aif.ru counter
27.05.2014 14:11
Ольга Минайло
5391

Языком тела, или Как зарабатывают на жизнь натурщики

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. АиФ в Омске 14/01/2015
За терпение натурщица получает сразу три картины со своим изображением.
За терпение натурщица получает сразу три картины со своим изображением. © / Ольга Минайло / АиФ

При слове «натурщица» у большинства далёких от искусства людей ассоциации возникают довольно фривольные. Перед глазами как-то сама собой появляется обнажённая девушка в холодной мастерской будущих художников. Нимфа скидывает с себя простыню. Её, покрытую мурашками от холода и стеснения, оценивающе разглядывают и нервно теребят кисточки в руках студенты худграфа.

Работа натурщика непыльная: сидишь на одном месте, словно статуя, ровным счётом ничего не делаешь, да ещё и деньги за это получаешь. Заманчиво, правда? А ведь с натурщиками в Омске явный дефицит, хотя нужны они, по сути, только в двух местах – студентам художественно-графического факультета ОмГПУ и института сервиса.

Устраиваться моделью для художников я решила в педагогическом университете, знаменитый худграф которого всегда славился талантливыми выпускниками.

«Welcom to Chikago!»

Кузница омских талантов находится где-то на задворках Чкаловского посёлка в здании бывшего училища. Богом забытые рельсы перед корпусом ОмГПУ немного смущают, впрочем, как и железные ворота с радужной надписью «Чикаго». Тут же на асфальте краской аккуратно выведено ещё одно приветствие «Welcom to Chikago!». Дескать, чтобы гости помнили, где они находятся. Жители Чкаловска своим районом искренне гордятся.

Железные ворота с надписью «Чикаго» на подходе к худграфу смущают. Фото: АиФ / Ольга Минайло

Сам корпус педагогического университета практически полностью отведён под художественные мастерские. Атмосфера здесь соответствующая – чего только стоят стены в коридорах вуза, разрисованные от пола до потолка. Нет, это не элемент дизайна помещения. И даже фраза из советского мультфильма про картину, которая «дырку в стене закрывает», сюда не относится. Настенная роспись – наглядная иллюстрация дипломных и курсовых работ выпускников. Здесь и сюжеты эпохи Возрождения, и библейские мотивы, и диковинные витражи…

Все стены в здании худграфа расписаны картинами его учеников. Фото: АиФ / Ольга Минайло

А вот обстановку в художественных мастерских точнее всего передаст выражение «творческий беспорядок». Сотни немыслимых вещей в одном месте: от паяльников до муляжей органов человеческого тела. Возле стены виднеется довольно скромное «ложе» натурщика – нечто похожее на небольшой стол, покрытый разноцветными кусками ткани. Именно здесь мне предстояло провести пять часов субботнего дня. Дело нехитрое: сидеть на одном месте и задумчиво смотреть вдаль, в то время как студенты старательно пишут твой портрет.

Место натурщика не блещет удобством. Фото: АиФ / Ольга Минайло

Натурщики на пенсии

– А вообще у нас натурщики в основном пенсионеры, – этой фразой студенты пятого курса кафедры монументального и декоративного искусства разбивают первый миф о прекрасных молоденьких моделях. И продолжают хором:

– Добровольно сидеть на одном месте несколько часов мало кто согласится, а всех своих знакомых и друзей мы давно уже нарисовали не по одному разу.

Усидеть на одном месте несколько часов сможет не каждый. Фото: АиФ / Ольга Минайло

Ещё одна веская причина дефицита натурщиков в Омске – время суток, в которое они жизненно необходимы. Согласитесь, что прийти на худграф в будний день могут разве что студенты или пенсионеры. Последние не теряются. Так, например, один весьма пожилой мужчина ходит в педагогический университет, как на работу. С удовольствием позирует и обнажённым, из-за чего студенты его поначалу немного боялись. Оказалось, что мужчина вполне себе вменяемый и без замашек эксгибициониста. В голове у меня проносится мысль о том, что дедушка-натурщик, наверняка, обладает и недюжинным терпением, если в силах часами позировать студентам. Лично я перестала чувствовать руку, на которую опрометчиво облокотилась, уже через 40 минут после начала урока живописи. Разглядываю картины в мастерской и начинаю понимать, почему опытные натурщики выбирают не слишком затейливые позы. Остаётся только терпеть и тешить своё самолюбие – моих портретов ещё никто никогда не рисовал.

В мастерской часто царит творческий беспорядок. Фото: АиФ / Ольга Минайло

На десерт – обнажёнка

Примерно через час, когда я окончательно перестала чувствовать свою руку и шею, настал долгожданный перерыв. Справедливости ради стоит заметить, что художники тоже не звери, и отдохнуть мне предлагали каждые полчаса. Кому нужна модель в виде несчастной загнанной жертвы? В перерыве можно побродить по просторной мастерской, попутно спотыкаясь о предметы искусства довольно странного назначения. Паяльник рядом с картинами смотрится необычно, но он – незаменимая вещь при создании витражей. И девочки на худграфе с паяльником умеют обращаться мастерски. Или вот, к примеру, небольшая бетонная плита, на деле оказывающаяся работой в стиле сграффито. Это определённая техника создания настенных изображений. Для примера, в технике сграффито в Омске сделан фасад магазина «Радость» у остановки «Голубой огонёк». Это одно из первых монументально-декоративных панно в городе, появившееся в 1963 году. Так что на худграфе умеют не только кисточки в руках держать, но и паять, и даже месить бетон.

Вот такие витражи делают с помощью паяльника. Фото: АиФ / Ольга Минайло

Вернувшись на «рабочее» место и настроившись на второй час бесцельного созерцания стены, мысленно подсчитываю, какой доход может принести позирование. Сколотить состояние, конечно, вряд ли получится – за час вам заплатят 60 рублей. Однако если позировать по пять часов кряду несколько дней в неделю, то можно немного приблизиться к прожиточному минимум региона. В этом плане Москве и Петербургу повезло куда больше – здесь в многочисленных творческих вузах существуют целые отряды профессиональных натурщиков, которые могут зарабатывать на жизнь исключительно демонстрацией своего тела.

Чтобы совсем не заскучать во время позирования, можно разглядывать картины начинающих художников. Фото: АиФ / Ольга Минайло

Кстати, «живую» натуру студентам-художникам дают только со второго курса. Всё постепенно: сначала тренируются рисовать портрет, потом портрет с руками, фигуру, фигуру в пространстве, а на десерт, где-то к последним курсам, разрешают «допуск к телу», точнее, обнажённой натуре. Только позировать без одежды мало кто соглашается. А ведь студентам нужно учиться рисовать человеческое тело, а не бесконечные складки одежды на стеснительных натурщиках. Впрочем, как заметил преподаватель живописи, периодически заходивший в мастерскую и контролирующий работу студентов, «сложнее всего нарисовать пустую стенку».

Художники начинают рисовать с натуры только на 2-м курсе. Фото: АиФ / Ольга Минайло

Так или иначе, с пустыми стенками или без, но на написание моего портрета и по совместительству одной из зачётных работ студентов к сессии, ушло три майских субботы. К последнему занятию с удивлением замечаю, что за время, проведённое в мастерской, поднабралась опыта и с лёгкостью могу просидеть час без движения. И даже пять с несколькими перерывами. Результат того стоит – хотя бы из любви к искусству. Судя по получившимся портретам, таланты на нашем худграфе ещё не перевелись.

После трех дней позирования, художники представили итог своей работа. Фото: АиФ / Ольга Минайло

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество