aif.ru counter
305

Василий Евстратенко: Искусство должно затронуть человека, думать – потом

АиФ в Омске № 5(712) 29/01/2014 Сюжет Гость редакции: самые интересные интервью
Государственный омский русский народный хор.
Государственный омский русский народный хор. © / Дмитрий Верхоробин / АиФ

Громкими именами на концертных афишах омичей уже не удивишь. Кажется, что музыканты с мировым именем приезжают в Сибирь, как к себе домой. Гергиев, Мацуев, Спиваков, Башмет, Крамер…

Что их привлекает в музыкальном мире Омска? Как наш академический симфонический оркестр выступил в Италии? И как выжить серьёзному искусству на селе? 2014 год объявлен в России Годом культуры, а, значит, многие проблемы потребуют незамедлительного решения. Обо всё этом в интервью с Василием Евстратенко, директором Омской филармонии.

Иностранцы в восторге

Ольга Минайло, omsk.aif.ru: Василий Иванович, количеству уникальных концертов, фестивалей и именитых музыкантов, которые приезжают в Омск, любой город России позавидует. Это, конечно, хорошо, но, Вам не кажется, что у горожан возникает пресыщение? Уникальные концерты вдруг начинают казаться рядовыми.

Василий Евстратенко: Событие не должно переставать быть событием. В декабре 2003 года мы ездили в Москву, где Денис Мацуев первый раз работал с нашим оркестром. С того времени и потянулась вся цепочка приездов этого пианиста в Омск. Помню, как на первые джазовые концерты Даниила Крамера в зале сидело по 200 человек. И это в Омске, бывшем джазовом городе! Понимаете, филармония тем и примечательна, что каждый предыдущий проект у нас тянет за собой последующие. Тот же приезд Национального филармонического оркестра России под управлением Спивакова – значимое, но привычное, точнее, необходимое состояние. Главное, чтобы в этой привычке у зрителей не появилось равнодушие, такое понятие, как «приехали, ну и ладно». Удивлять – это обязанность искусства.

– Наши коллективы ничуть не хуже приезжих. Зрители это ценят? Симфонический оркестр недавно выступал в Италии, где поразил всех зрителей, а Омский хор, наверное, весь земной шар объехал.

– Это показатель того, насколько в нашем городе много талантливых людей. Музыканты оркестра после гастролей в Италии выступили в Омске с программой симфоджаза. Омские зрители, что называется, на ушах стояли от восторга.

– Как, кстати, удалось за последние 15 лет вернуть слушателя? Не секрет, что в конце 1990-х годов на концертах симфонической музыки в зале больше 200 человек сложно было насчитать.

– Привлекали хорошими исполнителями. Зрителя нужно заинтересовать. Чтобы человек понимал, если пропустит концерт, то многое в жизни потеряет. И неважно, кто выступает, крупнейшие музыканты мира или наши ребята. Мы вообще могли бы существовать и без приглашённых артистов, но людей необходимо знакомить с высоким искусством, которое есть в стране и в мире. Знаете, с каким восторгом к нам иностранные музыканты приезжают! Они ведь понятия не имеют, что такое Сибирь, удивляются, что у нас здесь большие города и тому, какие оркестры существуют.

Государственный омский русский народный хор. Фото: АиФ / Дмитрий Верхоробин

– Не обидно, что часто публика идёт на имя на афише, а концерты превращаются в светский раут?

Цифра
770 человек в среднем приходит на концерты Омской филармонии.
– Филармония для того и существует, чтобы люди шли именно на концерт. Чтобы на первом мест было не имя, а творчество. И, кстати, средняя заполняемость Концертного зала на концертах филармонии – 770 человек. Это хороший показатель, учитывая, что не всегда у нас выступают обладатели громких имён. Радует то, что появился молодой зритель. И на Омский хор молодёжь приходит, и на симфонические концерты. Так что музыка без будущего у нас не останется. Могу привести в пример Италию, где мы недавно выступали с оркестром. В этой стране, которую все считают музыкальной Меккой, молодёжь не ходит на симфонические концерты. И никто не знает, что делать. Очень серьезная проблема.

– Для неподготовленного слушателя классическая музыка тяжеловата…

– Не скажите! Это устаревшее понятие. Не зря сейчас даже в медицине классическую музыку используют для релаксации.

Про Маликова и рояль

– Омску не помешала бы консерватория, и разговоры об этом периодически возникают. Талантов много, но учиться музыканты уезжают в другие города. Вы верите в то, что консерватория у нас всё-таки появится?

– Сомневаюсь. Строить нужно было тогда, когда предлагали – в 70-х годах прошлого века. И дело даже не в огромных суммах, которые потребуются сейчас на строительство. Нужны специалисты, целая школа преподавателей. Сейчас, к сожалению, ситуация такая, что музыканты едут в консерваторию в другие города, а в Омск возвращаются редко. С кадрами проблема серьёзная. Молодёжь на музыкальные отделения учиться идёт, но не на все специальности. Во всей стране существует дефицит серьёзных оркестровых музыкантов. Их просто выпускается не так много, сколько стало требоваться. У нас только 74 симфонических оркестра в России, и в каждом должны быть хорошие музыканты. А симфонические музыканты – это, как минимум, 18 лет обучения, элита.

Государственный омский русский народный хор. Фото: АиФ / Дмитрий Верхоробин

– Но молодёжь зарплата пугает. Ну не заработаешь ты в провинции, будучи музыкантом, миллионы. К тому же в детских музыкальных школах проблема с инструментами. К нам приезжает Дмитрий Маликов и дарит Тарской школе искусств рояль. Нонсенс какой-то.

– Это немного раструбили по всем СМИ, что Маликов рояль привёз. Да, это хорошо, но ему тоже здесь заработать помогли.

– Почему у нас тогда вообще меценатство не развито? В спорт спонсоры вкладываются – в культуру не хотят.

– К сожалению, культ меценатства в серьёзном искусстве у нас в стране не развит. Нет у нас Третьяковых и Морозовых. Вложениями в культуру, кроме имиджа, ничего не заработаешь. Но для нашего бизнеса имидж – пока не самое главное. Естественно, что государство не может взять на себя все расходы. Да, в школах искусств не хватает новых инструментов, но то, что школы существуют и то, что ребятишки там учатся, уже хорошо.

Государственный омский русский народный хор. Фото: АиФ / Дмитрий Верхоробин

– А как же культурное возрождение на селе? Филармония с концертами в районы области выезжает?

– Да, у нас есть программы у концертного отдела, хора, у камерного и симфонического оркестров, хотя, конечно, последний вывозить сложно.

– В старых домах культуры нужного звучания, наверное, не добиться?

– Да, но что теперь, совсем не выезжать в область из-за этого? Нас до сих пор мучает совесть за 1990-е годы, когда культура на селе была практически загублена. Тогда были заброшены клубы, Дома культуры. Вспомните, ведь практически в каждом районе существовал свой духовой оркестр, хор, множество самодеятельных коллективов. А сейчас? Беда с этим. Хотя потребность духовного начала в русском человеке всегда была высокой. Правительство области, министерство культуры уделяют особое внимание селу, но разрушить быстро и просто, а восстановление требует времени и больших усилий.

Эхо 1990-х годов

– Вы кроме классической музыки что-то ещё любите слушать?

– Могу сказать, что я не люблю – громкий джаз, тяжёлый рок. Вот вы говорите, что симфоническая музыка тяжёлая для восприятия. Ничего подобного! Тяжёлый рок воздействует на психику человека не самым лучшим образом. Сейчас многие слушают электронную музыку, называют это современным искусством. Но искусство – оно либо есть, либо нет. Для меня, к примеру, не являются предметом искусства выставленные в ряд бутылки или железки, даже если это называют современным искусством.

Государственный омский русский народный хор. Фото: АиФ / Дмитрий Верхоробин

– А как же понятие концептуального искусства? Нынче в моде инсталляции, где философскую идею можно спрятать даже в куче бутылок.

– Многие современные направления мне не нравятся, они меня не задевают. Можно, конечно, сказать, что всё это заставляет человека думать, но не для этого искусство существует. Искусство – это эмоции, а не мозги. Оно должно затронуть человека, потом он будет думать. Если эмоциональной составляющей нет, то искусством что-либо назвать сложно. Но люди часто пытаются не выглядеть дураками и с умным видом на современных выставках чего-то обсуждают. Говорят, какая здесь глубокая философская задумка. Музыка – это тоже чувства. Или архитектура – застывшая музыка. Вы как-нибудь походите по улицам, постойте возле разных зданий, и почувствуете совершенно разные ощущения.

– Это если обращать на здания внимание…

– А куда вы денетесь? Вам в одних городах ведь уютно, а в других нет. В одних зданиях уютно, а из других хочется быстрее уйти. Уют – это и есть ощущение, а не мыслительная деятельность. В музыке точно также.

Государственный омский русский народный хор. Фото: АиФ / Дмитрий Верхоробин

– Как директор филармонии посоветуйте, с чего омичам начинать слушать классическую музыку, если они этого никогда не делали?

– Просто начать ходить на концерты. Интересоваться, что это за композитор, что за музыка. С первого раза вполне может не понравиться, но нужно ведь с чем-то сравнивать. Единственный способ понять, твоя это музыка или нет, начать ходить и слушать. По- другому никак. Тут не важен список композиторов, важно впечатление.

Досье
Василий Евстратенко, директор омской филармонии. Родился в Черлакском районе. Окончил ГИТИС, работал в областном театре кукол. Возглавлял омское отделение Союза театральных деятелей. Заслуженный артист РСФСР.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах