aif.ru counter
33

Эйфория с цветочком в петлице

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. АиФ в Омске 14/03/2007

Февральская революция 1917 года в Омске "отметилась" митингами и демонстрациями с красными знаменами и букетами.

Отречение царя, передача власти в руки Временного правительства - всем казалось, что тяжкие оковы рухнули безвозвратно и вот-вот начнется новая жизнь. Глоток свободы пьянил до состояния всеобщей эйфории. В наше время это повторилось в начале перестройки. Как и тогда, ликование сменилось неизбежным отрезвлением.

Революция как праздник

В кровавые цвета февраль "окрасился" в центральной России, где, собственно, и решалась судьба страны. В Твери, еще до известий об отречении Николая II, власти отчаянно сопротивлялись напору революционеров - с вооруженными стычками, кровопролитием и жертвами... Разъяренная толпа практически растерзала местного губернатора: после избиений его застрелили и тело носили на штыках по всему городу.

На Балтийском флоте жестоко расправились с более чем сотней офицеров. В Петрограде - с полицейскими.

- Омск, как и вся российская провинция, узнал о февральских событиях уже после отречения царя, - комментирует Владимир Шулдяков, к.и.н., доцент, профессор кафедры общественных наук Омского экономического института.

Отречение автоматически снимало присягу со всех должностных лиц, поэтому власть перешла в руки временных органов без сопротивления и жертв. В городе образовался коалиционный комитет, который арестовал генерал-губернатора Сухомлинова. Позже губернатора отправили под конвоем в Петроград. Практически сразу же возникли Совет рабочих депутатов и Совет военных депутатов.

Многие слои населения встретили революцию с восторгом: омская интеллигенция, часть купечества и учащихся. Все ходили на митинги, устраивали праздничные шествия и демонстрации. Проявили лояльность казаки Омского гарнизона: в некоторых сотнях даже были требования отстранить офицеров за грубость и за растраты. Забила бурным ключом политическая жизнь: множество сознательных жителей заявило о принадлежности к той или иной партии. Такой ажиотаж нам, современным омичам, не снился даже во время выборов. Кстати, в начале XX века в Омске действовали отделения всех крупнейших российских партий.

Долой двуглавых орлов!

Повсеместно убирались главные символы царской власти - двуглавые орлы, или, по меньшей мере, сбивались короны на них. Примечательно, что коронованный двуглавый орел вернулся в государственную российскую символику в наши дни. Особенно причудливо это смотрится в военной сфере, где орел соседствует с пятиконечной звездой!

Со стен снимались "опальные" портреты: самого императора и царской семьи.

- Такая попытка была предпринята и служащими низших чинов в кадетском корпусе, - рассказывает Владимир Александрович. - Однако сами кадеты не позволили притронуться к портретам. Они принципиально не надевали красных бантов и позже активно защищали омское духовенство.

По всей России горели жандармские архивы - это агенты-провокаторы, которых в революционном движении было очень много, заметали следы. Архив Омского жандармского управления частично сохранился. Омск оказался в стороне от ссыльных волнений. Например, в соседнем Томске ссыльные активно влились в революционное дело и в политическую жизнь провинции. В Омске ссыльных было намного меньше и в этом отношении спокойнее.

Да здравствует публичный дом!

Уже осенью 1917 года наш город накрыла волна преступности. Это шалили амнистированные уголовники и солдаты, "глотнувшие" свободы. Последние отлынивали от фронта, поэтому омский военный гарнизон был переполнен. Дисциплина и прежние порядки здесь были отменены, повсюду царила анархия. От безделья солдаты "лечились" спекуляцией, лузганьем семечек и посещением публичных домов. Разврат достиг такого предела, что власти попытались закрыть публичные дома на улице Госпитальной, но недовольные солдаты чуть не разнесли Совет солдатских и рабочих депутатов и отстояли развлекательные заведения.

Амнистированные уголовники были призваны в армию, где получили доступ к оружию. Лишенные дисциплинарной власти офицерыне могли уследить за порядком в запасных батальонах. Как в анекдоте наших дней: дали пистолет и крутись как хочешь. Поэтому осень семнадцатого года запомнилась омичам серией громких ограблений и налетов. Мирные жители опасались выходить из дома, особенно по ночам.

- Февральская революция привела к хаосу, - считает Владимир Шулдяков, - который волнами расходился от центра России и в провинции отзывался устрашающими примерами. Ну а в Гражданскую войну дошло до диких расправ, массовых избиений и пыток.

Особенно искусными палачами считались китайцы, которые владели многими тайнами человеческого тела и знали практически все о болезненных точках. Не исключено, что и Сильвестр, архиепископ Омский и Павлодарский, в 1920 году попал в руки садиста.

- Потом маховик репрессий раскрутился настолько, что в одночасье уничтожались десятки и сотни человек, - рассказывает Владимир Александрович. - Люди гибли в тюрьмах и лагерях, тысячи жизней уносил тиф. Изобретать какие-то новые виды убийств уже не было смысла. Бездумное стремление к свободе загнало в оковы красного террора и новое рабство.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах