146

Все пропускаешь через сердце

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ в Омске 05/07/2006

За четверть века в Советском суде Виктор Плиско рассмотрел около 4-х тысяч дел.

В советское время судей "единогласно" избирал народ, а затем решение утверждали распоряжением райисполкома. Сегодня каждый федеральный судья назначается указом Президента РФ. После подписания документа облаченному властью вершителю судеб выдается именной "инструмент": деревянный молоточек с выгравированными ф.и.о. Виктор Плиско пережил оба вида назначений.

Я - арбитр, и этим все сказано

- "Вор должен сидеть в тюрьме", - этим принципом легендарного Жеглова руководствуются, на мой взгляд, представители Фемиды во всем мире. Как Вы считаете, судья должен выносить оправдательные приговоры?

- Судья должен выносить справедливые приговоры. Когда я получаю дело к рассмотрению, я понимаю, что это кропотливая работа многих представителей правоохранительных органов, прокуратуры, экспертов и т.д. Мои же действия - это итог всей их работы. Я - арбитр, и этим все сказано.

А что касается оправдательных приговоров, в моей практике их было всего два. Первый - когда мужчина был вынужден обороняться, на него напал юноша - мастер спорта по фехтованию (решил попрактиковаться во владении рапирой на живом человеке). Обвиняемый, обороняясь, схватил палку и ударил нападавшего по голове, да попал прямо в висок. Тот умер через несколько часов в больнице. Районный суд оправдал подсудимого, так как налицо был факт самообороны, и облсуд приговор оставил в силе. Хотя тогда время было такое, что оправдательные приговоры не приветствовались.

Второе дело было более сложным, там три года только следствие велось, потом в суд передали. Обвиняемого следствие как бы установило, и он рассказал в суде, что совершил убийство, обороняясь, а потом, испугавшись, расчленил труп и сбросил его в очистные сооружения.

Так как других доказательств следствие суду не предоставило (были обнаружены только ноги погибшего, других частей тела, при исследовании которых можно было бы опровергнуть версию подсудимого о самообороне), мы вынуждены были оправдать подсудимого. После этого дела, хотя я и не суеверный, мне долго "отходить" пришлось, даже сердце пошаливать стало.

- В советской литературе неоднократно описан случай, когда раскаявшийся преступник приходит к судье и говорит: "Спасибо, что вовремя меня остановили, я теперь исправился, за ум взялся". На самом деле такое бывает?

- В моей практике было. Я вел процесс по делу о "горячинской" группировке (жители поселка Горячие ключи творили злодеяния в областном центре - прим. "АиФ" в Омске"). Подсудимые - а их было 17 человек, дело составляло 23 тома - обвинялись в вымогательстве. Ввиду сложности дела они длительное время просидели в СИЗО, да и суд им назначил суровое наказание. Проходит время, выхожу из здания суда (оно у нас тогда еще на Магистральной было), стоят эти "орлы". Поздоровались со мной, назвав по имени-отчеству, поклонились и говорят: "Спасибо".

- А наоборот, когда недовольные угрожают, наверное, чаще бывает?

- Да я бы не сказал. Как правило, осужденный понимает справедливость наказания. Хотя... было, было такое...

Одного молодого человека по кличке Ворон мы осудили к лишению свободы, а областной суд решил, что "условного" будет достаточно. Так этот Ворон потом к нам в суд явился пьяным в обеденный перерыв, стал, как сейчас модно говорить, "нарываться". Мы с коллегой вызвали милицию, молодого человека обыскали, у него в кармане оказалась опасная бритва. Не могу судить о цели его прихода, но, тем не менее...

Спустя 10 лет мне с этим человеком пришлось встретиться вновь, когда его из колонии в тюрьму за все "заслуги" переводили. Впрок ему условное осуждение не пошло, он совершил еще более тяжкое преступление и был приговорен к длительному лишению свободы.

Новое - забытое старое

Безусловно, сама судебная система сегодня совсем не та, что в советское время, - говорит Виктор Васильевич. - Начнем хотя бы со структуры: нет института народных заседателей, появились мировой и суд присяжных. Судья рассматривает дело, как правило, единолично...

- А Вам не кажется, что это единоначалие судьи может обернуться всевластием?

- Во-первых, презумпцию невиновности никто не отменял и возможности апеллировать в суд высшей инстанции - тоже. Во-вторых, согласно закону, сегодня подсудимый может заявить ходатайство о рассмотрении его дела судейской коллегией в 3 человека. Я, например, стал в Советском суде своего рода пионером - было уже два подобных случая, когда мы втроем проводили судебные заседания.

- Подсудимым это помогло?

- Так как мы профессионалы, то быстро приходим к единому мнению. Скажу, что приговор троих судей был таким же, как если бы я был одним.

- Мировой суд - тоже из области "нехорошо забытое старое". И он нам нужен?

- Я специализацию судей только приветствую. Нельзя объять необъятное, поэтому лучше быть специалистом в своей области. Мы где-то в 90-х перешли на разделение "уголовные"-"гражданские", что, безусловно, лучше для каждого из нас: судья более детально знает законы, и это в конечном итоге на руку всем участникам процесса. Сейчас за дело взялись мировые судьи, они избавили федеральных от "мелких" дел, разгрузили нас, и это тоже очень хорошо. Быстрей процессы идут, решения выносятся, людям от этого только лучше.

Справедливая Собака

На вопрос, выбрал бы он вновь ту же профессию, если бы "отмотать" время назад, Плиско вначале отвечает, не задумываясь, "конечно", затем добавляет "скорее всего", а заканчивает предложение фразой "по крайней мере, подумал бы".

- Вы знаете, я же в год Собаки родился, наверное, поэтому у меня обостренное чувство справедливости, отсюда и выбор профессии. Хотя сегодня, оглядываясь назад, я понимаю, что это очень сложная работа. В суде ведь положительных эмоций и не бывает - здесь всегда горе, слезы. А ты все это пропускаешь через свое сердце, вот оно и начинает сдавать.

- Известно, что мораторий на смертную казнь, который ввела Россия, вот-вот закончится, и дальше надо будет решать, где поставить запятую в известном предложении "казнить нельзя помиловать". Как Вы лично относитесь к смертной казни?

- Пусть это звучит жестко, но я за смертную казнь. Когда ежедневно сталкиваешься с горем матери или вдовы, понимаешь особенно остро, что убийц жалеть нельзя. Я много лет занимался рассмотрением самых сложных и тяжелых дел по фактам совершения разбоев, убийств, изнасилований. Так вот, по итогам 1982 года помню, что в районе было всего семь убийств, из них три - в колониях. Сегодня за год в том же районе их как минимум в пять раз больше. За 2005 год, по данным прокуратуры, в округе было совершено 37 убийств! Лишить жизни человека походя стало легко, совсем недавно я рассматривал дело, когда человека, шедшего с работы, хулиганы просто запинали! И что сегодня получается - на нем пять убийств висит, а его за это оправляют на пожизненное заключение. Считаю, что это неправильно. Думаю, если бы всенародный референдум провели, мнение народа спросили, большинство людей ответило так же, как я.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Вопрос-ответ

Самое интересное в регионах