aif.ru counter
77

Аристарх Ливанов: «Власти Омска мне ещё должны!»

Фото: Елены Володиной

Аристарх Ливанов в Омске уже не первый раз. В рамках международного кинофорума «Золотой витязь» мы поговорили с народным артистом о нелёгком актёрском хлебе и сравнили советский и российский кинематограф.

«Я не попрыгунчик!»

- Аристарх Евгеньевич, вы не устаёте сидеть в жюри кинофестивалей? Столько всего отсмотреть надо, оценить, запомнить…

- Это почётно, интересно и вместе с тем отвратительно. Когда смотришь очень хороший фильм, то радуешься и думаешь: неужели ещё остались таланты? Неужели есть кому нас заменить в этой жизни, кому передать эстафету? Слава богу, эти люди существуют, но их мало. Встречаются и картины, где кроме нахальства и отсутствия таланта ещё и вкус отсутствует. Тогда ты сидишь в темноте, опустив голову, скрипишь зубами, но сделать ничего не можешь. Просто так не уйдёшь - дисциплина приковывает к креслу. На многих фестивалях чувствуешь себя чужым человеком. А на «Золотом витязе» как в храм входишь – тебя никто не обижает, все тебя слышат и любят. Здесь нет чужых, и всё соответствует лозунгу за нравственность и возвышение души человека. На других фестивалях тебе дают понять, что здесь есть режиссёры и продюсеры, и вот они здесь самые главные. Поэтому большинство артистов начинают вилять хвостом перед работодателями. И это желание понравиться – отвратительная составляющая нашей профессии. Это самое главное качество проститутки. И все и девочки и мальчики играют в эти игры и становятся проститутками. Ужас! Хочется не выходить из гостиницы, не появляться на этом пляже, в этом зале… А потом понимаешь, что все участвуют и получают от этого удовольствие.

- Что-нибудь чаще всего из прошлых лет кинофорума вспоминается?

- На втором или третьем фестивале у меня за шесть дней было почти 60 выступлений! Нас, актёров, тогда было мало, а успеть нужно везде. В день я выступал по шесть раз и когда вернулся домой – три дня лежал на диване и смотрел в потолок. Было такое состояние, как будто меня вытащили из могилы и реанимировали. А через полгода замечательный священник отец Иннокентий, который помогал нам в проведении кинофорума, вызвал меня к себе. Положил на стол 100 долларов и говорит: «Вот, сын мой, это тебе». Я тогда, наверное, был самым низкооплачиваемым артистом на планете (смеётся). Вообщем, я боец этого фронта под названием «Золотой витязь» и очень переживаю, как он проходит.

- Вы за свою жизнь поменяли с десяток театров, это нормально для актёра?

- В моей биографии было девять театров и около 80 ролей в спектаклях. Некоторые ставят мне в вину, что, вот он такой попрыгунчик, из одного театра в другой перелетает. А я говорю: нет, не попрыгунчик! Я принципиальный человек, и если мне что-то становится не комфортно и меня кто-то пытается обидеть… Знаете, я называю себя ящерицей. Если мне наступили на хвост, то я говорю «Спасибо! До свидания!». Ешьте хвост, грызите, а я в это время буду играть в другом театре другую роль. В труппе МХАТа им. Горького я не работаю уже 22 года. Всё это время сотрудничаю с Татьяной Дорониной на договоре. Я как легионер в футболе.

Что касается кинокартин, то их точное количество я посчитать не могу, каждый раз получается разная цифра. То 108, то 112… Кстати, месяц назад мы с братом Игорем пересеклись на съёмочной площадке. Сыграли двух мужей одной женщины. Там такое морально-нравственное перетягивание каната. Всё так запутано, что индийское кино отдыхает.

«Попал в обойму»

- Вы советский и российский кинематограф часто сравниваете?

- Часто. Особенно в последнее время. Каждый день уровень нашего уважения по отношению к кинематографу опускается. Как мы это определяем? Очень просто. Нам вдруг кажется, что советские фильмы, в которых мы ничего особого то и не видели, на самом деле хорошие фильмы! Общий уровень кинематографа был выше, поскольку условия для творчества совершенно разные. Раньше эпизод снимался день или два. А у меня в декабре были съёмки в фильме «Кровинушка». 18 эпизодов в день! Ты словно стоишь на ринге – первый раунд, второй, третий, а тебе всё привозят и привозят новых партнёров. Каждый день - 32 страницы текста. Все хотят как можно больше снять и как можно меньше заплатить. Эксплуатация артистов невиданная. В какой-то момент ты начинаешь понимать, что мама зря тебя родила, и ты зря выбрал эту профессию. Самое трудное, это когда хочется плюнуть на всё и позволить себе существовать фальшиво, бездарно. Потому что уже всё равно. Пока количество денег не будут определять количество съёмочных дней, то тогда может и вернётся качество фильмов. А в таких немыслимых условиях его не будет.

- Вы в своё время озвучивали и «Унесённые ветром», и «Властелина колец». Насколько отличается озвучка от игры в кадре или на сцене?

- Это не мастерство, а ремесло. Похоже на работу балерины у станка. Если постоянного тренинга нет, то ничего и не получится. Участие в дубляже дарит артисту особый уровень профессионализма. И к озвучке нужно относиться очень серьёзно. У меня сначала не получалось, и я думал: как это сделать? Но это очень интересный процесс. В своё время я очень много занимался дубляжом, что называется, попал тогда в обойму.

О критериях блаженства

- Традиционный вопрос для приезжих знаменитостей – Омск вам чем-нибудь запомнился?

- Я в Омске уже был неоднократно. В прошлом году, к примеру, приезжал на празднование Дня города в Омской крепости. Там было несколько площадок и одну из них я и оккупировал. Читал стихи, пел песни. Правда меня обманули, сказали, что будет одно выступление, а было три. Так что власть вашего города мне ещё должна! (смеётся). Но я не против. Если народ хочет смотреть, то почему бы не продлить людям праздник? Мне нравится, как у вас следят за историческим центром города. Вот в моём родном Киеве всё по-другому. На софийской площади в 150 метрах от памятника Богдану Хмельницкому стоит стеклянна я башня – то ли офис, то ли ресторан. С остальной архитектурой это никак не вяжется. А ведь древнее этого места нет ни в России, ни в Украине. Не понимаю, кому в голову пришло построить эту стекляшку? Это оскорбительно. Хотя все сейчас делают вид, что привыкли. Я думаю, что у вас более деликатно относятся к тому, что вам история оставила. Дом Колчака в Омске - просто игрушка.

- В марте вы отметили 65 лет. Вы вывели формулу счастья за свою жизнь?

- Сейчас все прячутся от праздников и юбилеев. Я тоже спрятался. Сначала заказал ресторан на 250 человек, составил список приглашённых, а потом… отменил всё и решил спрятаться за границей, уехал в Германию. И там так легко было – не нужно никого обязывать приходить и поздравлять.

Каждый человек хочет быть счастливым, но представление о счастье и критерии блаженства у каждого свои. Лично мне для того, чтобы быть счастливым, нужно просто заниматься любимым делом. В иной раз забываешь о себе, друзьях, родных. Этой профессии нужно отдаваться целиком и навсегда. Ибо ты в ней как велосипедист – держишься, пока движешься. Как только остановился – падаешь. Вот в этом движении я и вижу смысл своего существования. Ощущать пульс времени, иметь полное право сжечь себя на огне вдохновения, а результаты творческого горения отдать людям. 

Досье

Аристарх Ливанов, народный артист России. Родился в Киеве, окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (1969). Работал в театрах Волгограда, Рязани, Ростова-на-Дону, Таганрога. С 1977 года - актёр театра имени Моссовета, с 1986 года - актёр Центрального Театра Советской армии. С 1987 года и по сей день - актёр МХАТа имени М. Горького (под руководством Татьяны Дорониной).

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество