aif.ru counter
191

Жить без фальши. Актёр музыкального театра стал легендой омской сцены

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. Аиф в Омске 15/05/2019 Сюжет Омск - театральная и творческая столица

Жизнь творческого человека интересна своей непредсказуемостью. Вчера ты идейный комсомолец, сегодня – актёр оперетты, а завтра востребованный режиссёр-постановщик.

Владимир Миллер
Владимир Миллер Фото: АиФ

Владимир Миллер рассказал корреспонденту «АиФ в Омске» о том, сколько театров он создал, как из драмы перейти в оперетту и какие голоса любят животные.

Если идти, то в оперетту

Светлана Казанцева, АиФ в Омске: Владимир Емельянович, Вы 45 лет посвятили омскому музыкальному театру. Омск для вас родной город?

Владимир Миллер: Я родился в деревне Никоновка Омского района в 50 км от города. Там я провёл своё детство, окончил четыре класса школы. Потом отца перевели в Большеречье, и семья переехала туда. После школы учился на режиссёрском факультете московского института культуры, в мае 1973-го вернулся в Омск и организовал театр в ДК «Юбилейном», где сейчас располагается Пятый театр. Интересная тенденция: во дворцах культуры, где я работал, впоследствии возникли профессиональные театры: в «Юбилейном» - Пятый, в «Юности» – «Галёрка»…

– Как получилось, что режиссёр стал актёром оперетты?

– Ставил в своём театре спектакль, для которого нужны были яркие костюмы, и я пошёл в театр музкомедии просить поделиться ими. Прошёлся по фойе с коллегой, который служил в балетной труппе музыкального, и сказал: «А почему бы мне здесь не поработать?» Мой товарищ тайно договорился с главным режиссёром театра о моём прослушивании. Ну я и пошёл, тем более, что было что показать – в запасе несколько номеров с музыкой и танцами, как раз для оперетты. Я учился на курсе режиссёра Петра Васильева, мэтра театрального искусства, так что школу прошёл очень хорошую. Спел несколько песен о войне, после чего главреж спросил, что я могу прочесть из прозы или поэзии, и был потрясён тем, что я начал читать монолог Мармеладова из «Преступления и наказания» Достоевского. «Да, – сказал он, – вы в искусстве человек точно не случайный. В оперетту с Достоевским ещё никто не приходил». Так я был принят в театр. Конечно, пришёл в совершенно новый для меня жанр, профессии учился у старших коллег. К слову, мне всегда везло на уникальных личностей, у которых было чему учиться.

– Для работы в музыкальном театре нужен голос. Вы обладаете лирическим баритоном…

– Мог бы быть тенор, но не сложилось. В детстве у меня был чистейший дискант, я перепел весь репертуар Робертино Лоретти. И, как у него, неудачно прошла ломка голоса.

– С детства мечтали стать певцом?

– Такая мечта была, но я также хотел стать психологом. Нужно было поступать в Ленинградский государственный университет, сдавать математику, а с этим предметом я всегда был на вы. На психологический факультет идти не рискнул, выбрал режиссуру.

– Вы оказались в армии после учёбы в вузе, а не вместо неё. Как это произошло?

–  В армию меня забрали, когда я перешёл из театра дворца культуры «Юбилейный» в театр музкомедии, и отправили служить в часть ПВО, которая располагалась в Улан-Удэ. Перед демобилизацией получил письмо от главного режиссёра омского музыкального театра: «Если у вас нет других планов, мы вас ждём домой. Ваш театр». И это меня настолько тронуло, что я вернулся, да так и остался в нём на всю жизнь. Меня трижды приглашали в другие театры, в том числе и один зарубежный, но я Омску не изменил.

Владимир Миллер в роли начальника тюрьмы в оперетте
Владимир Миллер в роли начальника тюрьмы в оперетте "Летучая мышь". Фото: Омский государственный музыкальный театр

– Ваше амплуа – простак, комик-буфф, а также актёр ролей второго плана. Удалось преодолеть эти рамки?

– Мне помог случай. Однажды на гастролях потребовался срочный ввод на одну из главных ролей в спектакле «Брак по-американски» – Джимми, и я смог быстро подготовиться. Так постепенно мой репертуар расширился. Я учился играть всё. Сначала копировал мастеров, а потом придумывал что-то своё, чтобы маленькую роль сделать незабываемой для зрителей.

– Вы имеете массу наград, в частности, медаль «За службу на Северном Кавказе» и «За проявленное мужество и высокую гражданскую позицию». Это за Чечню?

– Да. В первый раз я побывал в Грозном на гастролях с театром музкомедии в 1975 году. Меня поразил этот цветущий город. И второй раз поразил Грозный в руинах – во время военных действий в Чечне. Мы с большим трудом добрались до места. Должны были выступать в аваиаполку, а накануне были бои и половина личного состава погибла. Я отказался выступать со своими буфф-номерами, но мне сказали: «Ты будешь играть – ребятам это нужно». И им действительно это было надо – ощущение мира и радости на передовой.

– Вы также имеете знак «Отличник культурного шефства над селом»…

– В Омской области нет ни  одного села, где бы я не был. Концертов было много, и конечно же, не обходилось без курьёзов. Так, однажды приезжаем с гастролями в деревушку, располагаемся на крыльце школы. Я пою песню кота Леопольда, в которой есть слова «пожалейте меня и поплачьте, друзья!» - на этих словах даю отмашку зрителям, чтобы они начали подпевать. И тут через школьный двор проходит стадо гусей и так получается, что вместе с голосами зрителей звучит «га-га-га». Ещё один смешной случай произошёл на концерте на ферме. Выходит наш бас и начинает петь: «Гори, гори, моя звезда…», и тут все коровы ему в ответ басовито: «М-му-у-у». Как оказалось, им больше понравился тенор – его они внимательно слушали.

В сказке можно побыть королём.
В сказке можно побыть королём. Фото: Омский государственный музыкальный театр

Сам себе режиссёр

– Вы больше актёр или режиссёр?

– Будучи актёром оперетты, я режиссуру не забросил. Через некоторое время она вернулась в мою жизнь в форме руководства очередным театром. Вообще, за все годы я создал три театра, которые впоследствии благополучно распались. Первый – театр НИИ «Гражданпроект» - сатирический театр омских проектировщиков, попросту СТОП, второй – агитбригада «Рубикон», которая переросла в сатирический театр миниатюр дворца культуры «Юность». С агитбригадой вышла целая история. Я не любил этот жанр, но меня упросили сделать агитационный номер для участия во всесоюзном конкурсе. Написал сценарий, который актёрам не понравился, но мы всё-таки стали репетировать и увлеклись, да так, что номер на конкурсе занял первое место. Таким образом, агитбригада не отпускала меня два с лишним года. Третий театр в моей жизни – театр целеустремлённых торгового центра «Омский», в котором делали театрализованные представления о сфере торговли. Вместе с этим вёл различные концертные программы в Омске.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля "Бабий бунт". Фото: Омский государственный музыкальный театр

– Но вы же не только вели концерты в Омске, но ещё и были режиссёром-постановщиком?

– Да, 20 лет подряд я был единственным ведущим всех официальных мероприятий Омска и области. Потом уже меня заменил Игорь Малахов из театра «Студия Любови Ермолаевой» и другие, а я стал режиссёром праздников. 15 лет я создавал мероприятия на Дни строителя, медика, энергетика, 23 февраля, 8 Марта, 9 Мая, «Королеву спорта» и «Праздник Севера», марафоны и прочие. Сам писал сценарии и сам же их воплощал в жизнь. На одно из мероприятий пришлось добывать воздушный шар, чтобы герой улетел на нём, так везти этот шар пришлось из Казахстана…

Однажды один из режиссёров омского музыкального театра сказал мне: «Почему ты ничего не ставишь в этом театре»? Эта фраза стала отправной точкой для меня как режиссёра музыкальных спектаклей. Я сначала создал «Замужнюю невесту» по мотивам пьесы «Печка на колесе», затем была постановка «Не теряйся, папочка», после – несколько детских музыкальных сказок. Сценарий для одной из них – «Приключения жёлтого щенка» - написал сам.

Ах, какой Плюшкин! Сцена из музыкального спектакля
Ах, какой Плюшкин! Сцена из музыкального спектакля "Мёртвые души". Фото: Омский государственный музыкальный театр

– Сложно ставить спектакли для детей, музыкальные и на большой сцене?

– Как сказал Станиславский, ставить и играть для детей нужно так же, как и для взрослых, только ещё лучше. Детей не обманешь – они хорошо чувствуют фальшь. Я в своё время переиграл всех собак, котов и волков в детских постановках, а роль Карлсона меня сделала популярным в детсадовской среде -  меня стали приглашать на детские утренники.

– Сколько лет «дедморозили»?

– Долго, 25 лет. Сначала в детском саду, который посещали мои племянники, а потом и в других – от Нефтяников до Московки. Сейчас я как Дед Мороз вышел на пенсию и единственное место, где ещё играю, - детский ансамбль «Солнышко».

– Не думали заняться преподавательской деятельностью?

– У меня есть опыт преподавания – я выпустил один режиссёрский курс в ОмГУ. Изначально поступили 11 человек, до выпуска дошли девять, причём все они работают по специальности. Считаю это большим успехом.

– Есть что-то, что вы ещё не поставили, но хотелось бы?

– Я хотел бы поставить старую добрую оперетту. Я обожаю её, от неё у меня сразу поднимается настроение. Этот жанр сейчас претерпевает не самые лучшие времена, никто не знает, как поставить оперетту по-современному… Также есть мысль поставить моноспектакль о том, что такое загадочная русская душа.

– В 2019 году вас назвали легендой Омской сцены. Каково ощущать себя легендой?

– Мне приятно, и я благодарен всем, кто был и есть со мной на  моём жизненном пути.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество