aif.ru counter
52

Жизнь как борьба

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ в Омске 16/08/2006

1400 омичей гибнет ежегодно из-за врачебных ошибок - такие данные обнародовал независимый медицинский юрист Алексей Панов. Эту цифру он рассчитал по своей собственной, возможно спорной, методике, потому что ни одна официальная организация в Омске не ведет статистику таких смертей.

В омских судах сегодня рассматривается 13 исков к медучреждениям города и области - это только те дела, которые ведут юристы Центра медицинского права. Дела о так называемых врачебных ошибках очень сложны в расследовании. Объявить доктора виновным в смерти пациента и "посадить" его за это не так-то просто. Ведь термин "врачебная ошибка" трактуется как "добросовестное заблуждение" - то есть ошибка, совершенная без злого умысла. А все другие действия, которые навредили пациенту, называются халатностью, но доказать ее не так просто. Как сказал "АиФ" в Омске" Алексей Гусаров, главный терапевт Омской области, в медицинском мире существует более 60 толкований термина "врачебная ошибка", но точного определения нет ни в одном юридическом акте. Может ли пострадавший надеяться на то, что врач, который его покалечил, будет наказан? Попробуем рассмотреть несколько примеров и сделать вывод.

"Не хочу быть подопытным кроликом!"

С 2004 года судится с медиками омичка Тамара Фомина. В клинической больнице на станции Омск - Пассажирский во время операции ей повредили желчный проток. До этого молодая женщина была абсолютно здорова, а в течение нескольких месяцев превратилась едва ли не в инвалида. "Мне не хочется чувствовать себя подопытным кроликом, отработанным материалом. Сейчас ставится вопрос о моей трудоспособности", - говорит Тамара Фомина.

Ее интересы взялся отстаивать омский центр медицинского права. Врачи твердили о том, что провели операцию качественно, но эксперты сделали вывод: "Диагностика и лечение имеют дефекты". Обессиленная больная женщина была вынуждена занимать деньги и ехать в Тюмень. Независимый отдел сложных экспертиз подтвердил, что врачи нанесли Тамаре тяжкий вред здоровью с опасностью для жизни. Как же были наказаны медики этой больницы? Они получили по выговору. А женщина до сих пор испытывает на себе последствия той операции - боли, упадок сил. Нанесенный ей моральный вред Тамара оценила в 3 млн руб. Сумма неслыханная не то что для Омской области, но и для России. Но ответчик - железнодорожная больница - пропал: заявил о ликвидации своего учреждения, и суд прекратил дело. Однако совсем недавно облсуд отменил решение о прекращении процесса. Так что борьба с больницей продолжается.

Кем же стала Тамара - жертвой врачебной ошибки или обычной халатности? Если бы диагностическая техника была несовершенной или заболевание протекало нетипично, это можно было бы отнести к объективной ситуации и объявить врачебной ошибкой. Но оборудование в больнице новейшее, а в подобных операциях тамошние хирурги давно набили руку. Значит, речь идет уже не о врачебной ошибке, а о простой халатности, что и доказал суд. Можно предположить, что заявленные Тамарой три миллиона - ее протест против равнодушия медиков. Женщина она скромная, всю жизнь работала проводницей поезда, и, скорее всего, ее бы вполне устроила выплата в размере 22 тысяч рублей, которые она истратила на лечение и разъезды и сначала заявила в иске как материальный ущерб.

Шесть лет жизни

Если Тамара Фомина ведет тяжбу третий год, то Павла Макарова можно назвать "рекордсменом" - он судился с больницей вдвое дольше! И победил! Шесть лет положил мужчина на то, чтобы отстоять справедливость. Когда-то он сдал анализы в своей районной поликлинике. Сотрудники лаборатории обнаружили в крови вирус гепатита, но пациенту об этом не сообщили. Вопиющее нарушение было обнаружено случайно, через два года, когда в райбольницу прибыла с проверкой комиссия. Болезнь у Павла прогрессировала, а ведь за упущенное время могла быть излечена. Мужчина прошел все инстанции и экспертизы, последние годы его жизни превратились в одно сплошное судебное заседание. Он изучил вдоль и поперек законы и кодексы, истратил кучу нервов и времени, но все-таки выиграл в суде 54 тысячи рублей. И, что не менее важно, нашел справедливость.

Этот пример доказывает, что отстоять правду все же можно. Другое дело - готовы ли вы к изматывающему "марафону", в который неминуемо грозит превратиться процесс? У нас есть примеры, подтверждающие, что тяжба с медучреждением может закончиться в пользу пострадавшего. Вот они.

Три операции

Студентка обратилась в МСЧ N 7 с ангиной. Девушку наблюдали по очереди несколько врачей, но никто из них не заметил осложнения - пневмонии. Лишь после обращения в одну из ведомственных клиник выяснилось, что болезнь крайне запущена, требуется срочное хирургическое вмешательство: инфекция проникла в легкие. В результате пациентка перенесла три операции. Девушка запустила учебу и была оставлена "на второй год". Разбирательство закончилось "быстро": через полтора года суд постановил выплатить ей компенсацию в размере 28 тысяч рублей.

Погубили ребенка

Полгода длилась тяжба с роддомом N 6, в результате молодая женщина выиграла 63 тысячи рублей. Во время операции "кесарево сечение" врач оставила новорожденного без кислорода, погибли нейроны головного мозга ребенка. Малыш стал инвалидом, ему поставлен диагноз "Задержка психомоторного развития". Это значит, что в будущем он не сможет посещать обычный детский сад и школу. Его перспектива - учреждения для умственно отсталых детей. А его мать после сложнейшей операции теперь не сможет иметь детей.

В том же медучреждении во время родов у пациентки возникло сильнейшее кровотечение. Понадобилось срочное переливание, но в запасах роддома крови оказалось мало. Из-за этого реанимационные мероприятия были проведены с опозданием, роженица скончалась. Суд взыскал с роддома в пользу детей и родителей погибшей 302 тысячи рублей. Процесс шел полтора года.

В режиме "скорой"

Читатель может подумать: "Ну если уж в роддомах - "святых" для каждого человека местах - происходят такие кошмары, что же тогда делается в "неотложке"? Действительно, "скорая" работает в режиме почти военного времени, на "чужой" территории, с минимумом оборудования! Не значит ли это, что вероятность ошибиться в таких экстремальных условиях больше, чем в стационаре? Внимательный читатель мог заметить, что ни в одной из наших историй не фигурирует "скорая помощь". Хотя ошибки в ее работе бывают. Но, как рассказал "АиФ" в Омске" Максим Стуканов, начмед станции "Скорой помощи" Омска, эти огрехи не носят фатального характера, поскольку чаще они - тактические и связаны с тем, насколько быстро и правильно врач примет решение. К тому же, в любой момент медику "неотложки" поможет разрешить сложную ситуацию дежурный врач, находящийся на радиосвязи. "Все действия "скорой помощи" находятся под контролем - переговоры записываются, - говорит Максим Михайлович. - Ежедневно каждому вызову дается экспертная оценка, и, если находятся тактические ошибки в действиях "неотложки", врач несет за это ответственность. Анализ ситуации еще более строг, если пациент умирает".

Комментарий "АиФ" в Омске":

Как объяснил "АиФ" в Омске" заместитель прокурора Ленинского округа Николай Иванюк, если неправильные действия медиков нанесли ущерб здоровью, то подлежат возмещению: утраченный заработок, дополнительные расходы на лечение, питание, лекарства, транспорт, протезирование, санаторно-курортное лечение, уход. Если нанесен моральный вред, суд тоже возлагает на нарушителя обязанность денежной компенсации и учитывает степень вины нарушителя, а также степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями человека.

Смотрите также:

Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество