aif.ru counter
836

«Искупление и жизнь». Две премьеры, два режиссёра

Актёры на сцене импровизировали.
Актёры на сцене импровизировали. © / Андрей Кудрявцев / Омский академический театр драмы

В Омском драматическом театре состоялась пресс-конференция, посвященная двум премьерным спектаклям «Жизнь» по мотивам повести Льва Толстого «Смерть Ивана Ильича» и «Искупление» Фридриха Горенштейна. Корреспондент «АиФ в Омске» разбиралась, почему режиссёры остановили свой выбор на этих произведениях.

Предательство и смерть

Темы обоих спектаклей серьезные. Спектакль «Жизнь» поднимает вопросы жизни и смерти, а «Искупление» - тему предательства. По словам режиссёра «Искупления» Алексея Крикливого, у каждого свое искупление.

«Для чего сегодня нужно «Искупление»? Я думаю, что каждый может задать себе этот вопрос. Есть теория неоплаканного горя. В нашей стране не все могут прийти на могилы к своим родственникам, потому что 1930-1940 года разбросали их неизвестно где. Часть этого горя должна найти свой адрес», - пояснил Алексей Крикливый. 

А Борис Павлович заявил, что много слышал об омском драматическом театре, поэтому, когда его пригласили, то понял, что нужно поставить спектакль на серьезную тему.

«Не то чтобы я всю жизнь мечтал поставить «Смерть Ивана Ильча». У меня с Толстым не такой уж длинный роман. Мне предложили работать в театре, о котором я слышал со студенчества, и поэтому внутреннем критерием выбора был масштаб темы. Я знаю, что нельзя ехать в омскую драму с сиюсекундной ботвой», - улыбнулся Борис Павлович. 

Премьера спектакля состоялась 24 сентября.
Премьера спектакля состоялась 24 сентября. Фото: Омский академический театр драмы/ Андрей Кудрявцев

По его словам, если театральный сезон открывают два спектакля с серьезными темами, то «театр понимает, что такое театр». Интересен и тот факт, что оба произведения, на основе которых были поставлены спектакли, не являются драматическими. Так, повесть Толстого была сокращена наполовину, Фридриха Горенштейна – примерно на треть.

«Текст Толстова сокращен вполовину. В отличие от Горенштейна, сокращать пришлось меньше, потому что у Толстого всего 70 страниц повести. У нас нет диалогов, поэтому строчки все длинные. Получилось театральнее чтение повести Толстого. Но это не значит, что артисты читают на сцене, как чтецы», - пояснил режиссёр.

Как заметил Борис Павлович, он пытался показать произведение через призму времени, то есть так, как его видит современный зритель, но при этом он скрупулёзно соблюдал ход повествования. Так, например, спектакль, как и повесть, начинаются в баре. Кроме того, режиссёр признался, что заставлял актёров импровизировать. Сами актёры сказали, что это было непросто.

Зритель в этом спектакле является партнёром актёров.
Зритель в этом спектакле является партнёром актёров. Фото: Омский академический театр драмы/ Андрей Кудрявцев

«Мы привыкали к режиссёру, потому что это новые формы и непривычный для нас театр, к которому мы привыкли. В этом спектакле зритель непосредственный партнер, который тоже участвует в спектакле. И вопрос в том, кто больше работает – зритель или актёр», - рассказала актриса Лариса Свиркова.

По словам артистки, в спектакле поднимаются очень личные и интимные темы, и открылась бы она актёрам, если бы сидела в зале – большой вопрос.  

Совместные перекуры

И если один режиссёр импровизировал, то второй привлек к постановке молодёжь. В свой спектакль Алексей Крикливый пригласил студентов.

«В работе было два спектакля. И хоть труппа пышная, но артисты кончились. Поэтому мы пригласили 10 студентов. Конечно, они трясутся, но работают. Для них это опыт», - считает Алексей Крикливый.

Несмотря на то, что график репетиций у обоих режиссёров был различный, перекуры у них совпадали. 

«Интересно, что у нас с Алексеем Михайловичем синхронно возникали перекуры. У нас разный тайминг, разный ритм спектаклей, но в пятиминутный перерыв я выходил на улицу и встречал своего коллегу. И наоборот», - сообщил Борис Павлович.

Такой же случайностью оказались и названия двух спектаклей, которые можно объединить в одно, получив новый смысл.

Искупление

Повесть Фридриха Горенштейна  «Искупление» рассказывает о послевоенных годах в Советском Союзе. У главной героини Саши отец погиб на фронте, а мать ворует в столовой продукты и сожительствует с полицаем. Дочь не может простить этого матери, и пишет на неё докладную. Мать через некоторое время ловят с поличным и арестовывают. Горенштейн поднимает тему горя людей, которые не могут оправиться после ужасов войны.

Трупы и блохи

Для героев кошмары продолжаются, но у каждого они свои. Так, если у Саши – это то, что на её одежде заметили вшей, то для её знакомого – это то, что ему приходится самостоятельно откапывать тела отца, матери и сестры.    

«Я не могу представить, как раскопаю сегодня землю и увижу в глине мать… Я мечтаю только о том, чтоб черты ее исказились до неузнаваемости… На карьерах фарфорового завода лежат десять тысяч… Их убил фашизм и тоталитаризм, а моих близких убил сосед камнем… Фашизм – временная стадия империализма, а соседи вечны, как и камни», - говорит Сашин возлюбленный. 

Спектакль приняли неоднозначно.
Спектакль приняли неоднозначно. Фото: Омский академический театр драмы/ Андрей Кудрявцев

По мнению режиссёра Алексея Крикливого, об этом необходимо рассказывать, потому что «часть этого горя должна найти свой адрес».     

Особенности восприятия

По времени спектакль достаточно продолжительный – три с половиной часа. За это время зрителю предстоит узнать много подробностей о жизни главных героев, от которых холодеет кровь. 

На предпремьерном показе  спектакль был воспринят неоднозначно. Кто-то плакал в зале, а кто-то ушёл, не дождавшись окончания первого действия. Так что можно сказать, что тема нашла свой отклик у каждого. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество