aif.ru counter
1070

Омский изобретатель создаёт картины с помощью конфет и нанотехнологий

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. АиФ в Омске 26/03/2014
Нанокартина «Алиса в наномире».
Нанокартина «Алиса в наномире». © / Александра Горбунова / АиФ

Картины из леденцов и наночастиц. Абсурд? Вовсе нет. Наноарт в мире существует уже более 30 лет, но такое направления как «наноживопись» – настоящая диковинка, которую случайно открыл Омский научно-исследовательский институт технологии и организации производства двигателей, который находится на территории завода им. Баранова. С первого раза и не поймёшь, как уживается наука, искусство и леденцы?

Танцующие наномышки

Кабинет директора завода Пётра Борисовича Гринберга похож на небольшую картинную галерею. Все стены завешаны странными изображениями в духе абстракционизма. Под картинами не менее причудливые подписи, которые заслуживают особого внимания. «Танцующие наномышки», «Демон многоликий», «Портрет мужа, кулаком утирающего слезу», «Голый Адам и толпа», «Алиса в наномире», «Голая, старая, решительная и счастливая»… 

Нанокартина «Голая, старая, решительная и счастливая». Фото: АиФ / Ольга Минайло

Что интересно, в мозаичных картинках весьма отчётливо проглядываются и пляски грызунов, и голый Адам, и даже чей-то неизвестный, несчастный и плачущий муж. Главное – вовремя включить фантазию. Есть и картины, посвящённые Рождеству Христову, блокадному Ленинграду, есть что-то из эпохи Возрождения и работы в стиле импрессионизма. Единственное, что смущает – сколько ни всматривайся, всё равно не поймёшь, как создавались наношедевры? Пётр Гринберг только улыбается, засовывает нам с фотографом в руки леденцы и говорит: «Сейчас всё покажу, но для начала кушайте конфетки, они особые!». Так, попутно грызя леденцы, мы говорим о высоких технологиях.

Пётр Гринберг Фото: АиФ / Александра Горбунова

– В науке и промышленности два направления – информационные и нанотехнологии, – издалека начинает рассказ 72-летний изобретатель, чьи разработки в СССР использовали более чем на 500 предприятиях страны. – Вот сделали, к примеру, самолёт и говорят: высокие технологии! Но ведь если при его производстве никакие современные технологии не применялись, те же нано, то это просто модернизация старого оборудования. Да, станки стали производительней, но не более того. Вот поэтому мы не можем в Омске создать кластер высоких технологий, о котором так мечтаем. Каждый завод или предприятие выпускает что-то своё, а кластера, когда выпускается что-то общими усилиями, нет. Нанотехнологии повышают ресурс изделия, меняют его качество. Я вот однажды прочитал, что кто-то там сделал наноплёнку. С гордостью так это было написано. Я на следующий день с коллегами сделал тоже самое. С этого всё и началось.

Нанокартина «Портрет мужа, кулаком утирающего слезу». Фото: АиФ / Ольга Минайло

Конкретно к самому творчеству Петра Гринберга три года назад подтолкнул внук-школьник, которому нужно было написать реферат о высоких технологиях. Изобретатель сфотографировал наноплёнку, увеличил на компьютере изображение и внезапно понял, что увиденное может претендовать на новое направление в искусстве!

Секрет космических леденцов

«Наноживописец» воодушевлённо говорит о том, что вскрыть красоту микромира сложно и нужно иметь фантазию, чтобы увидеть конкретные образы. Но в этом и заключается искусство. Что примечательно, искусство здесь создают на советских станках с помощью наночастиц на обычных… ЛЕДЕНЦАХ.

Наношедевры производятся на старых советских станках. Фото: АиФ / Ольга Минайло

Секрет конфет Пётр Гринберг раскрывает только возле специального оборудования. И не удивительно – представить процесс мысленно сложно. Оборудование напоминает большой шкаф, который вовсю гудит, подмигивает цветными огоньками и послушно выполняет свою наноработу. Внутри машины на подносе крутится тарелка с конфетами.

Вот на таком подносе внутри машины обрабатываются простые леденцы. Фото: АиФ / Александра Горбунова

За процессом можно даже чуть-чуть подсмотреть в специальный глазок. Главный оператор института Евгений руководит процессом и поясняет:

– В камеру мы сначала подаём газ, чтобы произвести чистку деталей. С поверхности выгорают мелкие ворсинки, чтобы ничего не препятствовало покрытию.

Главный оператор института Евгений следит за процессом нанесения алюминиевой пленки на конфеты. Фото: АиФ / Александра Горбунова

Дверца шкафа открывается, и Пётр Гринберг гордо достаёт оттуда леденцы, которые покрыты тончайшим слоем алюминия (!) и похожи на изысканное космическое лакомство.

После обработки леденцы превращаются в космические конфеты. Фото: АиФ / Ольга Минайло

Конфеты с нанопокрытием изобретатель кидает в обычный стакан с водой, помешивает их ложечкой, потом берёт фотоаппарат и терпеливо ждёт рождения очередной картины. Дело в том, что наноплёнка при контакте с водой отделяется от конфеты и всплывает наверх стакана. Иногда это может занять целый час. Процесс занимательный и, как показывает коллекция Петра Гринберга, довольно разнообразный.

Наноплёнка при контакте с водой отделяется от конфеты и всплывает наверх стакана. Фото: АиФ / Александра Горбунова

– Мы соединением высокие технологии с простым изобретательством. Наверняка, никто в мире не додумался до того, чтобы на леденцы, купленные в магазине, наносить плёнку и таким образом решать научные проблемы – получать чистую плёнку и думать над тем, как её использовать. Покрытие можно нанести на что угодно. Но как отделить плёнку от поверхности? Именно поэтому мы выбрали обычные леденцы. Нам нужен был элемент, с одной стороны, растворимый при низких температурах, но не плавящийся при высоких. Плёнка в воде отделяется от конфеты, я это фотографирую, потом увеличиваю снимки на компьютере и смотрю, на что они похожи. Сюжет в наноискусстве – самое главное. Я удаляю в графических редакторах какие-то лишние части плёнки, но ничего не прибавляю. Это стремление изобретателя увидеть глубину любого предмета, уметь всматриваться. Я всегда говорю, что плёнка или любая вещь, которую мы создаём – живые. Они живут с нами и без нас. Я через три месяца могу посмотреть на фотографию и увидеть там совершенно другой образ. Это и наука, и творчество. У одного советского поэта есть хорошее выражение о том, что мертва наука без искусства. Так и у нас.

Так конфета и нанопленка рождают произведения искусства. Фото: АиФ / Александра Горбунова

Летящие картины

Все картины в наноживописи Петра Гринберга запечатлены в движении. Именно это отличает их от статичного наноарта, который 30 лет назад придумал румынский учёный Крис Орфеску.

В картинах Гринберга сохраняется ощущение полёта. Фото: АиФ / Александра Горбунова

– В наноарте частицы увеличивают под электронным микроскопом, потом фотографируют их в чёрно-белом варианте и раскрашивают графическим редактором, – объясняет Пётр Гринберг. – Но это же статика в итоге получается. У меня же все картины в движении, сохраняется впечатление полёта.

Если вернуться от искусства к науке, то над задачей получения чистой наноплёнки, без нанесения на какой-нибудь материал, бьются во всём мире. Одно из её практических применений – улавливание и использование солнечного света. Промышленное применение – радиотехника, солнечные батареи. Применяются они и в радиотехнике.

Нанокартина «Наногалстук для президента». Фото: АиФ / Александра Горбунова

Кстати, нанопокрытие на основе титана алюминия (именно его наносят на леденцы), которое сейчас применяется во всём мире, одним из первых стали использовать на омских заводах 30 лет назад. Об изобретении рассказывали на многих конференциях, в том числе, международных, а потом, как это обычно бывает, первопроходцы остались в стороне. Но, судя по наноконфетам, изобретатели в Сибири ещё не перевелись.

Наноживопись на обычных леденцах | Фотогалерея

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество