арестантов сразу по прибытии в острог. Достоевский носил их на протяжении четырёх лет.

В то время заключённых по закону должны были содержать в чистоте и порядке. Но позже писатель вспоминал, что его поместили в ужасные условия. Прогнивший пол, грязь и бесконечный мрак - так впоследствии Достоевский описывал казарму. Холодной зимой арестантам выдавали старые полушубки, которые почти не грели, сапоги с короткими голяшками и отправляли работать на мороз.

Каша только по праздникам

Изысканными блюдами арестантов, конечно, не баловали. Обычно им выдавали хлеб и щи, в которых было совсем чуть-чуть рубленой говядины. В праздники полагалась каша, но без масла. А когда наступал пост, арестантам выдавали только капусту с водой. В остроге у заключённых была возможность немного зарабатывать.

Достоевский рассказывал родным: «Всякий что-нибудь работает, продаёт и имеет копейку. Я пил чай и ел иногда свой кусок говядины, и это меня спасало».

Впервые пришлось работать

Интересно, что до каторги Достоевский никогда не работал руками. Он считал, что странно было требовать с человека, который раньше не трудился, таких же показателей, как и от остальных арестантов. Писатель с другими арестантами ходил на кирпичный завод, который был расположен на правом берегу Иртыша.

По словам омского краеведа Андрея Палашенкова, работу на заводе считали самой трудной. Перед каждым заключённым стояла задача - изготовить 2-2,5 сотни кирпичей. Но для начала каторжнику требовалось пройти весь подготовительный цикл: вывезти и вымесить глину, принести воду, складировать продукцию. Также Достоевского отправляли в инженерную мастерскую. Арестанты вручную приводили в движение большое точильное колесо, затем разгребали снег на улицах Омска. Сложно представить, но великий писатель действительно выходил с лопатой и боролся с последствиями метели.

Некоторые понимали, что Достоевский не совсем обычный каторжник, поэтому пытались немного облегчить его участь. Так, в «Записках из Мёртвого дома» сказано: «Целых три месяца ходили в инженерную канцелярию в качестве писарей». Нельзя с точностью сказать, что это автобиографическое признание, но исследователи отмечают, что такое вполне могло быть.

Достоевский попал в Омскую крепость, когда комендантом в ней служил полковник Алексей де Граве. Он должен был чётко соблюдать царский указ, не допускать, чтобы арестантам выдавали бумагу, перья и чернила. Однако писатель Пётр Мартьянов отмечает: комендант знал, что писателю делают небольшие поблажки, но делал вид, что ничего не знает. В дальнейшем декабристы с признательностью вспоминали Алексея Фёдоровича де Граве. А жена Достоевского после его смерти в своей коллекции хранила фотографию коменданта крепости.

Время тянулось бесконечно

Как вспоминал Достоевский, иногда ему казалось, что он уже не выйдет на свободу. Так, Мартьянов написал в одной из своих работ: «Каторга его не любила, не признавала его нравственный авторитет, мрачно, не без ненависти к превосходству, смотрела на него и молча сторонилась. Видя это, он сам сторонился ото всех, и только в редких случаях, когда ему было тяжело или невыносимо грустно, вступал в разговор с другими арестантами».

Конечно, каторга повлияла на здоровье писателя. Он испытывал постоянное нервное раздражение, беспокойство. Именно здесь у Достоевского началась эпилепсия, которая мучила его до конца жизни. После наиболее тяжёлых приступов его отправляли в военный госпиталь - длинное одноэтажное здание, окрашенное в ядовито-жёлтый цвет.

Историк и краевед Александр Сулоцкий в 1850 году писал известному декабристу Михаилу Фонвизину: «Достоевский всё в лазарете, главный лекарь Троицкий по просьбе Ивана Викентьевича толковал с ним, предлагал ему лучшую пищу, иногда и вино, но он отказывается от всего этого, а просит только о том, чтобы принимать почаще в лазарет и помещать в сухой комнате».

В Омске бережно хранят память о Достоевском.
В Омске бережно хранят память о Достоевском. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

Товарищи Достоевского добились разрешения присылать ему духовные журналы и Священное Писание. В военном госпитале писателю позволяли читать и в целом проявляли уважение к нему. В «Записках из Мёртвого дома» Фёдор Михайлович описывает старшего доктора как «человеколюбивого и честного», однако при случае врач «выказывал суровую строгость». Также известно, что о Достоевском заботилась жена доктора Троицкого.

Заслужить любовь народа

В 1854 году Достоевского освободили. Выйдя с каторги, он писал брату, что хорошо узнал русский народ. Писатель впервые стал ощущать себя выразителем его интересов. Вместе с тем он признавал, что очень сложно войти народу в доверие, заслужить его любовь и уважение.

Директор литературного музея Виктор Вайнерман убеждён, что в Омске Достоевский словно переродился. В одной из своих работ он заключает следующее: «Находясь постоянно в окружении людей и никогда один, он ощущал в себе огромную духовную работу». Именно в остроге Достоевский распознал самобытность русского человека. Ему искренне захотелось, чтобы жизнь всех униженных и оскорблённых улучшилась.

На каторге у Фёдора Михайловича появилась вера в правильность своего пути. Он стремился ещё глубже узнать народ, приобщиться к его святыням, служить ему. В Омске он осознал, что никакая теория общественного развития не сможет реализоваться, если не будут найдены точки соприкосновения с народом: «Как сделать первый шаг к сближению с ним - вот вопрос, вот забота, которая должна быть разделяема всеми, кому дорого русское имя, всеми, кто любит народ и дорожит его счастием. А счастие его - счастие наше». Главное, в чём убедился Достоевский, - приоритет духовных ценностей над материальными. Он верил, что мир может спасти «сознательное самопожертвование себя в пользу всех».

Ещё один отголосок каторги - великие произведения Фёдора Михайловича. Так, «Записки из Мёртвого дома» стали первой новаторской книгой и откровением писателя, ведь раньше в России никто не поднимал тему жизни каторжников.

В журналах также стали появляться и другие произведения Достоевского, которые читатели знают и любят до сих пор: «Униженные и оскорблённые», «Записки из подполья», «Зимние заметки о летних впечатлениях», «Преступление и наказание», «Игрок», «Бесы», «Братья Карамазовы».

И когда омичи вопрошают: «Зачем у нас так чтут Достоевского, ведь Омск для него был мерзким и грязным?», ответить можно только одно - почитайте, что написал Фёдор Михайлович после о мского острога. Откройте его биографию и убедитесь - здесь произошла масштабная трансформация писателя, которая изменила не только его жизнь, но и русскую литературу.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах